Рыбаковский Л.Л. - демограф, социолог, д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ СССР И РОССИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ


предыдущая
содержание
следущая страница

Глава 2

Демографические последствия войны

 
Из всех демографических последствий выделяются два, поддающихся числовым характеристикам: деформация возрастно-половой структуры и возникновение демографической волны. Хотя прошло уже более полувека со времени окончания войны влияние того и другого на демографическое развитие России полностью еще не утратилось. Война, прежде всего, ухудшила и без того деформированную половую структуру населения. Хотя в результате сражений, артобстрелов, бомбежек, карательных операций, голода и т.д. гибнут и мужчины и женщины, тем не менее, война остается мужским делом. По нашим оценкам в годы Великой Отечественной войны Советский Союз потерял мужчин на 14–15 млн. больше, чем женщин. Прямые потери мужчин превысили потери женщин в  3.5 раза. (54 с. 23) Согласно расчетам АДХ (у них прямые людские потери СССР – 26.6 млн. человек) на долю мужчин приходится  20 млн. или 76% всех потерь. (28. с. 119). Соотношения между мужчинами и женщинами в населении России представлены в таблице 3.1. Изменение этих соотношений – это наглядное представление истории России. Доля женщин в населении страны в 1926 г. возросла на 2 процентных пункта, вследствие большей гибели мужчин в годы Первой мировой и последовавшей за ней гражданской войн. Ухудшение соотношений между полами произошло также в последние предвоенные годы, что объясняется рядом причин, в числе которых и репрессии 1937–1938 гг., в наибольшей мере захватившие мужчин. Война 1941–1945 гг. столь существенно деформировала половую структуру, что лишь к середине 90-х годов соотношения между мужчинами и женщинами приблизились к довоенному периоду.

Таблица 3.1

Доля мужчин и женщин в населении России (в процентах)

Годы

Мужчины

Женщины

Приходится женщин

на 1000 мужчин

1897

49

51

1055

1926

47

53

1108

1937

47

53

1105

1940

47

53

1123

1946

43

57

1339

1950

43

57

1310

1960

45

55

1235

1970

45

55

1196

1980

46

54

1171

1990

47

53

1137

2000

47

53

1138

2008

46

54

1161

Изменение соотношений между полами в мирное время зависит от ряда причин. Увеличение доли мужчин в населении связано с тем, что в числе рожденных детей мальчиков всегда больше, чем девочек. Обычно на 100 рожденных девочек приходится 105106 мальчиков. Поэтому чем выше уровень рождаемости, тем заметнее этот фактор влияет на изменение соотношений между мужчинами и женщинами.

Сокращение рождаемости и рост смертности мужчин в большей мере, чем женщин в 90-е годы затормозили процесс нормализации половой структуры населения. Спустя 65 лет после капитуляции фашистской Германии, соотношение между мужчинами и женщинами в населении России остается хуже, чем оно было накануне войны.

Война негативно повлияла не только на половой состав, но и на возрастную структуру населения. Вооруженные силы – это не просто мужчины, а преимущественно мужчины наиболее активных трудоспособных возрастов. В период войны в России число призванных, включая и кадровых военнослужащих, в 1940 г. в возрасте от 15 до 49 лет, составило 25 млн. человек. Это в основном мужчины. Их численность тогда составляла 26.6 млн. человек. (1. с. 157). Понятно, что в армии были и лица более старших возрастов, были и женщины, в большинстве занятые в медицинских, хозяйственных и некоторых других службах. Естественно, что преобладающую долю среди 5,7 млн. погибших военнослужащих, призванных в России, составляли мужчины призывных возрастов, как потому что их было большинство, так и потому что они непосредственно участвовали в боях. По оценке АДХ наиболее пострадали поколения мужчин родившихся в 1901–1931 гг. (28. с. 119) Потери мужчин наиболее молодых возрастов (родились в 1927–1931 гг.) могут быть объяснены, скорее всего, их гибелью на принудительных работах, т.к. именно молодежь угонялась в Германию.

АДХ сделаны оценки возрастно-половой структуры населения для довоенных лет, в т.ч. и для 1941 г., а также для послевоенного времени, включающего 1946 и 1951 гг. Несмотря на все допущения и условности эти данные дают представление о потерях населения, находившегося к началу 1941 г. в возрасте от 15 до 49 лет. В 1941 г. согласно этим оценкам численность мужчин указанных возрастов составляла 27455 тыс. человек. В 1946 г. они вошли в возрастной интервал 20–54 года и их стало 17116 тыс. или 62.3%. Переход к 1951 г. в следующий интервал 25–59 лет привел к дальнейшему сокращению их численности, которая стала 15971 тыс., т.е. 93.3% к уровню 1946 г. В этот же период численность мужчин, переместившихся из возрастного интервала в 15–49 лет в интервал 20–54 г. сократилась до 94.7%. Это уменьшение может быть полностью отнесено на естественную смертность. Если меру этого сокращения перенести на военные годы, то окажется, что на долю естественной смертности приходится примерно 1,5 млн. мужчин данных возрастов и на долю прямых потерь – 8.8 млн. человек. Численность мужчин, которым к 1941 г. было от 15 до 49 лет, в результате гибели, в т.ч. и сверхсмертности, сократилась на 1/3.

Аналогичные оценки для женщин, выполненные по расчетным данным АДХ, дают следующие результаты. В 1941–1945 гг. численность женщин в возрастном интервале 15–49 лет, перешагнув пятилетний рубеж, сократилась до 92%. В следующие пять лет их численность в возрастных группах от 20 до 54 лет уменьшилась до 95.7%. Численность населения, находящегося в возрастном интервале 15–49 лет, с 1946 по 1951 г. сократится до 95.6%. Расчеты показывают, что естественная смертность женщин этих возрастов в военные годы составила 1.3 млн. Тогда на долю прямых потерь приходится 1.1. млн. человек. В этих оценках и расчетах важны не сами цифры, сколь бы они не были близки к реальным, а соотношения между потерями мужчин и женщин. Различия этих потерь обусловили деформацию возрастно-половой структуры населения. Помимо естественной смертности население, находившееся в наиболее активных возрастах, потеряло в результате войны почти 10 млн. мужчин и женщин. В возрастных группах в интервале от 15 до                           49 лет, возникли и многие десятилетия сохранялись диспропорции между полами. Особенно они были существенны в 1959 г. в возрастных группах: 35–39, 40–44, 45–49 и 50–54 года. (табл. 3.2)

 Таблица 3.2

Число женщин на 1000 мужчин соответствующей возрастной группы (по данным переписей населения)

Возрастные группы (лет)

1939 г.

1959 г.

1979 г.

1989 г.

2002 г.

15–19

1052

994

946

947

968

20–24

1157

994

963

968

983

25–29

1059

1017

974

970

997

30–34

1027

1198

988

987

1001

35–39

1198

1596

1053

1007

1033

40–44

1225

1622

1069

1029

1062

45–49

1287

1672

1110

1112

1113

50–54

1263

1752

1347

1154

1170

55–59

1665

2207

1919

1258

1260

60–64

1556

2087

2010

1580

1456

65–69

1684

2144

2226

2297

1596

70 и старше

1942

2493

3095

3130

2477

 
Возникшие в результате людских потерь возрастно-половые диспропорции в первые послевоенные годы существенно влияли на брачное состояние населения, масштабы и динамику рождаемости, долю в ней внебрачных детей и т.д. В последующие десятилетия эти диспропорции проявляли себя в количестве и структуре трудовых ресурсов, в формировании пенсионного контингента.  В 80-е годы последние из тех, кто мог или принимал участие в Великой Отечественной войне, перешагнули границы существующего в России пенсионного возраста.

Можно полагать, что в наступившем новом столетии на демографическое развитие России перестало влиять такое наследие войны 1941–1945 гг., как деформация возрастно-половой структуры населения, изъяны в ней теперь зависят только от эксцессов мирной жизни, в частности, от антинародных реформ, проводившихся в 90-е годы. Их результат для первых лет (1992–1994 гг.) – прибавка к общему числу умерших еще 600 тыс. человек. Судя по данным за 1989 и 2002 гг. он затронул в пожилой части населения не только мужчин, но и женщин.

Более глубокое и продолжительное воздействие на динамику населения оказывает образовавшаяся в результате войны демографическая волна. В ХХ веке динамика и воспроизводство населения России трижды «нарушались», возникавшими демографическими волнами, две из которых – следствие затяжных кровопролитных войн, а одна, волна мирного времени, – результат революционной ломки экономического базиса и системы социальных отношений, просуществовавших в стране свыше 70 лет.

Первая демографическая волна возникла в годы Первой мировой и гражданской войн. Попытка оценить глубину падения рождаемости в тот период была предпринята Б.Ц. Урланисом. (88). По его расчетам общие коэффициенты рождаемости, начав снижаться с 1914 г., достигли минимума в 1917 г., а затем стали постепенно расти и достигли в 1923 г. 93–94% довоенного уровня. (табл. 3.3)

Таблица 3.3

Оценка чисел родившихся в расчете на тысячу человек населения СССР в 1913–1924 гг. (88. с. 21, 25)

Годы

Общий коэффициент

 рождаемости

Годы

Общий коэффициент

рождаемости

1913

47.0

1919

31.0

1914

46.9

1920

31.2

1915

39.7

1921

35.5

1916

29.9

1922

37.3

1917

23.9

1923

43.9

1918

32.0

1924

42.0

Из таблицы видно, что в 1917 г. показатели рождаемости были ниже, чем в последнем предвоенном 1913 г. почти в 2 раза.  В первом военном году они, по сути, остались на уровне предыдущего года, да и в 1915 г., хотя и снизились, но не столь резко как в последующие два года. Это чем – то напоминает динамику рождаемости в 1941–1945 гг. С наступлением мирного времени показатели рождаемости почти достигли довоенного уровня. Так, в переписном, 1926 году общий коэффициент рождаемости составил 44.0 промилле по сравнению с 45.5 промилле в 1913 г., т.е. снизился всего на 3%. (55.с.69)

Данные о численности лиц, родившихся в 1914–1918 гг. и доживших до последних десятилетий ХХ века, показывают иную динамику. (табл.3.4) Пик падения рождаемости в 1979 г. приходится на 1917, а согласно переписи 1989 г. и оценке возрастно-полового состава населения на начало 1999 г. этот пик относится к 1916 г. (89. с. 7). Данные 1989 и 1999 гг. свидетельствуют о схожести с динамикой этого явления в годы Великой Отечественной войн

Особо выглядит демографическая волна мирных восьмидесятых-девяностых годов. Она возникла в результате роста рождаемости как реакции населения, с одной стороны, на принятые государством в 1981 г. меры помощи семьям с детьми, а с другой, на ожидания перемен в жизни, в связи с начавшейся в середине 80-х годов перестройкой, когда пик падения рождаемости пришелся также на третий (1943) год. Но главное не в этом. Демографическая волна, возникшая в годы Первой мировой войны, не была крутой, уровень рождаемости в пик падения сократился не наполовину. Согласно переписи 1979 г. рождаемость в 1917 г. должна была уменьшится – на 40%, а по данным 1989 и 1999 гг. снизиться в 1916 г. – на  30–20%. Динамика рождаемости по данным 1979 г. вызывает сомнение из-за резкого, полуторного роста рождаемости в 1918 г. по сравнению с 1917 г. Данные 1989 и 1999 гг. указывают на более плавный переход от пика падения к началу роста рождаемости.

В 1982–1988 гг. числа родившихся превышали ежегодный уровень последних лет предшествующего десятилетия на 200–300 тыс. человек. В 1983 и 1987 гг. родилось по 2.5 млн. по сравнению с   2.2. млн. человек в 1978–1981 гг. Рост, в общем то, небольшой по отношению к исходному периоду начала демографической волны. Однако последующее падение рождаемости оказалось достаточно крутым, схожим лишь с 1943 г. После 1995 г. числа родившихся не поднимались выше 1.3–1.2 млн. человек. Полученная в 1982–1988 гг. прибавка рождений в 1.5 млн. человек в течение 1992–1994 гг., т.е. трех лет депопуляции была полностью «съедена».

 
Таблица 3.4

Численность лиц, родившихся в 1914–1918 гг.  и доживших до 1979, 1989 и 1999 гг.

Годы

рождения

1979 г.

1989 г.

1999 г.

тыс.

человек

в % к 1914 г.

тыс.

человек

в % к 1914 г.

тыс.

человек

в % к 1914 г.

1914

1259.5

100.0

862.5

100.0

346.8

100.0

1915

1026.1

81.5

724.8

84.0

346.8

89.8

1916

853.2

67.7

615.5

71.4

286.3

82.6

1917

762.1

60.5

761.2

88.3

330.0

95.2

1918

1168.1

92.7

870.6

100.9

360.9

104.1

 
Демографическая волна как следствие снижения рождаемости в 1941–1945 гг. и похожа, и отличается как от волны военных лет (1914–1922 гг.), так и от волны мирного времени (восьмидесятые – девяностые годов). Несмотря на значительное снижение рождаемости, приходящегося на 1943 г., тем не менее оно было меньшим, чем падение рождаемости в 90-е годы (в 1999 г. по отношению к 1987 г. – более чем в 2 раза). Как и в Первую мировую войну, так и в годы Великой Отечественной войны демографическая волна возникла в результате быстрого падения рождаемости и затем постепенного ее подъема, но во втором случае, уровень с которого началось падение рождаемости, так и не был в последующем достигнут. В этом состоит сходство с демографической волной, образовавшейся в конце ХХ века. Можно ожидать рост рождаемости, но не восстановление того уровня, с которого началось ее падение. Наконец, удивительное совпадение: и в годы Первой мировой войны и в годы Великой Отечественной войны: снижение рождаемости длилось лишь 2.5 года войны, а затем, в 1917 г. и 1944 г. начиналось ее повышение.

Образование демографической волны, которая возникла в годы Великой Отечественной войны, многие десятилетия влияет не только на режим воспроизводства населения, но и ведет к скачкообразной динамике различных контингентов населения: дошкольного, школьного, вузовского, призывного, репродуктивного, трудоспособного, пенсионного.

Падение рождаемости во время войны и ее медленный рост в первые послевоенные годы напомнило о себе уже во второй половине 60-х годов. В этот период числа родившихся опустились до отметки 1.8–1.9 млн. человек по сравнению с 2.8–2.9 млн. в компенсаторные пятидесятые годы, во многом определившие рост рождаемости во второй половине 70-х годов. В конце 80-х годов вновь началось снижение рождаемости. Его частично можно объяснить и тем, что в эти годы достигла затухающая, но еще не угасшая демографическая волна военных лет. Ее влияние видимо сказалось на рождаемости в первые годы ХХI века. В это время наиболее активную часть репродуктивного контингента составили правнучки тех, кто родился в роковые сороковые годы.

Благодаря мерам помощи семьям с детьми, введенным в Советском Союзе в начале 80-х годов, и особенно мерам демографической политики (в их числе и материнский капитал), реализуемым в независимой России с 2007 г., демографические волны стали влиять на динамику населения не так явно. Продолжавшееся несколько лет (2006–2009 гг.) благоприятное время, когда числа родившихся выросли к уровню 2005 г. более чем 300 тыс. человек, а числа умерших сократились на 290 тыс., к настоящему времени закончилось, а тренды демографического развития России в ближайшей перспективе пока остаются весьма неопределенными. И хотя достигнутые успехи радуют, но не успокаивают, т.к. вслед за ними грядут огромные трудности в демографическом развитии России. Эти трудности обусловлены проявлением трех обстоятельств.

Первое обстоятельство – влияние на демографическое развитие финансово-экономического кризиса и его последствий. Обычно экономические кризисы пагубно влияют на демографические параметры. Системный, в т. ч. и экономический кризис начала 90-х годов привел к тому, что в 1994 г. число умерших превысило уровень 1991 г. на 610 тыс. человек. За это же время число самоубийств возросло в расчете на 100 тыс. населения на 57.4%, причем сельских мужчин – на 73.6%.

Менее глубоким оказался августовский дефолт 1998 г. К этому времени несколько улучшилась демографическая ситуация: сократились числа умерших примерно на 300 тыс. человек, число самоубийств к уровню 1994 г. снизилось на 16%. Даже число рождений в 2008 г. превысило уровень 1997 г. на 23 тыс. Происшедший дефолт, по сути, скоротечный кризис, сразу же повлек спад рождаемости (число родившихся сократилось в 1999 г. на 68 тыс.), рост смертности (число умерших в 2000 г. превысило уровень 1998 г. на 236 тыс. и с тех пор вплоть до 2005 г. сохранялось на отметке  2.3 млн.). Вновь стало расти число самоубийств: в 1999 г. оно увеличилось относительно 1998 г. на 11%.

Нынешний кризис пока не проявил себя в демографической сфере, прежде всего, из-за того, что государство не сократило свои социальные программы, в ряде случаев даже усилило поддержку социально слабо защищенных слоев населения. Другая, более фундаментальная причина – население уже адаптировалось к новым социально-экономическим реалиям, чего не было в начале 90-х годов, когда ломались устои одного социального уклада и создавался не вполне цивилизованными методами другой, его антипод, не гарантировавший всеобщего благоденствия. Более того, ныне у населения появилось больше доверия к проводимым в стране преобразованиям.

Тем не менее, нынешний кризис может повлиять на демографическое развитие в первую очередь вследствие сокращения финансовых возможностей государства (бюджет вновь стал дефицитным), которые необходимы для дальнейшего усиления демографии-ческой политики. Нельзя исключать и прямое воздействие кризиса на рождаемость и смертность. Пока это воздействие просматривается слабо.

Экономический кризис, начавшийся во второй половине  2008 г., продолжался в 2009 г. и, вероятно, не исчезнет еще в 2010 г. Он внесет изменения в демографические тенденции, являющиеся исходной базой для дальнейшего выхода России из режима депопуляции.

Второе обстоятельство более долговременно. Именно оно связано с созданной в восьмидесятые-девяностые годы выпукло-вогну-той демографической волной. В 1983–1987 гг. произошел взлет чисел родившихся до 2.4–2.5 млн. в год, а затем, в 1996–2001 гг. числа резко упали до 1.2–1.3 млн. Движение различных по численности контингентов помимо того, что в социальной сфере скачкообразно меняет потребность в образовательных, воспитательных и других учреждениях, определяет численность и структуру экономически активного населения, воинских контингентов и др., еще и задает параметры демографического будущего страны.

В частности, при сокращающихся репродуктивных контингентах, особенно женщин в возрасте 20–29 лет (ныне их 8.6%, в 2015 г. может быть 7.3% и в 2025 г.-5%), чтобы поддерживать численность родившихся на уровне 2008 г. (1.7 млн.), надо увеличивать в соответствующей мере суммарный коэффициент рождаемости, о чем подробно говорилось выше в параграфе 1.2. Так, в 2020 г. численность женщин репродуктивного возраста будет меньше нынешней на 4.9 млн. или на 13%, причем все это сокращение придется на самый активный репродуктивный возраст. Женщин в возрасте 2029 лет будет меньше на 40%. Для компенсации такого сокращения репродуктивных контингентов с тем, чтобы в 2020 г. родились же 1,7 млн. детей, потребуется увеличение суммарного коэффициента рождаемости в 1,3 раза: с 1,49 в 2008 г. до 1,95 в 2020 г.

Есть еще одно обстоятельство, которое обусловливает стратегию проведения стабильно усиливающейся демографической политики, обстоятельство, основанное на учете советского опыта проведения демографической политики в 80-е годы прошлого столетия и опыта реализации мер современной демографической политики российского государства. Это обстоятельство – необходимость дифференциации мер демографической политики во времени и пространстве.

Меры демографической политики начала 80-х годов предусматривали их последовательное введение в течение 3-х лет по регионам страны: вначале Нечерноземье с его подорванным демографическим потенциалом и северные территории, затем остальная Россия и часть союзных республик и затем Средняя Азия. В стратегии тех лет, которая ставила в качестве основной задачи – погасить демографическую волну (в 80-е годы в репродуктивный возраст вступали родившиеся в годы войны), был применен временно-территориальный принцип. Введение мер демографической политики в начале 2007 г. в современной России этот принцип не учитывало. Более того, анализ полученных в 2007–2009 гг. результатов и в сфере рождаемости в сфере смертности, показал, что как и в 80-е годы, наибольший эффект достигается сразу же в первый год введения мер, а потом их действие ослабевает (табл.3.5).

 
Таблица 3.5

Динамика затухания эффекта от действия мер демографической политики, реализуемых с 2007 г. (тыс. человек)

Показатели, тыс. человек

2005

2006

2007

2008

2009

Число родившихся

1457

1480

1610

1714

1764

Прирост

Х

23

130

104

50

Число умерших

2304

2167

2080

2076

2014

сокращение

Х

137

87

4

62

Естественная убыль

-847

-687

-470

-362

-250

сокращение

Х

160

217

108

112

 Последнее обстоятельство показывает, что нужен пакет мер, вводимых в течение 3–4 лет в определенной очередности по регионам в зависимости от ряда признаков, причем объем вводимых льгот должен нарастать для каждой группы регионов тоже в течение нескольких лет. Пик введения наиболее сильных мер должен приходиться на самые «провальные» годы, когда в возраст наибольшей фертильной активности будут входить женщины, родившиеся в конце 90- годов.

  * * *

 Итак, в годы Великой Отечественной войны России потеряла потенциально возможных 7 млн. человек в связи сокращением рождаемости. Это примерно половина прямых людских потерь. В свою очередь деформация возрастно-половой структуры отрицательно сказалась на характере воспроизводства населения страны в течение всей второй половины ХХ века. Возникшая в годы войны демографическая волна в течение всего этого периода отрицательно влияла на функционирование отраслей социальной инфраструктуры, в связи с резкими колебаниями различных контингентов населения.


предыдущая
содержание
следущая страница