k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ)

СТАДИИ МИГРАЦИОННОГО ПРОЦЕССА*

___________________________________________________________________________________________________________________

      *Опубликована в приложении к журналу «Миграция в России»,  Миграция населения, выпуск 5. М. 2001. В работу внесены  изменения, в частности, изъяты два параграфа и добавлен один новый.

предыдущая страница
содержание
следущая страница


ГЛАВА 1

ФОРМИРОВАНИЕ ПОДВИЖНОСТИ – ИСХОДНАЯ СТАДИЯ МИГРАЦИОННОГО ПРОЦЕССА

 1.1. Миграционная подвижность и потенциальная миграция. Этно-демографическая дифференциация

  Первая стадия миграционного процесса – формирование территориальной подвижности населения, т.е. его определенного социально-психического состояния. О человеке, находящемся в таком состоянии, в России обычно говорят «легок на подъем». Однако обладать высокой миграционной подвижностью и быть потенциальным мигрантом – далеко не одно и то же. Эти понятия, хотя и тесно связаны между собой, но отнюдь не синонимы. Еще в конце 60-х годов прошлого столетия Т.И. Заславская отмечала, что помимо практической реализации склонности к переселению есть и процесс формирования потенциальной склонности к миграции (66). Спустя два года она дала законченное определение этому понятию. "Положительное отношение к мобильности, сочетающееся с принятым, но еще не реализованным решением о перемещении в сфере труда, представляет собой так называемую потенциальную мобильность" (41.с.142). Исходя из более позднего понимания ею этого явления, в приведенной цитате следует мобильность заменить миграцией. В области сельско-городской миграции это положение было интерпретировано Л.В. Корель, по мнению которой "потенциальная миграция представляет собой психологическое состояние готовности сельского жителя к отъезду из данного села"(28. с.111-112).

       Объемы потенциальной миграции можно определить с помощью анкетного опроса населения. Те респонденты, которые на соответствующий вопрос анкеты отвечают, что они намерены мигрировать, относятся к потенциальным мигрантам разной степени вероятности выезда, а остальные к стабильным (стационарным) жителям села(38).

     В отличие от потенциальной миграции миграционная подвижность - это как бы объективизированное состояние, способность личности к миграции, сформировавшаяся вследствие накопленного миграционного опыта. Такой опыт Л.В. Корель удачно называет миграционной биографией. Последняя включает совокупность перемещений, предшествующих моменту социологического обследования (28). Это по сути одно из выражений уровня подвижности населения. С помощью определенной системы показателей можно дать оценку миграционной подвижности населения как той или иной территории в целом, так и отдельных его групп, различающихся по разным параметрам.

      Мобильность зависит прежде всего от числа совершенных переселений, продолжительности проживания в районе выхода или месте вселения и т.д. Она во многом связана с участием населения в других видах миграции, в частности, в туризме, маятниковой миграции и др. Сочетание различных обстоятельств может привести к тому, что лица, обладающие меньшей миграционной подвижностью, т.е. миграционной биографией или опытом, окажутся в числе потенциальных мигрантов, тогда как мигранты, имеющие за плечами опыт многих перемещений, войдут в состав постоянного населения. Тем не менее, при равных условиях жизни лица, обладающие большей миграционной подвижностью, имеют, как правило, и большую психологическую готовность к переселению. Человек, обладающий большим миграционным опытом, скорее примет решение вновь переселиться, если его не удовлетворяют условия жизни в последнем месте жительства, чем тот, кто родился в данной местности и прожил там всю свою жизнь.

     Миграционная подвижность – свойство, присущее не только отдельному человеку, личности, но и всей совокупности людей, населению в целом. Повышение миграционной подвижности – процесс исторический, необратимый, как и развитие человечества. Он может быть в самом общем виде охарактеризован ростом  интенсивности перемещений, в первую очередь переселений населения. В России в дореволюционное время по примерным расчетам А.А. Кауфмана в переселениях участвовало 0,14% общей численности населения страны, или 10% его годового естественного прироста (25.с.4). В послевоенные годы согласно расчетам М.Я.Сонина в миграциях участвовало в 6 раз больше, чем до революции (63.с.161). Для сравнения с дореволюционным временем можно привести и такой факт: в семидесятые годы ХХ в. объем миграций населения в 3-3,5 раза превышал число родившихся в стране и был в 4,5-5 раз больше естественного прироста населения (67). Точнее говоря, в последнюю треть минувшего столетия в миграциях участвовало в 25-30 раз больше, чем во времена А.А. Кауфмана.

     Оценка миграционной подвижности населения приводится в монографии В.М.Моисеенко. Ее расчеты показывают динамику миграционной подвижности в послевоенные годы. В 1940 г. один житель в СССР делал в год 12,1 различных поездок, тогда как в 1981 - 21,5 (81). В 90-е годы, в условиях реформируемой России, объемы и соответственно интенсивность миграции населения сократились. Этот факт отмечают И.Б.Орлова, Ж.А.Зайончковская и др. По данным Ж.А.Зайончковской, в 1990г. общий объем миграции был ниже, чем в прежнее время на 20-25%, а в 1993г. он сократился еще на З0%(37.с.6). И.Б.Орлова пишет, что в 1992г. общий миграционный оборот в расчете на 1000 жителей России был меньше, чем в 1991г., на 11% и на 1/3 ниже уровня 1986-1990гг. (62.с.7). В 2000г. число мигрантов, зарегистрированных как прибывшие, сократилось по сравнению с 1993г. на 1.2 млн. человек, а выбывших соответственно на 1 млн. В 2000г. в России по сравнению с 1973г. Масштабы прибытий и выбытий в городской местности уменьшились  в 3.3 раза. В последнее истекшее десятилетие масштабы миграции населения в России лишь в 1.3 раза превышали число родившихся. И это при том, что произошло резкое падение уровня рождаемости населения (ежегодные числа родившихся в 90-е годы были примерно вдвое меньше, чем в предшествующее десятилетие.)

    Конечно, рост только переселений не характеризует в полной мере повышение подвижности населения. Она существенно возрастает и в результате урбанизационных процессов, развития туризма, санаторно-курортного обслуживания населения и т.д. Население, проживающее в разных районах страны, в населенных пунктах разного социального статуса отличается различным уровнем миграционной подвижности. Это зависит как от степени социализации индивидов, отдельных групп и населения конкретной территориальной единицы в целом, так и от особенностей его структуры (табл.1.1)

  Таблица 1.1

  Распределение субъектов РФ по уровню миграционной подвижности в 2000г.

 Показатели интенсивности миграции населения, промилле

Количество субъектов РФ

Примеры

              До 10.0            

 4

Московская область, Санкт-Петербург, Ингушетия

    От   10.1  до 15.0

16

Краснодарский край, Мордовия, Рязанская область

    От   15.1  до 20.0

35

Томская область, Дагестан, Калининградская  область.

    От   20.1 до  30.0

16

Хабаровский край, Бурятия, Мурманская область.

           30.1  и выше

 8

Еврейская АО, Калмыкия, Магаданская область.

    Всего

79

В среднем -16.7 промилле

 

      Коэффициенты интенсивности миграции населения находятся в диапазоне от 4.2 (г. Москва) до 75.2 промилле (Чукотка). Уже то, что показатели столь сильно отличаются и не только для Москвы и Чукотки, но и для крайних групп (4-10 и 30-75), свидетельствует об  их малой пригодности для характеристики миграционной подвижности.  Они, скорее, характеризуют степень реализации потенциальной  миграции.

     Существующие различия в коэффициентах интенсивности миграции по регионам страны в определенной мере связаны с миграционной подвижностью мужчин и женщин, а также лиц разного возраста (кстати, среди субъектов Федерации на Чукотке  самая высокая доля мужчин и один из самых высоких удельный вес лиц трудоспособного возраста).

     Все послевоенные переписи населения, в которых выяснялось время проживания в месте проведения переписи, подтвердили, что миграционная подвижность мужчин в нашей стране выше, чем женщин. Например, в момент проведения переписи 1970г. превышение показателей подвижности у мужчин по сравнению с женщинами в целом по бывшему СССР составляло примерно 40 %. (67). В 1970г. учитывались те мигранты, которые последние два года вселились в местность и остались там на момент переписи. По России в целом таких мужчин оказалось 8.2%, тогда как женщин 7.1% при соотношении в населении федерации 45.7 и 54.3%. 

      Общая закономерность, состоящая в превышении доли мужчин над женщинами в составе мигрантов, имеет вместе с тем ряд особенностей. Так, при изучении сельско-городской миграции Корель Л.В. установила, что по мере роста уровня урбанизации сельских поселений доля мужчин в миграционном оттоке снижается (28.с.103). Ряд исследований показал, что у женщин преобладают одноразовые, а у мужчин – многоразовые переезды (11).

      В 90-е годы, судя по коэффициентам  интенсивности  миграции мужчин и женщин,  произошло сближение этих показателей. В частности, в 2000г. интенсивность миграции мужчин превышала аналогичный показатель для женщин лишь на  три сотых процентных  пункта, причем в городской местности оно составляло  0.07 пункта, тогда как в сельской местности  показатели интенсивности миграции у женщин были выше, чем у мужчин (на 0.03 пункта).  

   Перепись населения 1970 г. выявила также различия в миграционной подвижности лиц разных возрастов. У городского населения трудоспособного возраста в среднем по СССР она была в 3 с лишним раза выше, чем у лиц дорабочего, и почти в 4 раза выше, чем у вышедших за пределы трудоспособного возраста. Миграционная подвижность у лиц 16-24 лет в 8-10 раз выше, чем в возрастной группе до 16 лет (67). Особенно значительными были различия в миграционной подвижности населения в трудоспособном возрасте, с одной стороны, и вышедших за пределы трудоспособного возраста – с другой, в Туркмении, Таджикистане, Узбекистане, Азербайджане и Армении, в наименьшей мере они наблюдались в республиках Прибалтики.

     Данные о возрастных характеристиках мигрантов в переписи 1979г. не были опубликованы. Собственно информация о миграции населения в семидесятые и последующие годы в открытых публикациях отсутствует. Связано это с тем, что в 1976г. демографическая статистика подверглась по инициативе оборонного ведомства, поддержанного Госпланом СССР, секвестру.  Возражения со стороны ЦСУ СССР (Л.А. Уманский) и АН СССР (Л.Л. Рыбаковский) против закрытия демографической информации  оказались слабым утешением для участников межведомственной комиссии*.

_____________________________________________________________________________________________________________________________
*См. об этом в  4-ый раздел книги «Факторы миграции населения и их классификации».

      О миграционной подвижности населения России в девяностые годы можно также судить по данным выборочного обследования 1994г. (табл.1.2)

     Сопоставление показателей интенсивности миграции мужчин и женщин, исчисленные по десятилетним возрастным группам за 2000г., свидетельствует о том, что  наиболее высокий уровень этих коэффициентов наблюдается в группе 20-29 лет. Интенсивность миграции мужчин этой возрастной группы выше, чем у  лиц  в  возрасте  до  20  лет,  и  в  группе  30-39  лет  вдвое,  а  по сравнению с  

населением старше 50 лет – в 3 раза. У женщин возрастной группы 20-29 лет показатели соответственно выше в 1.5 и в 3-4 раза.

    Таблица 1.2

   Интенсивность миграции лиц разных возрастных контингентов в 1994г.  (отношение количества мигрантов к численности населения данной возрастной группы)

Возрастные контингенты

Все мигранты

 

 В том числе:

Мигранты, проживавшие в месте обследования до 2-х лет

Мигранты,проживавшие в месте обследования от 2-х до 5 лет

До трудоспособного

0.315

1.103

0.931

Трудоспособный

1.123

1.165

1.226

Старше трудоспособного

1.437

0.432

0.461

 

     Косвенные характеристики миграционной подвижности населения, выраженные в показателях интенсивности миграции, конечно, не могут в полной мере раскрыть ее динамику и территориальные различия в подвижности различных групп населения. В большей мере уровень подвижности населения можно было бы охарактеризовать числом  перемещений,  которые  совершает  человек  в течение  всей  или части своей жизни. Поскольку такого учета ни в бывшем СССР не было, ни в современной России нет, то воспользуемся данными по Венгрии. По материалам последней четверти ХХ века каждый житель Венгрии в течение всей своей жизни совершал более четырех миграционных перемещений (18. с.207).

      Эти показатели должны отличаться у  трудоспособного населения и  того, которое уже вышло на пенсию. Хотя, конечно, чем старше человек, тем он больше в течение своей жизни совершил перемещений, но, с другой стороны, уровень миграционной подвижности населения возрастает вместе с общественным развитием, т.е. в 80-е годы он, вероятно, был выше, чем, например, в 60-е.

     Миграционная подвижность не только различна у людей  разного возраста, но и у лиц одного возраста, проживающих в разных районах страны. Так, в свое время украинские ученые Н.Н. Сачук и В.А. Стахович выявили территориальные различия в миграционной подвижности долгожителей. Они показали, что число переездов у лиц в 80 лет и старше за их жизнь составило в Молдавии – 0,53, в Абхазии – 0,82, в Белоруссии – 0,85, в Украине – 0,88 и в Литве –1,25. За всю жизнь в среднем по обследованным районам 47,1 % лиц в возрасте 80 лет и старше не меняли места жительства (11).

      Большие различия существовали в миграционной подвижности лиц разной национальности, проживавших в бывшем СССР. Данные переписи населения 1970г. позволили  титульные национальности союзных республик  распределить на четыре группы в зависимости от уровня миграционной подвижности проживающего там коренного населения. В качестве показателей, с помощью которых осуществлено распределение, были приняты коэффициенты интенсивности миграции городских жителей и доли лиц, проживших в местах вселения не менее двух лет.

       В первую группу вошли  русские, белорусы, украинцы и литовцы. Они имели самый высокий по сравнению с другими национальностями коэффициент интенсивности миграции, а доля лиц, проживших в местах вселения менее двух лет (условно новоселов), среди них составляла  5-7 %.

       Вторая группа – молдаване, казахи, эстонцы и латыши. Представители этих национальностей мигрировали с более низкой интенсивностью, чем представители первой группы, – коэффициенты интенсивности миграции были почти в 1,5 раза ниже, а доля новоселов колебалась от 3,1 % у молдаван, до 5,8 % – у эстонцев.

       Третья группа – киргизы, азербайджанцы, армяне, туркмены и грузины. Эта группа характеризовалась еще меньшей интенсивностью миграции – в 1,5-2 раза ниже по сравнению с первой группой, а доля новоселов среди этих национальностей составляла 1,4-2,5 %. Четвертая группа – узбеки и таджики.

       Интенсивность миграции среди них была в 3 раза ниже, чем у национальностей, вошедших в первую группу, а доля новоселов – 1,4-2,2 % .

     Наиболее низка миграционная подвижность была у коренного населения республик Средней Азии и Закавказья, проживавшего в сельской местности, (в 4-7 раз ниже, чем в России). Столь низкая интенсивность миграции при высоких показателях естественного прироста неизбежно вела к росту доли лиц коренных национальностей в сельском населении этих республик. Наоборот, наиболее высокой миграционной подвижностью отличалось городское население районов нового освоения, расположенных в Сибири, на Севере и Дальнем Востоке.

    По данным переписи населения 1989 года можно установить, каким основным национальностям, проживающим на территории  России, характерна наибольшая миграционная подвижность. При этом, естественно, не следует забывать, что применяемые  коэффициенты – это всего лишь грубые индикаторы для подобных сопоставлений (табл. 1.3).

     Данные таблицы 1.3 весьма трудно комментировать. Самое простое – это миграция немцев и евреев. Эти этнические группы в 90-е годы наиболее интенсивно покидали страну (превышение среднего показателя по всему населению в 1.9 раза) и не очень активно участвовали во внутренних миграциях.

   Таблица 1.3.

   Интенсивность миграции основных национальностей в России (перепись 1989г., относительно среднего по стране уровня)

Национальности

Превышение среднего уровня

В прибывших

В выбывших

Русские

0.862

0.883

Украинцы, белорусы

1.284

1.134

Татары, башкиры, чуваши

1.239

1.264

Мордва, марийцы, удмурты

0.928

0.985

Народы Северного Кавказа

1.036

0.794

Народы Севера

0.703

0.794

Немцы, евреи

0.863

1.896

Все население России

1.000

1.000

 

        Почему у татар, башкир, удмуртов, украинцев и белорусов коэффициенты интенсивности миграции выше, чем у русских, а у последних – ниже среднего уровня, трудно объяснить. Нельзя же всерьез думать, что за годы реформ только у русских упала миграционная активность. Проще дать комментарий для народов Кавказа, где показатели по прибытию выше среднего уровня,  а по выбытию – ниже.  

      Таким образом, демографические и этнические различия в населении разных районов страны обусловливают различную его миграционную подвижность. Но не эти характеристики являются решающими в дифференциации миграционной подвижности различных групп населения. В решающей степени  миграционная подвижность связана с генетической (от генезис) структурой населения.



предыдущая страница
содержание
следущая страница