k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ОЦЕНКА  ВОЗМОЖНЫХ И НЕОБХОДИМЫХ МАСШТАБОВ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИММИГРАНТОВ В РОССИЮ

предыдущая страница
содержание
следущая страница



РАЗДЕЛ  2

 ОЦЕНКА НЕОБХОДИМЫХ МАСШТАБОВ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИММИГРАНТОВ В РОССИЮ

2.3.  Направления и возможные меры  миграционной политики.

       Очевидно, что  Концепция миграционной политики,  это не вся  политика, а лишь один из её  компонентов. Концепция определяет только подход к формированию системы мер, регулирующих всю совокупность миграционных процессов в  направлении,  соответствующем геополитическим, социально-экономическим и иным интересам страны.  Меры,  охватывающие законодательную, финансово-экономическую, информационную и организационную деятельность  органов власти, включаются в миграционные программы или иные нормативные документы, но отнюдь не в Концепцию.   

       Другая особенность Концепции состоит в том, что формулируемые ею цели регулирования миграционных процессов не самостоятельны по определению. Они соподчинены иным  целям, решаемым в других областях деятельности, в частности демографической и трудовой. Одна из  целей регулирования миграционных процессов, обусловлена, как это было показано выше, Концепцией демографической политики РФ на период до 2025г. Миграция в достижении  цели, сформулированной в этой Концепции,  выступает лишь в числе  компонент  стабилизации и последующего роста населения. Значение этой компоненты может быть различным (значимым и ничтожным) в зависимости, с одной стороны,  от результативности естественного движения населения, а с другой стороны, от концептуальных положений, определяющих интенсивность демографического развития страны.

        Очевидно, что в  Концепции регулирования миграционных процессов должны быть прописаны  количественные параметры миграций, состав их участников (социальные характеристики), места выхода (страны-доноры), условия приема переселенцев в России, схема их размещения  по территории страны. Но это не целевая часть, а то, что формирует задачи и приоритеты. 

        Другая цель, определяющая количество и качественные характеристики временных трудовых миграций, всецело зависит  от параметров перспективного баланса труда, текущего и прогнозного дефицита рабочей силы, учитывающего его территориальные и отраслевые разрезы. Исходя из прогнозов демографического развития и динамики, в том числе населения в трудоспособном возрасте, как это показано ранее, на весь перспективный период до 2025г. цель концепции регулирования миграционных процессов должна быть двуедина.  Возможна такая её формулировка.

      Цели миграционной политики России на период до 2025 года состоят в привлечении иммигрантов, в первую очередь из стран нового зарубежья,  особенно соотечественников,  для формирования из них граждан России, расселение которых должно соответствовать её геополитическим интересам, и  в пополнении занятого в экономике населения временными трудовыми мигрантами в соответствие с балансовыми потребностями отраслей и регионов страны.

         Лишь определив цели миграционной политики, следует  обосновывать  направления, приоритеты и меры её реализации. К сожалению, все 20 лет существования независимой России,  необходимые решения в области регулирования миграции населения принимались без их концептуального обеспечения.   Эти решения, будучи жестко привязаны к существовавшим правовым и другим нормативным актам, даже, несмотря на их  непрерывный  «ремонт», не имели целевой направленности, и потому миграционная практика  часто противоречила национальным интересам России.

        Как было показано ранее,  России действительно нужны  иммигранты (безвозвратные, временные) и притом в больших количествах. Это одно. Второе, важно, чтобы Россия  выбирала страны и нужных мигрантов, а не мигранты выбирали Россию как пристанище и перевалочную базу для дальнейших странствований по Европе. Сразу заметим, что этот тезис не противоречит международной практике и тем нормативным актам, которые регламентируют перемещение населения между государствами, защищают права мигрантов, обеспечивают им гарантии в различных сферах жизнедеятельности.

          В современном мире, несмотря на всю важность международных норм, страны-реципиенты все же в большей мере руководствуются собственными национальными интересами и к мигрантам предъявляют, соответствующие им требования.  Так, США, оплот западной демократии, квотирует въезд из разных стран, отбирает только нужных мигрантов (в начале 90-х годов они принимали лишь  одного из пяти, желавших мигрировать туда из России); Франция, страна революционных традиций и демократии, высылает нежелательных для неё эмигрантов (цыган), ограничивает  ношение женщинами, исповедующими ислам, платков,  скрывающих лицо, в стране регулярно происходят массовые вспышки недовольства жизнью со стороны  иммигрантов, достаточно жестко подавляемые полицией; Великобритания с её традиционно демократическими устоями, требует от мигрантов знания местного менталитета (есть специальный вопросник), дифференцирует мигрантов в зависимости от стран – выхода (гражданам Евросоюза в отличие от других не надо брать разрешения на работу) и т.д.,  Россия же  из-за боязни осуждения  со стороны этих стран, не всегда проводит  ту иммиграционную политику, которая соответствует её собственным национальным интересам.  

        Соответствие  иммиграционной политики  национальным интересам России, это лишь одна сторона,  другая,  о чем говорилось ранее,   насущная потребность все ближайшие 15-20 лет в притоке иммигрантов. Во-первых, миграция необходима для  замещения естественной убыли, которая будет сохраняться, по крайне мере, еще  два десятка лет и для обеспечения, намеченного Концепцией,  роста численности населения, во-вторых, она нужна для восполнения численности населения, занятого в экономике  в связи с наступившим дефицитом  трудовых ресурсов, в-третьих,   связи с тем, что  в центральной части страны исчерпаны  переселенческие ресурсы,  поступающий из-за пределов страны  иммиграционный поток, целесообразно  направлять преимущественно   на Дальний Восток и в некоторые другие районы Сибири. Добавим,  разумное расселение мигрантов по территории страны, учитывающее её национальные интересы, важнее  привлечения иммигрантов, в т.ч. и  из  слаборазвитых стран, которые концентрированно оседают в её исторических центрах, в частности в Московском регионе.

        Очевидно, что Россия должна не только устанавливать нижние границы, необходимых ей масштабов привлечения  мигрантов на постоянное жительство, но и определять их этнические и страновые приоритеты, как это делается многими государствами. Бесспорно,  основной приоритет принадлежит соотечественникам. К ним можно отнести либо лиц тех национальностей, которые являются титульными для данной страны независимо, где они проживают, либо лишь   ту их часть, которая, проживает в других государствах, будучи их гражданами. Тогда граждане России это сограждане, а российские соотечественники – это титульные для России народы, но граждане других стран. Они   в преобладающем количестве проживают на постсоветском пространстве (ныне их 17-18 млн., в т.ч. – русских 16-17 млн.).

      За ними следуют лица, родившиеся в смешанных с титульными национальностями России  семьях и не получившие их национальность при рождении, или поменявшие её уже после распада СССР.  Подобный подход, дающий миграционные преференции лицам, имеющим «кровь» титульных народов страны вселения,  существует, напр., в Японии, Израиле и т.д. Лиц, смешанных с титульными народами России и проживающих в странах нового зарубежья несколько миллионов  человек, по крайней мере, не меньше  трех млн., если не больше.

     Третья  приоритетная категория граждане государств нового зарубежья, являющиеся для них  титульными, независимо от их проживания (напр., армяне – в Грузии, узбеки – в Кыргызстане). Это наибольшая по численности группа населения, но и наиболее трудная для привлечения на постоянное жительство в Россию по многим, в том числе этно-культурным,  экономическим и даже социально-политическим причинам.

           Россия, вступая в  новую полосу демографических трудностей,  нуждается в придании миграционным процессам тех  параметров, которые будут  в наибольшей мере соответствовать её геополитическим и экономическим интересам.  Более того, наступило время формирования системного   по своим элементам, структуре  и логике осуществления, механизма регулирования миграции населения. Процесс упорядочения миграционных процессов должен идти по следующей схеме: подготовка и утверждение президентским указом Концепции миграционной политики РФ на период до 2025 года,  создание единой программы (или программ по отдельным видам миграции) регулирования внешней миграции на постоянное жительство в России, привлечение временных трудовых мигрантов и изменение  вектора внутренних миграций. Следуя букве и духу Концепции, одновременно должны  пересматриваться  нормативные акты, регулирующие   миграционные процессы. Ныне многие из этих актов, создаваемые и  непрерывно «ремонтируемые» в течение двух десятков лет, противоречат национальным интересам страны, прежде всего, необходимости её устойчивому  демографическому развитию, имеющему восходящую динамику.

        Рассмотрим некоторые, как нам представляется, обязательные направления регулирования миграции, которые должны войти в подобную программу. Основное направление – привлечение в Россию иммигрантов, будущих её граждан.   

         Первое, что надо сделать – это радикально переработать Государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, принятую в 2006г.  К сожалению, программа не привела к тем результатам, на которые рассчитывали её инициаторы. Так, на 1 января 2010г. по этой программе переселено в Россию 16.3 тыс. человек, что в миграционном сальдо за это же время (2007-2009гг.) составляет 2.2%. Свыше 0.7 млн. человек вселились в это трехлетие самостоятельно. Более того,  наиболее приоритетным предполагалось переселение соотечественников в приграничные районы Дальнего Востока. Однако, в Амурскую область, Приморский и Хабаровский края  в эти годы был переселен  всего 291 человек.

           Причин провала Программы, иначе нельзя назвать, несколько. Прежде всего, её принятие опоздало на 10-15 лет. В 90- годы, особенно их первой половине, окажи Россия радужный прием своим брошенным в новом зарубежье соотечественникам, и тогда сегодня такой проблемы не стояло бы. Другая  причина, ахиллесова пята Программы, это – обеспечение жильем переселенцев.  Без его получения в месте вселения, даже с отложенным сроком его приватизации,   мало кто согласится все  бросить в стране нынешнего проживания и поехать даже не туда, куда бы хотел, а в «никуда», часто незнакомую для переселенца местность. В условиях необеспеченности  нормальным жильем местного населения, его предоставление переселенцам может создать массу социальных конфликтов (подобное имело место в советские годы, напр., в  сельскохозяйственном переселении в Забайкалье, в применении до 1960г.  северных льгот в Якутии и т.д.).

         Третья причина состоит в  самом составе переселенцев. До революции 1917г. в переселения вовлекались «сильные» крестьянские семьи с тем, чтобы они сами могли обустраиваться на новых землях. Слабые (в данном случае – бедные) семьи к переселению не поощрялись. Собственно и ныне 240-250 тыс. человек (ежегодное миграционное сальдо) – это самостоятельные переселенцы, обходящиеся без помощи государства.  Окажи им поддержку и их будет заметно больше.

      Четвертая причина кроется в незаинтересованности местных властей в переселенцах. В дореволюционное время, как  и в первые годы советской власти,  все расходы на направляемых переселенцев покрывались из государственного бюджета. В нем специально выделялась статья на эти нужды. Эта мера стимулировала местные власти  принимать переселенцев. И наконец, еще одна причина состоит в том, что Программа «работает» растопыренными пальцами, пытаясь охватить как можно больше  субъектов РФ,  вместо того, чтобы быть ориентированной только на переселения в наиболее важные в геополитическом отношении регионы России. Такими регионами являются приграничные территории Дальнего Востока и Забайкалья. Если бы весь поток переселенцев-соотечественников был направлен в 2007-2009гг. Амурскую область, Приморский и Хабаровский края, то они получили бы мигрантов из нового зарубежья в 2-2.5 раза больше, чем  было  фактическое сальдо миграции.    

          Еще одним направлением привлечения мигрантов из нового зарубежья на постоянное жительство выступает отбор их среди, живущих и работающих в России   трудовых мигрантов. В 2008г. число трудовых мигрантов, легально проживающих и работающих в России, достигло 2.5   млн. человек. Согласно обследований две трети мигрантов в середине первого  десятилетия ХХI в.,  жили и работали в России более одного года, причем около 30% из общего числа  -  свыше 3-х лет (6.с.109). Это - люди, достаточно хорошо освоившие профессию, знакомы с менталитетом российского населения, знают или понимают общий для общения язык. Согласно обследованию, проведенному в 2002г. той же Международной организацией по миграции ( МОМ),  21.3% трудовых мигрантов проживали со своими семьями, еще 13, 2% собирались перевести  семьи в Россию (6.с.158).                     

       Тем же обследованием выявлено, что 28% трудовых мигрантов хотели бы остаться в России и получить её гражданство (6.с.156). Социологическим обследованием, проведенном МОМ  в 2006г., установлено, что одна треть  трудовых мигрантов хотели бы остаться в России на постоянное жительство и получить гражданство и еще 22% ориентированы на длительное проживание (5.с. 149).  Треть от  численности только легальных трудовых мигрантов, желающих стать гражданами России,   по данным для 2008г. составит   свыше 700 тыс. человек. А это примерно трехгодовое сальдо внешней миграции населения России.  И проблема состоит не в том, какие создать условия для привлечения трудовых мигрантов, в данном случае из Узбекистана, Кыргызстана  и Таджикистана, не в том, где их расселять (кстати, это могло бы оживить многие запущенные сельские регионы), а в том, прежде всего,  чтобы принять в качестве одного из приоритетных направлений «вербовку»  законопослушных,  освоивших русский язык и владеющих нужными для экономики России профессиями,  трудовых мигрантов, будущих её граждан.  

            Наконец, еще одно меньшее в количественном отношении, но более важное в качественном,  направление пополнения населения России её будущими гражданами. Имеется в виду расширение контрактной системы привлечения лиц молодых трудоспособных возрастов для работы в силовых структурах (оборонное ведомство это уже практикует, правда в небольших объемах), для обучения в учебных заведениях и т.д. Это направление  будет успешным, если будут сняты всякие проволочки в предоставлении гражданства тем, кто на определенных условиях готов сам вместе со своими близкими пополнить население России. Если России нужны молодые здоровые мужчины, несущие службу в её вооруженных силах по контракту, то почему они должны ждать 3 года, чтобы получить гражданство (это касается и их близких)? То же можно сказать и относительно желаний  выпускников высших учебных заведений, выходцев из стран нового зарубежья,  остаться в России на постоянное жительство. Если в тех и других нуждается Россия, то причем тут те правовые нормы, которые принимались без учета национальных интересов страны и которые давно необходимо пересмотреть. Не каждый согласится ждать несколько лет, пока он получит статус гражданина, испытывая огромные  трудности  проживания в России на правах мигранта.

       Непосредственно с расширением каналов привлечения из нового зарубежья мигрантов в Россию с предоставлением им гражданства связано и их расселение, как собственно и изменение вектора внутрироссийских миграционных процессов. Ныне помимо того, что уже многие годы происходит нерациональное территориальное перераспределение  населения: азиатская часть России отдает  его  центральным районам, еще и происходит концентрация населения в Московском регионе  и в меньшей мере в Санкт-Петербурге и Ленинградской области при одновременном сокращении уровня заселенности приграничных районов Дальнего Востока и Забайкалья.       

        В течении 1991-2008гг. Амурская и Еврейская автономная  области, Приморский, Хабаровский и Забайкальский края в результате миграции потеряли  около 450 тыс. человек, в это же время г. Москва и одноименная область получили примерно 1.5 млн. человек, в числе которых 30%, это столько сколько потеряли  приграничные районы  Дальнего Востока и Забайкальского края.

       Происходящее уже многие годы обезлюживание восточных, прежде всего, дальневосточных регионов, в корне не совместимо с геополитическим будущим России.  Россия при её  громадных, слабо заселенных территориях, не должна идти  по пути дальнейшей концентрации населения, это усиливает его уязвимость. Именно поэтому нужен  новый этап заселения приграничной полосы от оз. Хасан до оз. Ханка и далее вдоль рек Уссури и Амур вплоть до станции Ерофей Павлович. Ему должно предшествовать  обследование этой местности, выбор населенных пунктов разного ранга для их реанимации,  разработка системы  мер, стимулирующих приток мигрантов  и их проживание вместе с местным населением при обязательном создании новых рабочих мест.

         Одновременно, нужны меры по ограничению концентрации населения в мегаполисах, в первую очередь в Москве. В Концепции демографического развития  Москвы, утвержденной Правительством города в июле 2005г., сказано, что  ближайшей целью является стабилизация численности населения города Москвы на современном уровне. С тех пор население Москвы увеличилось  примерно на 200 тыс. человек, причем исключительно за счет миграции, сальдо которой превысило 250 тыс. Цель, намеченная Концепцией, не могла быть реализована, не будучи подкрепленной соответствующим мерами, одной из которых могло бы  быть введение надбавки к цене элитного жилья, приобретаемого приезжими, обладающими достаточными средствами.  Эта надбавка могла бы аккумулироваться в специальном фонде, предназначенном для финансирования заселения Дальнего Востока.                 

           Миграционная политика в области привлечения, трудоустройства и проживания трудовых мигрантов в России  также нуждается в радикальной корректировке. Россия не должна дожидаться  событий, подобных тем, которые  происходили в предместьях  Парижа. Должна быть исключена компактность расселения трудовых мигрантов, выходцев из одной страны. Это же  относится и к  их занятости. По нашему мнению, необходимо решить два основных вопроса, первый – выработать принципы и условия использования трудовых мигрантов в России, на  основе которых  организовать  их цивилизованное привлечение, и второй - контроль за их пребыванием  в тех районах,  куда они  приглашены. Для решения первого вопроса нужно создать  объединенную государственно-частную службу с обширной сетью представительств  в стране-реципиенте (России) и странах-донорах по набору, первичной подготовке, помощи в переезде, приему, расселению и трудоустройству трудовых мигрантов, контролю за соблюдением их прав и обязанностей. Нечто подобное было в советское время. Напр., из Узбекистана для работы на ЗИЛе ежегодно направлялось  одна-полторы тысячи рабочих, отбор которых велся в ряде областей союзной республики на базе учреждений по подготовке водительских кадров.  Представители организации, которая направляла временную  рабочую силу, регулярно приезжали в Москву для осуществления контроля  за  условиями труда и своевременностью выплаты работающим здесь трудовым мигрантам заработной платы.

         Для осуществления эффективного контроля за проживанием трудовых мигрантов, обеспечения их безопасности нужно радикально изменить статус участковых. Это основной представитель правоохранительных органов, а значит и государства по месту жительства, как граждан России, так и трудовых мигрантов. Участковые помимо  работы с жильцами,  нарушающими  общественный порядок, особенно  с хулиганами и алкоголиками, должны  следить еще за теми, кто временно проживает на их участке. Все это не подъемно при тех радиусах обслуживания, которые возложены на участкового, и той оплате их труда, которая существует. Необходимо в  вдвое - трое сократить радиус обслуживания при одновременном увеличении в такой же мере оплату их труда. Это единственный путь сократить до минимума нелегальную иммиграцию. Налоги, которые  иммигранты будут уплачивать полностью  окупят затраты на это мероприятие. К тому же, может существенно улучшиться криминальная  ситуация в местах проживания

Источники

1. Рязанцев С.В., Трудовая миграция в странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия, регулирование. М.2007.

2. Топилин А.В., Парфенцева О.А., Перспективы трудовой миграции в России. От количественных к качественным параметрам. М.2008.

3. Топилин А.В. Демографический потенциал, миграция, рынок труда. М.2002.

4.Регионы России. Социально-экономические показатели. Официальное  издание 2008, Стат.сб., М.2008.

5.Тюрюканова Е.В. Трудовые мигранты в Москве:» «второе» общество. //Иммигранты в Москве. Под ред. Ж.А. Зайончковской. М.2009.

6.Проблемы незаконной миграции в России. Реалии и поиск решений. М.2004.

7.Миграция и денежные переводы. Восточная Европа ибывший Советский Союз. М.2009.

8.Рязанцев С., Хунмэй Я., Китайская миграция в Россию: тенденции, последствия и подходы к регулированию., М.2010.

9. Бжезинский Збигнев. ВЫБОР. Мировое господство или глобальное лидерство. М.2004



предыдущая страница
содержание
следущая страница