k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ)

СТАДИИ МИГРАЦИОННОГО ПРОЦЕССА*

___________________________________________________________________________________________________________________

      *Опубликована в приложении к журналу «Миграция в России»,  Миграция населения, выпуск 5. М. 2001. В работу внесены  изменения, в частности, изъяты два параграфа и добавлен один новый.

предыдущая страница
содержание
следущая страница


1.2 Генетическая структура населения и  её изучение

       В районах, население которых многие годы возрастает за счет интенсивного миграционного притока, формируется весьма своеобразная сово­купность людей, отличная по ряду признаков от населения тех территорий, откуда прибывают мигранты. Основное отличие заключается в уровне стабильности состава населения. В демографии термин "стабильное население" имеет двоякое значение. Традиционно под стабилизацией понимают процесс, придающий населению все свойства стабильной возрастно-половой структуры. Это достигается при сохранении на определенно большой срок некоторого заданного в начальный мо­мент режима воспроизводства населения.

      Иной смысл имеет термин "стабильное население", коль речь идет о процессе формирования населения, обычно районов нового освоения. Здесь происходит замена в совокупности людей одних индивидуумов другими, неза­висимо от того, одинаковыми или разными демографическими признаками они обладают. Эта замена осуществляется вследствие межрайонных миграционных процессов.

    Исчисление уровня стабильности (в данном случае постоянс­тва) состава населения имеет не только теоретическое значение. С ним связана разработка мероприятий по привлечению стабильных трудовых ре­сурсов. Не случайно поэтому во второй половине ХХ века понятие "постоянное население" (стабильное население) можно было встретить почти во всех демографических исследованиях, посвященных восточным и северным районам страны. В ряде работ сделаны даже попытки теоретически определить это понятие (47, 82).

    Оценка уровня стабильности населения невозможна без  разработки понятия "постоянное на­селение". Осмысление этого демографического понятия органично связано с представлением о классификации состава населения. Клас­сификация предполагает логическое деление изучаемой совокупности на составные части. В основу этого деления кладется тот или иной принцип. Несмотря на то, что любая классификация условна, она является важным средством научного познания.

      Классификация состава населения обусловливает необходимость расчленения исследуемой совокупности на части в зависимости от раз­личий в степени их стабильности, что в свою очередь непосредс­твенно связано с генезисом различных групп населения, временем их вселения.  В зависимости от генезиса различных частей исследуемой со­вокупности в ней может быть выделено коренное и пришлое населе­ние. Термин "коренное население" в экономической литературе встречается в двояком смысле. С.А. Новосельский к коренному на­селению относил лиц, родившихся в конкретном городе, а к пришло­му всех, родившихся за его пределами (42.с.205). Такой же точки зрения придерживался А.Г. Рашин, выделявший в дореволюционном населении Москвы коренных и пришлых жителей (54.с.301).

      В 1926-1927 гг. в Иркутске проводилась регистрация пересе­ленцев, следовавших в районы, расположенные восточнее Байкала. Ав­торы обзора, составленного по данным этой регистрации, среди пе­реселенцев, проследовавших через Иркутск, выделяли коренных жи­телей, к которым относили лиц, родившихся в Сибири, и пришлых уроженцев других районов страны (48.с.36). Исследователи миграции населения и приживаемости новоселов в Си­бири В.И. Переведенцев и Ж.А. Зайончковская также относят уро­женцев данного места к коренному населению (21.с.73). Такой же подход характерен для практики статистического учета населения в США. Уже с середины Х1Х в. все население дели­лось на уроженцев США и уроженцев других стран, которые были детьми и другими потомками мигрантов. По определению А. Линкольна, все население США – бывшие мигранты. И это правда, поскольку почти все коренное население, обитавшее на  территории США, было истреблено.

     В России также население в разное время заселяемых северных и восточных территорий, в частности, Сибири в своем большинстве пришлое. И на европейском севере, и в Сибири, и на Дальнем Востоке сохранились значительные анклавы коренного населения (коми, ненцы, буряты, якуты, нивхи и т.д.)  Естественно, поэтому противопос­тавление потомства мигрантов (их детей, родившихся в Сибири) другим (родившимся в иных районах) как коренного пришлому – неправомерно. Речь может идти лишь о разных поколениях (дети, отцы, деды и т.д.) одного и того же пришлого населения.

     Другой смысл, вкладываемый в термин "коренное население", заключается в противопоставлении пришлого населения аборигенам. М.А. Сергеев в середине тридцатых годов ХХ века, анализируя состав насе­ления Камчатки, писал, что в группе постоянного населения следу­ет выделять коренных жителей, проживающих в сельской местности и являющихся аборигенами края (60.с.155). Таково же мнение Г.А. Аграната, А.Б. и его соавторов, которые к коренному населению Аляски относят алеутов, эскимосов и индейцев (1). Точка зрения М.А. Сергеева и целого ряда других авторов правомерна не только в этимологическом, но и в историческом отношении: аборигены – это коренные обитатели мест­ности, исстари в ней живущие. В коренном населении могут быть выделены самые древние обитатели данной территории. Информация о генезисе этой части населения связана с их обитанием на данной территории. Кроме того, сюда же могли переместиться народности из других местностей, где они первоначально обитали. К примеру, якуты и вытеснившие их буряты. Эти, как и другие подобные по генезису народы, сравнительно продолжительное время населяют свою теперешнюю территорию. Их современное расселение во многом связано с пере­мещением  в местности первоначального оби­тания более сильных народов.

     С точки зрения формирования населения интерес представляют лишь две группы: народности, обитающие с древнейших времен, и народности, переместившиеся сю­да до прихода русского населения. Современное расселение первых связано с их исторической эволюцией, тогда как появление вторых обусловлено рядом внешних факторов. Все остальное население составляют потомки лиц, прибывших в заселяемый район из старообжитых местностей. Эта мысль наиболее определенно сформулирована одним из авторов книги "Азиатская Россия" В.К. Кузнецовым. Он пишет: "Все русское население Азиат­ской России – пришлое, в этом смысле так называемые старожилы Сибири такие же переселенцы, как и жители переселенческих сел и поселков" (2.с.188).

     Наибольший  интерес о точки зрения формирования тру­довых ресурсов районов нового освоения представляет, конечно, изучение состава пришлого населения, и не только потому, что оно по численности во много раз превосходит коренных жителей, но и потому, что интенсивный рост населения происходит, по существу, путем увеличения числен­ности пришлого населения. Если заглянуть в глубь российской истории, то окажется, что русские для всей теперешней территории России повсеместно пришлые. Об этом достаточно убедительно сказано выдающимся русским историком  конца ХIХ-начала ХХ века В.О.Ключевским. Вначале  русские, пришедшие в нынешние центральные районы России, встретили здесь финно-угорские народы, с которыми они мирно соседствовали, во всяком случае сколько-нибудь значимых столкновений не отмечено в истории. Затем более чем 4 столетия назад началось совместное проживание  с тюркоязычными народами Поволжья. ХIХ век – это время присоединения к России Северного Кавказа. В среде русских и всех этих народов шли интенсивные ассимиляционные процессы. Лишь на протяжении последних трех поколений  во второй половине ХХ в. произошло смешение примерно 1/3 всех русских. Ныне, скорее всего, нет русских, не смешанных с кем либо: украинцами, татарами, мордвой, аварцами и др. К тому же корни этнического смешения уходят в далекую древность, когда выходцы из Киевской Руси, переселившись  в районы теперешней  центральной России, совместно проживали там с коренными народами, взаимно воспринимая многое из материальной и духовной культуры друг друга. Словом, ныне в пришлом населении достаточно крови коренных жителей, и наоборот.

    Все пришлое население может быть разделено на родившихся в данной местности и на родившихся в других районах страны. Программа переписи населения 1897 г. распределяла, например, все на­селение Сибири на четыре группы: местные уроженцы, родившиеся в уезде, где застала их перепись; уроженцы других уездов своей гу­бернии; уроженцы других губерний Сибири; уроженцы не сибирских губерний.

    Большое значение для оценки эффективности формирования населения имеет распределение местных уроженцев по поколе­ниям, т.е. выделение поколений, родившихся в заселяемом районе, родители которых переселились в него из других районов, и поко­лений, родители которых относятся к местным уроженцам. Распреде­ление местных уроженцев на поколения, хотя и сложная, но методи­чески разрешимая задача. Поскольку одновременно живет три, редко четыре поколения, то для решения этой задачи достаточно выделить из них первое и второе, тогда остаток составит третье и в редких случаях четвертое поколения.

    В пришлом населении (вместе с местными уроженцами или без них) дореволюционная и частично советская литература выделяла две группы: старожилов и новоселов. Уже В.О. Ключевский, расс­матривая переселенческое движение в ХVIIв., говорил, что среди крестьянства обозначились два слоя: сидячий, оседлый – это старожильцы и перехожий, бродячий – приходцы (26.с.314). По его определению, старожильчество означало давность местожитель­ства или принадлежность к обществу. Первоначально старожильчество не определялось точным сроком проживания, но с конца ХVIв. к старожилам стали относить крестьян, проживших на участке землевладельца более 10 лет.

      В.К. Кузнецов всех переселенцев Сибири делит на старожилов и новоселов. Эти два слоя населения отличаются временем пересе­ления, которое вносит различия в уклад жизни тех и других. Этот автор дает и иное толкование старожильчес­кого населения Сибири. По его мнению, старожилы – это первые пришельцы в Сибирь. Они не имели ограничений в землепользовании и сильно смешались с коренным населением. В отличие от Сибири, на Дальнем Востоке, по его мнению, старожилов нет, там есть только старосельцы, стоящие между старожилами и новоселами. Эту точку зрения поддерживал Н.Б. Архипов, считавший, что крестьян, вселившихся на Амур после 1858 г., сразу стали называть старосельцами (4).

      Ф.Ф. Буссе в работе, вышедшей в конце ХIХ в., переселенцев девяностых годов делил на старожилов и новоселов, первые – это уже живущие, а вторые – вновь прибывающие (5). В начале ХХ в. наиболее распространенным был взгляд, что старожилы – это крестьяне, переселившиеся на Дальний Восток до 1900 г., а новоселы – прибыв­шие позже. В основу такого деления была положена норма земельно­го надела: до 1900 г. семейная – по сто десятин на двор, поэтому старожилов называли "стодесятинниками", после 1900 г. был введен душевой надел на мужчину по 15 десятин. При этом, как и в Сиби­ри, крестьян, поселившихся в селах, возникших до 1900 г., отно­сили к старожилам. Но старожилы, переуступившие свои участки, могли попасть в разряд новоселов, поскольку подсчет тех и других велся по количеству сел, возникших до ХХ в. и позже.

     А.М. Ярмош в двадцатые годы пришлое население Дальнего Востока делил на старожилов и новоселов в зависимости от того, произошло вселение на Дальний Восток до  Ок­тябрьской  революции 1917г. или после нее. По мнению А.М.Ярмоша,  через 8-10 лет  новоселы переходили в группу старо­жилов, поэтому лица, вселившиеся в этот район до 1927 г., уже к 1936г. должны были стать старожилами (83).

     Среди последних работ второй половины ХХ в., рассматривающих этот вопрос, следует указать монографию В.А. Степынина, который, критикуя авторов, обобщающих материалы обследования переселенческого движения 1890-1892 гг. в Енисейскую губернию, пишет, что новоселы в их понимании не то же самое, что у него переселенцы: "Мы под "пере­селенцами" понимаем крестьян, пришедших из Европейской части страны в Енисейскую губернию, а местное обследование в понятие "новоселы" включило помимо этих крестьян и крестьян, пришедших из Западной Сибири, из других округов Енисейской губернии, пере­менивших местожительство в пределах данного округа" (70.с.88).

    Наконец, нельзя не отметить толкование термина "новоселы" Д.И. Валентеем. Вслед за В. В. Яновским к новоселам он относит не только лиц, пе­реселившихся в данный район, но и их потомство во втором и последующих поколениях (6,82). Здесь допускается смешение новоселов со всем пришлым населением. На схеме 1 представлена классификация состава населения по генетическому признаку.

                         Схема 1.

   Таким образом, в дореволюционной и советской литературе существовали не только различные подходы к определению новоселов и старожилов, но и наблюдалось смешение первых либо с пришлым на­селением, либо с переселенцами. В общем, термин "переселенцы" литература прошлого времени применяла в двух смыслах. В.К. Кузнецов и Ф.Ф. Буссе под переселенцами понимали новоселов и старожилов, тогда как В.И. Переведенцев и В.Д. Степынин относили к ним только новоселов.

    Представляется более предпочтительным иное толкование тер­мина "переселенцы". Переселенцы – это лица, совершающие пересе­ление в данный момент, это мигранты собственной страны, вселяю­щиеся в конкретный район. После вселения они – новоселы. Через определенный срок новоселы переходят в состав старожилов.

     Состав населения может быть исследован с различных точек зрения: этнографической, профессиональной, половозрастной, соци­альной и т.д. С точки зрения формирования демографического и трудового потенциалов  наи­больший интерес представляет изучение состава населения в зави­симости от мест рождения, районов выхода и времени вселения. Методы исследования состава населения по генетическому признаку весьма разнообразны. Перечислим наиболее доступные.

    1. Изучение национального состава, позволяющее дать пример­ную оценку мест выхода пришлого населения. Поскольку националь­ный состав учитывается во всех переписях населения, то это поз­воляет не только подсчитать численность выходцев из тех или иных  районов страны, но и проследить изменение мест вы­хода в разные периоды заселения. Так, в населении России в 1989г. свыше 5.5 млн. человек составляли украинцы и белорусы, бывшие мигранты и их потомство в разных поколениях. В ряде районов Сибири и Даль­него Востока их доля выше, чем по стране в среднем. Больше всего украинцев в населении Приморского края. Там первые украинцы появились в 1882г., когда началась перевозка переселенцев морем. Особенно много было выходцев из Киевской, Полтавской и Черниговской губерний. До начала ХХв. среди переселенцев доля выходцев из этих губер­ний составляла 3/4 (14.с.70). Не слу­чайно еще в 1926 г. одну четвертую часть населения края состав­ляли украинцы. К 1939 г. их доля снизилась до 18,9%, и в 1989г. она составила уже 8.2%. То же можно сказать о белорусах, впервые появившихся на юге Дальнего Востока после 1906 г. в связи с постройкой железной до­роги. Доля белорусов в населении Дальнего Востока в 1939 г. была вчетверо и в 1959 г. вдвое больше, чем в населении России в сред­нем.

    Национальный состав лишь примерно характеризует районы вы­хода переселенцев, и не столько потому, что этническая принад­лежность не может быть точно учтена, сколько вследствие того, что переселенцы данной национальности не обязательно являются выходцами из районов их первоначальной родины. Свою роль играют и ассимиляционные процессы.

     2. Изучение названий поселений в осваиваемом районе. Исто­рии известен обычай всех колонистов уносить на новые места имена покидаемых жилищ. Это характерно было для колонизации Америки, Австралии и других материков. То же и в России. Так, суздальские города носят южнорусские названия бывшей до того Киевской Руси. В Сибири и на Дальнем Востоке много названий, перенесенных с Украины, из центральной части России и других районов. Среди сельских населенных пунктов на Дальнем Востоке можно встретить Орловки, Тамбовки, Воронежские, Самарки, Вятские, Пермские, Астрахановки, Саратовки, Рязановки и другие названия, принесенные сюда из европейско­го центра России и Украины. Например, в числе сел находятся четыре Полтавки, три Украинки, три Черниговки, две Киевки, Переяславка, Харьковка и даже Крещатик.

     Села с подобными названиями образовали переселенцы тех гу­берний страны, откуда шли основные массы крестьян после отмены крепостного права. К числу таких губерний как раз и относились Воронежская, Тамбовская, Самарская, Вятская, Черниговская, Полтавская, Киевская и некоторые другие. Так, в 1885-1914 гг. из Полтавской губернии выселилось в Сибирь и на Дальний Восток 422 тыс. крестьян, из Черниговской – 295.тыс., из Воронежской – 238 тыс. и т.д. (54).

    Указанный метод изучения состава пришлого населения по ра­йонам выхода имеет весьма ограниченный характер. Он позволяет, и притом очень приближенно, определить районы выхода лишь первых переселенцев, поскольку последующие часто приселялись к уже соз­данным обществам. Кроме того, многие населенные пункты имеют названия, не связанные с районами выхода.

     3. Анализ материалов переписей и специальных обследований состава населения, проводимых в  Сибири, на Даль­нем Востоке и других районах в дореволюционные годы и частично в первые послереволюционные годы ХХ столетия. Так, программой переписи 1926 г., как и при проведении переписи 1897 г., предусматривалась разработка вопроса о времени вселения в данный район. Поскольку места рождения и районы выхода не всегда совпадали, то последние не могли быть достаточно точно указаны.

        Начиная с конца ХIХв. и особенно в начале ХХв. проводятся всевозможные обследования состава населения для выявления време­ни вселения и районов выхода переселенцев. Отдельно обследуются старожильческие, новосельческие, казачьи и иные хозяйства. Мате­риалы обследований публиковались в дореволюционной переселенческой литературе. Все эти материалы могут быть широко использованы для сопоставлений современного состава населения с тем, который был  в конце ХIХ и начале ХХ вв.

    4. Анализ материалов текущей статистики о передвижении на­селения. Учет передвижения населения между района­ми страны был налажен сравнительно хорошо уже в тридцатые годы. В частности с 1932г. осуществляется учет миграции  населения на основе прописки прибывающих на жительство и выписки  выбывающих в другие местности. Но до  1960 г. он осуществлялся лишь по городским поселениям.  В нас­тоящее время статистические органы на основании отрывных тало­нов, заполняемых при регистрации мигрантов, разрабатывают материалы по перемещению как сельского, так и городского населения. Систе­матический характер этой работы позволяет выявить основные райо­ны, в которые прибывает и откуда выбывает население.

     Хотя материалы текущей статистики о перемещении населения доступны, их применение при характеристике состава населения по районам выхода ограничено, не говоря уже о том, что они не раскрывают процесса формирования населения во времени. Дело в том, что места выхода переселяющегося населения и живущего в том или ином районе не совпадают из-за различной приживаемости ново­селов, прибывших из разных мест.

    5. Специальные анкетные обследования состава населения. Проведение различного рода выборочных анкетных обследований может дать разнообразный и богатый материал, харак­теризующий структуру населения. Вопросы, включаемые в опросный лист, обычно ориентированы на две группы ответов: на объективные характеристики состава населения и условий его жизни и на субъ­ективное восприятие населением этих характеристик и условий. В тех случаях, когда субъективные ответы кор­респондируют с объективными характеристиками, они могут быть ис­пользованы как дополнительная социологическая информация. Однако нельзя переоценивать подобную информацию, даже если она сулит правдоподобные выводы. В научных исследованиях с большой осто­рожностью следует опираться на мнения людей, ибо даже когда у всех одинаковое мнение, это еще не всегда означает, что оно ис­тинно. Арсенал статистических материалов в настоящее время столь велик, что он требует привлечения лишь очень ограниченного коли­чества информации, получаемой анкетным опросом.



предыдущая страница
содержание
следущая страница