Рыбаковский Л.Л. - демограф, социолог, д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ СССР И РОССИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ


предыдущая
содержание
следущая страница

Глава 3

Метод демографического баланса

 
Наиболее обоснован для оценки людских потерь метод демографического баланса. Собственно с помощью этого метода были исчислены людские потери Советского Союза в Великой Отечественной войне. Этот метод предполагает наличие сравнительно достоверных сведений о численности населения, в данном случае России, на начало и окончание войны, о числах родившихся в военные годы, естественной смертности за тот же период, сальдо межреспубликанской миграции (внешней для России относительно ныне независимых государств). Естественно, что все эти цифры в той или иной степени имеют приближенный характер.

О численности населения на начало войны имеются данные статистических органов СССР и России, оценки, сделанные   Е.М. Андреевым, Л.Е. Дарским и Т.Л. Харьковой, извлеченные В.С. Кожуриным из архивов закрытые в довоенное время официальные материалы о численности населения в 1940 и 1941 гг. (35) и другие сведения. Для использования балансового метода наиболее пригодными являются материалы статистических органов и оценки, сделанные АДХ, поскольку они относятся и к последним предвоенным и к первым послевоенным годам. Эти, округленные нами данные, сведены в таблице 2.3.

Таблица 2.3

Население России в предвоенные и послевоенные годы (на начало года, млн. человек)

Источник данных

1939

1940

1941

1946

1951

1959

Госкомстат СССР и России (73,                 с. 10; 52, с. 32)

108.4

110.1

111.4

96.5

102.9

117.5

Оценка АДХ (28, с.158-160)

107.9

109.7

111.0

97.5

103.6

117.6

 
Статистические ведомства, будь то Госкомстат (ЦСУ) СССР или России, с завидным постоянством почти во всех публикациях приводят одни и те же сведения о численности населения.

Отличия данных, приводимых в статистических изданиях, от тех оценок, которые дают ученые, подведомственного Госкомстату НИИ, состоят в том, что вторые, корректируют довоенные цифры в сторону снижения, одновременно увеличивая численность послевоенного населения. Это относится даже к переписным данным. Корректировка довоенных цифр на один млн. человек основывается на том, что численность населения последней предвоенной переписи была завышена, а цифры для первых послевоенных лет увеличиваются и по родившимся и по умершим на основании поправок на неполноту регистрации. Правда такая поправка для 1946–50 гг. дает прибавку естественного прироста всего в 0.2 млн. человек (28, с. 161–162). Остальные 0.8 млн., видимо, относятся к поправкам на миграцию. Миграция – это ахиллесова пята всех поправок, так же как и всех демографических прогнозов.

АДХ для периода 1946–50 гг. приводят следующие суммарные сведения о межреспубликанской миграции: за пять лет прибыли в городские поселения России 5.2 млн. человек, выбыли из городских поселений в другие республики – 4.5 млн., прибыли в городские поселения других республик – 4.0 млн. и выбыли из городских поселений в Россию – 2.4 млн. Мы округлили эти сведения. Прежде всего, они не полны, т.к. отсутствуют данные о миграциях из сельских местностей России в сельские местности других республик. Далее. Нам уже приходилось писать о том, что записи о пунктах назначения и действительные пункты вселения – это отнюдь не одно и то же. Переезды и регистрации также не совпадают по времени (77, с. 20–22). Помимо перечисленных, еще многие другие обстоятельства влияют на точность учета миграции населения даже в настоящее время, а ведь речь идет о первых послевоенных годах. Приведем характерный пример. В общем числе прибывших в городские поселения России в 1946 г. на долю приехавших «неизвестно откуда» приходилось 74%. Можно ли при таких данных о межреспубликанской миграции с уверенностью судить о численности населения, да еще с точностью до тысяч человек, причем распределенной по пятилетним возрастно-половым группам?

Корректировки численности населения, если эти данные не предназначены для расчета людских потерь, будь то от войны или от репрессий, сами по себе безобидны. Но поскольку у авторов с аббревиатурой АДХ занижена по сравнению с данными статистических ведомств исходная численность населения и завышена конечная величина, это сразу же гарантирует при оценках людских потерь получение наиболее низких результатов. Так, по данным статистических органов численность населения России с 1941 г. по 1946 г. сократилась на 14.9 млн. человек, а, согласно данным АДХ, сокращение составило 13.5 млн. За десятилетие 1941–1950 гг. эта разница уменьшилась, прежде всего, за счет высокого естественного прироста населения: в первом случае до 8.5 и во втором –  до 7.4 млн. человек.

Полученные по данным статистических органов и АДХ разности в 14.9 и 13.5 млн. человек, прежде всего, следует увеличить на число родившихся в 1941–1945 гг. Это число можно оценить видимо только для всей России. Первая половина 1941 г. еще была мирной, затем началась война. В 1944 г. и первой половине 1945 гг. боевые действия велись уже за пределами России. Поэтому рождаемость вначале сократилась, а затем стала возрастать. Определить числа родившихся по отдельным годам намного труднее, чем в целом для пятилетия, да собственно ежегодные числа и не нужны для оценки потерь.

Для расчета численности родившихся в 1941–1945 гг. воспользуемся данными о рождаемости в 1936–1940 и 1946–1950 годы (28, с. 161–162), а также сведениями о числах доживших из них до возраста 42–28 лет к 1979 г. (табл.2.4.) Возрастной состав населения в публикациях более ранних переписей (1959 и 1970 гг.), к сожалению, отсутствует.

Таблица 2.4

Число родившихся в предвоенное и послевоенное пятилетия и доля доживших в 1979 г. до возраста 42–28 лет

Годы

 рождения

Число родившихся (тыс. человек)

Возраст

доживших

в 1979 г.

Численность доживших в 1979 г. (тыс. человек)

Доля доживших до 1979 г. к числу родившихся (%)

1936–40

19833

42-38

11535.6

0.582

1941–45

37-33

6013.3

1946–50

13075

32-28

10705.4

0.819

 Число родившихся в годы войны можно определить по средней доле, равной их полусумме для двух смежных периодов (1936–40 и 1946–50 гг.). Доля доживших к 1979 г. до 37–33 лет составит 0.7. Если в качестве исходных данных для расчета указанного коэффициента принять доли доживших к 1979 г. до 39–38 лет (родились в 1939–40 гг.) и до 32–31 года (родились в 1946–47 гг.), то его величина составит – 0.673. Тогда число родившихся в 1941–45 гг. будет в первом случае – 8.6 и во втором – 8.9 млн. человек.

Следует заметить, что лица, родившиеся в предвоенные и военные годы частично были истреблены фашистами во время оккупации захваченных территорий. Поэтому доли родившихся в 1946–50, 1951–55 и 1956–60 годы и достигшие к переписи населения 1989 г. возраста 42–38, 37–33 и 32–28 лет, оказались выше данных, приводимых в таблице 2.4. Они соответственно составляют 0.792, 0.862 и 0.934. Если доли лиц, доживших до одинакового возраста в 1979 и 1989 г., разделить одна на другую, то получатся следующие соотношения (табл. 2.5.)

 
 Таблица 2.5

Удельный вес лиц, доживших в 1979 и 1989 гг. до возраста 42–28 лет (%)

Возрастные группы

Доля доживших до данного возраста

Отношение

1989 к 1979

в 1979 г.

в 1989 г.

42–38

0.582

0.792

1.361

37–33

0.700–0.673

0.862

1.231–1.281

32–28

0.819

0.934

1.140

 
Очевидно, что смертность у родившихся в первые послевоенные годы в небольшой степени отличается от смертности у родившихся в начале 50-х годов. Наоборот, смертность родившихся в довоенные годы отличается существенно: в первом случае в 1.14 и во втором – в 1.34 раза. Трудно допустить, что смертность лиц, родившихся в годы войны, была ниже, чем у детей более старших возрастов, родившихся накануне войны. Поэтому соотношения 1.231–1.281 явно занижены, как и исходные коэффициенты – 0.7 и 0.673. Если принять коэффициент превышения в 1.361, то соответственно доля лиц родившихся в годы войны и доживших к 1979 г. до 37–33 лет составит 0.634 и, соответственно, численность родившихся в 1941–45 гг. – 9.5 млн. человек. Если к разнице между численностью населения в 1941 и 1946 гг. прибавить численность родившихся (примем 9 млн., среднее число между 8.6 и 9.5), то получим для 1 варианта исходную величину для дальнейших расчетов в 23.9 млн. и для 2 варианта – 22.5 млн. человек. В этих числах заключены три неизвестные величины: естественная смертность, миграционный прирост (убыль) и собственно людские потери.

Чаще всего, когда определяют естественную убыль населения, используют для этого показатели естественного прироста (убыли) в годы предшествующие войне (1940 или 1939 гг.) и в те послевоенные годы, по которым опубликованы подобные показатели. Наиболее доступными являются обычно показатели естественного прироста населения в 1940 и 1950 гг. Эти показатели по СССР опубликованы уже в 1956 г. – первом послевоенном статистическом сборнике (45, с. 243). В последующих изданиях они изменились незначительно. Естественный прирост населения России в 1940 г. составлял 12.4 на 1000 населения и в 1950 г. – 16.8. (55, с. 70). Для военных лет принимают обычно средние значения, т.е. в данном случае показатель 14.6 на 1000 населения, умноженный на 5 (годы войны). Так поступают многие, например, С.Н. Михалев (42, с. 6).

Однако, использование показателей естественного прироста в смежные с войной периоды, для оценки возможного прироста в военные годы необоснованно, и уже хотя бы потому, что уровень рождаемости, а, следовательно, и величина младенческой смертности, не могут быть приняты, исходя из показателей мирного времени. Выше было показано, что число родившихся в 1941–45 гг. в 2 с лишним раза меньше, чем в предвоенный период и в 1.5 раза ниже по сравнению с первыми послевоенными годами.

Для определения естественной смертности в 1941–45 гг. необходимы данные именно об этом явлении за смежные периоды. Благодаря титаническому труду, затраченному Е.М. Андреевым, Л.Е. Дарским и Т.Л. Харьковой, стало возможным пользоваться статистическими данными об умерших в России в 30–50 гг. ХХ столетия. Согласно имеющимся статистическим данным, в 1936-40 гг. число умерших в России составило 10980 тыс. человек и в 1946–50 гг. – 5733 тыс. Средняя из этих величин дает 8.4 млн. человек. Но численность населения во второй половине 40-х годов была меньше, чем во второй половине 30-х годов. Среднегодовые величины составляют 106.4 и 99.4 млн. человек (28, с. 157–160), т.е. первая больше второй в 1.07 раза. В связи с этим число умерших в военные годы следует увеличить на 7%. Тогда оно составит 9 млн. Но в это число входит завышенная младенческая смертность, поскольку в военные годы родилось в 2 с лишним раза меньше, чем в предшествующие 5 лет. Поэтому общее число умерших в военные годы даже при неизменных показателях младенческой смертности должно быть на 1.5–2 млн. человек меньше, иначе говоря, оно составляет примерно 7–7.5 млн. человек.

Подобное число получается и при использовании относительных показателей, т.е. общих коэффициентов смертности. Если принять в качестве расчетных для 1941–1945 гг. средние показатели смертности, исчисленные по фактическим данным исходного (1940 г. или 1936–1940 гг.) и конечного периодов (1946 г. или 1946–1950 гг.), то получится среднегодовой общий коэффициент смертности населения, равный 15.9 промилле. (1.с.157–161). Заметим, что в исходный период общие коэффициенты смертности населения примерно вдвое превышали их уровень как в 1946–1950 гг., так и в первом послевоенном 1946 г. И это несмотря на многие факторы, ухудшившие здоровье населения в 1941–1945 гг. Можно, правда, предположить, что в военные годы в значительной мере вымерли слабые и больные люди. К тому же важную роль в снижении смертности сыграли успехи медицины, чему, кстати, в немалой степени способствовала война. Очевидно, что не последнее место среди причин сокращения смертности принадлежит моральному фактору. По мере успехов Советской Армии, завершившихся полным разгромом фашистских полчищ, резко улучшилось самочувствие населения. Причем населению, в том числе и вернувшимся с фронта военнослужащим, не требовалось никакой реабилитации, так как люди знали, за что они сражались и они верили в лучшие дни.

На основании данных о средней численности населения в 1941–1945 гг. (104.3 млн. человек) и среднем для этих лет общем коэффициенте смертности (15.9 промилле) получается величина естественной смертности населения в военные годы. Она должна составлять 8.3 млн. человек. Как отмечалось раньше, эта величина завышена, т.к. включает в себя и ту часть младенческой смертности, которая относится к не родившемуся в годы войны населению. Накануне войны коэффициент младенческой смертности в России составлял 205.2 промилле, т.е. умирал каждый пятый из числа родившихся. По окончании войны этот показатель сократился почти вдвое. Фактические данные о числе родившихся в 1945 г. отсутствуют. Поэтому нельзя исчислить коэффициент младенческой смертности для 1946 г. Это сделать можно, начиная с 1947 г. В этом году показатель смертности детей в возрасте до одного года равен 109 промилле  1950 г. он равнялся 88.4). Средний коэффициент младенческой смертности для 1941-1945 гг. составит 157 промилле. Из родившихся в военные годы 9 млн. детей должно было умереть 1.4 млн., а от возможного числа родившихся, не будь войны (16.1 млн.) умерло бы 2.5 млн. Следовательно, разницу в 1.1 млн. нужно вычесть из естественной смертности. Тогда величина естественной смертности населения составит 7.2 млн. человек. Эту цифру, среднюю между 7 и 7.5 млн., и можно принять для последующих расчетов.

Таким образом, разность между численностью населения в 1941 и 1946 гг., увеличенная на число родившихся в годы войны, должна быть уменьшена на величину естественной смертности. Конечно, грань между естественной и насильственной смертью во время войны ничтожна и это надо помнить при оценке ее величины. Но при этом понятно, что чем больше естественная смертность, тем меньше людские потери и наоборот. Тогда по первому варианту остается нераспределенный остаток в 16.7 и по второму варианту – 15.3 млн. человек.

Полученный остаток включает два компонента: сальдо межреспубликанской миграции населения в 1941–45 гг. и людские потери России в Великой Отечественной войне. Разделить этот остаток на составляющие его части при существующей информации о миграционных перемещениях в годы войны нельзя, даже применяя метод демографического баланса. Дело в том, что население, мигрировавшее из районов, которые оставляли наши войска, оседало не только в России, но и в Средней Азии и Казахстане, часть его призывалась в армию, часть по ходу освобождения захваченных врагом территорий возвращалась обратно и т.д. Именно поэтому балансовый метод не способен дать ответ на вопросы: каковы объемы миграционного сальдо и какова величина людских потерь. Но при наличии сведений о людских потерях, рассчитанных с помощью других методов, становятся очевидными и результаты миграции населения в военные годы.


предыдущая
содержание
следущая страница