Рыбаковский Л.Л. - демограф, социолог, д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




Стабилизация численности населения России

(возможности и направления демографической политики)

предыдущая
содержание
следущая страница

1.3. Динамика рождаемости в 1990-е годы и ее вклад в депопуляцию.

 

Тренд рождаемости в 1990-е годы изменялся под влиянием четырех факторов:

1). Ухудшение структуры женских репродуктивных когорт;

2). Исчерпанность репродуктивных планов поколений женщин, попавших под влияние мер по стимулированию рождаемости;

3). Откладывание части рождений в браке и вне брака в связи с резкой дестабилизаций социально-экономической и политической ситуации;

4). Пересмотр стратегии развития семьи, формирование новой – прозападной – модели брачного и репродуктивного поведения.

Все перечисленные факторы, хотя и в разной мере, оказали свое влияние на числа родившихся за отдельные годы, последние три из них ответственны за резкий спад повозрастной и суммарной рождаемости. Несмотря на то, что своеобразная роль каждого из них вполне очевидна, количественно оценить вклад каждого из них в отдельности (за исключением структурного фактора) нельзя. Главными препятствиями служат два обстоятельства: (1) отсутствие данных очередной переписи о реализованной детности отдельных поколений женщин при достижении ими определенного возраста, сопоставимых с аналогичными показателями переписи 1989 г., и (2) выраженное наслоение влияний различных факторов (всех сразу или некоторых в комбинации друг с другом) на репродуктивное поведение женщин различных годов рождения.

С точки зрения депопуляции основное значение принадлежит динамике чисел родившихся как одной из компонент формирования естественной и общей убыли населения в 1990-е годы. Используя различные варианты стандартизации, можно получить следующие оценки гипотетически возможных чисел родившихся за последнее десятилетие ХХ века.

При сохранении эволюционного тренда рождаемости или хотя бы уровней повозрастной рождаемости 1989-1990 гг. числа родившихся, понизившись в первой половине 1990-х годов, уже к середине десятилетия вернулись бы к среднегодовой норме в 1,9-2,0 млн. рождений. Суммарное число родившихся за 10 лет колебалось бы в пределах от 18 до 19 млн. человек. Фактическое число рождений составило 14,6 млн. человек. Таким образом, совокупное редуцирующее действие всех четырех факторов на динамику рождаемости измеряется величиной в 3,4-4,4 млн. потерянных рождений, что в среднем составит 3,9 млн.

Вклад структурных пертурбаций в женских репродуктивных контингентах в сокращение чисел родившихся относительно невелик. По сути их ухудшение (старение) произошло раньше – во второй половине 1980-х годов. Если бы на всем протяжении 1990-х годов возрастная структура женщин 15-49 лет и их численность оставались бы на уровне 1979 г., суммарное число рождений за 10 лет составило бы 16,5 млн. человек и было бы выше фактического на 1,9 млн. рождений (около 13% от числа родившихся в эти годы). При параметрах возрастной структуры женщин 1989 г. превышение гипотетического числа родившихся над фактическим составило бы около 700 тыс. человек или менее 5% от реального числа рождений. амой неблагоприятной была структура женских репродуктивных контингентов в 1992-1997 гг., когда ежегодно за счет этого фактора терялось от 70 до 80 тыс. рождений. Максимальными были потери в 1993 г. – около 100 тыс. человек.

Таким образом, если вычесть из совокупных потерь рождений ту их часть, которая приходится на долю структурного фактора, можно оценить суммарный вклад поведенческих факторов в 3,2 млн. рождений. Относительно их влияния на динамику рождаемости в отдельные годы и у женщин конкретных возрастов можно высказать лишь ряд предположений, которые, впрочем, не следует считать чисто гипотетическими (табл.1.3).

Во-первых, понижающее влияние на повозрастную рождаемость фактора исчерпанной плодовитости когорт было наиболее сильно выражено в первой половине 1990-х годов, а затем стало затухать по мере старения поколений женщин, затронутых тайминговыми сдвигами. На сегодняшний день вклад этих поколений в суммарную рождаемость выражается в крайне низких уровнях рождаемости в возрастах старше 35 лет.

Во-вторых, с 1993 г. все большую роль в ускорении падения рождаемости начал играть социально-экономический кризис, падение уровня жизни населения и, особенно, семей с детьми. Если судить по динамике рождаемости в возрастных группах до 25 лет, то 1993 и 1994 годы были последними относительно стабильными годами, после чего началось обвальное падение.

Таблица 1.3.

Возрастные коэффициенты рождаемости в России, 1990-е годы

Годы

Родившиеся живыми на 1000 женщин данного возраста:

СКР

15-19

20-24

25-29

30-34

35-39

40-44

45-49

1990

55,6

156,8

93,2

48,2

19,4

4,2

0,2

1,887

1991

54,9

146,6

83,0

41,6

16,5

3,7

0,2

1,732

1992

51,4

134,0

72,7

35,0

13,9

3,2

0,2

1,552

1993

47,9

120,4

65,0

29,6

11,4

2,6

0,2

1,385

1994

49,9

120,3

67,2

29,6

10,6

2,3

0,1

1,400

1995

45,6

113,5

67,2

29,7

10,7

2,2

0,1

1,344

1996

39,7

106,4

66,5

30,3

10,8

2,3

0,1

1,281

1997

36,2

99,0

66,2

31,5

10,8

2,2

0,1

1,230

1998

34,0

99,0

68,0

33,4

11,5

2,3

0,1

1,242

1999

29,2

92,4

64,7

32,5

11,2

2,2

0,1

1,160

 

В-третьих, во второй половине 1990-х годов в возраста наивысшей рождаемости начали вступать поколения, не затронутые влиянием мер по стимулированию рождаемости. Из таблицы 1.3. видно, что именно у них под влиянием новых социально-экономических условий происходит, с одной стороны, интенсивное откладывание части рождений, а, с другой, - формирование новой модели репродуктивного поведения. Суть этой модели – распространение более рациональной с экономической точки зрения стратегии брачного поведения (повышение возраста вступления в первый брак, отказ от брака, популярность неформального брачного союза и т.п.) и откладывание рождений в браке (включая и первого ребенка) до достижения определенных материальных стандартов, в интересах повышения своего социального статуса.

Повышенное беспокойство вызывает в этой связи динамика рождаемости в возрасте 20-29 лет, а точнее – практически полный повтор сценария стабилизации рождаемости в 1970-е годы, когда после довольно ощутимого падения повозрастных коэффициентов они зафиксировались на новом уровне, который соответствовал уровням рождаемости в более старших возрастах. Сдвиг по возрасту составил 5 лет, а по времени – около 20 лет. Иными словами, к 1999 г. уровни рождаемости в возрасте 20-24 года опустились до уровней возрастной группы 25-29 лет, а в возрасте 25-29 лет – до уровня рождаемости в возрасте 30-34 года в 1979 г.

Такое положение означает, что стабилизация рождаемости в конце 1990-х годов происходит на новом качественном уровне и отражает постепенное утверждение новой модели детности, а именно – однодетности с устойчивым креном в пользу добровольной бездетности. При этом распространение новых образцов брачно-репродуктивного поведения происходит в условиях, когда своих позиций не утратили и прежние поведенческие нормы и стереотипы, главным из которых является непопулярность рождений в возрасте старше 30 лет у большей части населения страны (все городское население и часть сельского). Это означает, что при откладывании части рождений или отказе от рождения детей по различным причинам в возрастах до 30 лет фактически резко сокращаются шансы на рождение вторых детей и, тем более, детей старших очередностей.

Главную проблему с точки зрения перспектив рождаемости представляет полная неясность в отношении того, какая именно доля падения возрастных коэффициентов приходится на окончательный пересмотр репродуктивных установок в пользу бездетности или однодетности, а какая – на откладывание желанных рождений, то есть на не полную реализацию репродуктивных установок.

Особое положение в структуре репродуктивных контингентов занимают женщины в возрасте 15-19 лет. В сравнении с уровнем 1990 г. интенсивность рождаемости в этой группе упала почти вдвое. Если говорить о числах родившихся, то потери от такой динамики рождаемости довольно велики. Так, если бы в 1999 г. рождаемость в этих возрастах сохранялась на уровне 1990 г., суммарное число рождений за год оказалось бы примерно на 150 тыс. человек больше. Однако значение этой цифры не стоит преувеличивать, поскольку вплоть до 1995 г. возрастные коэффициенты рождаемости в этой группе женщин были очень высоки (от 55 до 45 %о). Падение произошло после 1996 г. и вызвано двумя факторами. С одной стороны, в 1990-е годы повысилась доступность средств индивидуального контроля над рождаемостью (от новейших контрацептивов до относительно безопасных способов предотвращения нежелательного рождения на самых ранних сроках). Это явление должно быть оценено в большей мере позитивно, поскольку около половины рождений в данном возрасте были незапланированными, добрачными или внебрачными. С другой стороны, у женщин 18-19 лет, очевидно, приобретает все большую популярность сознательное откладывание браков и рождений как в браке, так и вне брака по аналогии с поведением женщин более старшего возраста.

Подводя итог сказанному, отметим, что к концу ХХ века рождаемость в России достигла рекордно низкой отметки. Число родившихся упало до 1,2 млн. в год, коэффициент суммарной рождаемости – до 1,17, а нетто-коэффициент воспроизводства населения – до 0,551. Это означает, что каждое поколение родителей при современном режиме рождаемости воспроизводит себя в детях чуть более чем наполовину.

   


предыдущая
содержание
следущая страница