k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ)

ФАКТОРЫ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ И ИХ КЛАССИФИКАЦИИ

предыдущая страница
содержание
следущая страница


ГЛАВА 3

ФАКТОРЫ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

  В советские годы  доступ к социальной информации в той или иной мере был всегда ограничен  грифами либо «секретно», либо «для служебного пользования». Подобное в наибольшей степени относится к 30-40 годам сталинского времени и к брежневскому периоду, начиная с 1976г., когда  была закрыта  большая часть демографической статистики. Поводов было несколько.    

 Прежде всего генералы пытались  переложить на органы статистики ответственность за утечку информации из военных ведомств (в те годы было достаточно провалов во внешней разведке и контрразведке). Другой повод состоял в необходимости оградить  советский народ от «происков» враждебной пропаганды, которая достаточно удачно использовала ту неприглядную ситуацию в демографическом развитии страны (падение продолжительности жизни, сохранение высокой младенческой смертности т.д.), которая сложилась в так называемые застойные  годы. 

Наконец, в ход были пущены надуманные стратегические аргументы: мигранты – это в основном молодые мужчины,  значит, перемещается по стране не просто население, а мобилизационные контингенты; ежегодные числа родившихся мальчиков – это сегодня дети, а завтра – будущие призывники. Причем  аргумент о том, что процент мальчиков среди новорожденных постоянен (в современной России равняется примерно 51.5%), не возымел действия и, сохранив для открытой публикации общие числа родившихся, запретили разбивку их на мужчин и женщин. Представители военного ведомства настояли также на том, чтобы  оставить в публикациях ЦСУ СССР лишь численность населения по областям и  закрыть для открытой печати сводные данные по экономическим районам. Аргумент – пусть сами считают.

На Руси так всегда бывает: не было бы счастья, да несчастье помогло. Ограничение доступа к демографической информации и возможностям её публикации явилось мощным импульсом  развития теории,  проведения социологических обследований. Десятилетие,  предшествовавшее началу перестройки, оказалось весьма продуктивным и в наращивании знаний о  различных видах движения народонаселения, и в изучении разных сторон демографического поведения. Но последовавшее затем вступление России в рыночную экономику оказалось плачевным для теоретических разработок. Забота о «хлебе насущном» толкнула исследователей на поиск дополнительных заработков. К этому добавился приток в число «исследователей» миграционной проблематики людей, не обладающих ни знаниями в этой области науки, ни способностями, но зато быстро адаптировавшимся к правилам игры в рыночных условиях и, главное, имеющим «связи» с теми, кто распределяет заказы.

В 90-е годы  не было опубликовано ни одной работы, в которой бы рассматривался не набор случайных обстоятельств, представляемых как факторы миграции, а  анализировались бы действительные  движущие силы этого процесса и обосновывалась  их новая классификация. Вместе с тем публикаций, в которых в той или иной мере рассматривались факторы миграции, было предостаточно. Е.И. Филиппова дала подробный критический анализ постсоветской литературы, в которой упоминаются факторы миграции, делаются попытки осмыслить новую ситуацию в миграционной сфере (46. с.6-25).  Можно назвать  одну работу, в которой имеется целый раздел (третий), посвященный факторам миграции.(27). Но  этот раздел неоднороден. В нём всего две статьи касаются этой проблематики. Причем в статье Г.С. Витковской речь идет  о факторах адаптации вынужденных мигрантов, а в  статье других авторов говорится о таком миграционном факторе, как жилищная обеспеченность.  Очевидно, что  характер взаимодействия миграции и жилища в рыночных условиях изменился. Но суть осталась прежней,  как и в старые времена, что достаточно убедительно показано  в монографии Л.Корель (13). В других современных работах обычно анализируются не факторы миграции, а  говорится о тех обстоятельствах, которые сформировали новые факторы, т.е. о новой социальной среде (напр., о распаде СССР, о становлении рыночной экономики и др.).  Примечательны в этом отношении работы Ж.А. Зайончковской. В 1994г. ею все факторы миграции были разделены на три группы: первая – распад СССР и связанные с этим процессы, в числе которых и национализм, и экономический кризис и др. Другая группа факторов связана с движением к либерализации и демократизации жизни в стране. Третья – связана с экономическими преобразованиями. (9. с. 6).  В 1999г. миграционные процессы в России у Ж.А. Зайончковской определяются уже влиянием двух противоречивых групп факторов – деструктивных (к примеру, вооруженные этнические конфликты) и конструктивных, к числу которых отнесен переход к политике открытых дверей (11.с. 28).  Главный недостаток этих и подобных группировок и классификаций – смешение условий и факторов и естественное нарушение  иерархии последних.    

В результате рыночных преобразований, которые в уродливой форме затронули и науку,  исследования миграционных процессов, в данном случае   изучение факторов миграции населения, столкнулось,  мягко говоря, с рядом заблуждений. Во-первых, произошло смешение таких понятий, как виды и направления миграции населения  с её  факторами. Появились экономические, политические, экологические, этнические и другие миграции. Одновременно продолжают существовать  экономические, этнические и все остальные подобные факторы. К примеру, что такое этническая миграция? Надо думать, это когда в составе мигрантов появляется сравнительно большой процент «лиц кавказской национальности»? Интересно, какой процент «лиц русской национальности» должен быть среди мигрантов, скажем, следующих из Северной Осетии в Ингушетию, чтобы  миграцию назвать этнической? Если существуют экономические миграции, то почему нет природных, в т.ч. климатических? По нашему мнению, корректнее выделять внешние и внутренние миграции, добровольные и вынужденные и т. д., чем дифференцировать их названия в зависимости от того, какие факторы выступают их движущими силами.

Во-вторых, ныне не делается различий между факторами условий и факторами структур. Появились не только этнические, но и демографические и другие  факторы. Но структурные факторы отличны от факторов – компонентов условий жизни. Их место в трехчленной схеме: условия – факторы – причины, отсутствует. Структурные факторы или структура миграционного потока  определяет скорее миграционную мобильность, чем собственно переселение. Интенсивность миграции зависит от  половой, возрастной, генетической, этнической и некоторых других структур только потому, что мужчины  молодые,  неженатые и т. д. более подвижны, чем, к примеру, пожилые и старые.

Иногда, правда, фактор может быть назван демографическим или этническим. Обычно это бывает, если возникают демографические диспропорции в структуре населения (этим были вызваны отправка каторжанок в Австралию, сплав нескольких десятков женщин, осужденных на каторжные работы по Амуру во второй половине ХIХ века, «хетагуровское» движение на Дальний Восток в довоенные годы ХХ столетия). Такие миграции  восполняли нехватку женщин в районах колонизации. Фактор может быть этническим или демографическим также тогда, когда  сформировавшаяся диаспора (или  диспропорция в половой структуре)  становится «магнитом», притягивающим из других мест лиц данной национальности, либо лиц определенного пола. В подобных случаях этнические связи или половые диспропорции входят в число  факторов миграции.

В-третьих, почти повсеместно нарушается иерархия факторов, в один ряд ставятся факторы  разных порядков. Суть не в том, что одни факторы могут быть основными, а другие – второстепенными. Те и другие могут быть элементами одного порядка, только в зависимости от меры воздействия на данный процесс. Так, часто соседствуют такие разно порядковые факторы, как экономические условия и нарушение  избирательных прав, или низкая заработная плата и правовой фактор. Здесь на один уровень возведены факторы первого и,  по крайней мере, второго или  третьего порядков. 

С научной точки зрения важно не смешивать факторы разного порядка, также как и не упускать те факторы, которые в той или иной мере влияют на данное явление. Может быть назван большой набор первичных факторов: экономические, социальные (или вместо них – социально-экономические), экологические, природные, географические, политические, правовые, этно-культурные и др. Их состав и значимость могут быть различными. Каждый  фактор в свою очередь может быть представлен неким другим набором. Так,  социальный фактор выступает в виде совокупности наиболее значимых для человека компонентов условий жизни: заработная плата, жилищная обеспеченность (квадратные метры, уровень благоустройства, местоположение  жилья и т.п.), тип поселения, район его расположения и др.

Иное дело – практическая полезность группировки факторов, их использование в управлении миграционными процессами. Сразу заметим, что новое «издание» их деления на факторы «выталкивания» и «притяжения» (32 с.23; 11. с.22; 50. с.233), как и предложение их делить на внешние и внутренние (29.с.22), мало продуктивно не только вследствие теоретической несостоятельности (фактор выступает как различие, а не как состояние параметров изолированной территориальной общности). Эти подходы не пригодны главным образом для целей управления. Наиболее продуктивно, как и прежде, деление факторов по возможностям их влияния на миграционные процессы.  Нового здесь ничего  нет. Все факторы можно разделить на неизменные, постоянные (климат, местоположение и т.п.); временные или медленно меняющиеся (структурные факторы, освоение территорий и др.) и переменные или факторы, поддающиеся воздействию (прямому или косвенному) в сравнительно короткое время. Это по сути регуляторы миграции населения.

Очевидно, что факторы  должны рассматриваться не относительно миграции населения в целом, а, следуя положениям теории трехстадийности миграционного процесса, анализироваться либо для первой стадии (формированию подвижности), либо для заключительной стадии (приживаемости новоселов). Такой подход вызывается тем, что наборы факторов на первой и третьей стадиях  не одни и те же.

В заключение повторим  положение о том, что воздействуют на миграции не абсолютные значения факторов, будь то в районах выхода или  в местах вселения мигрантов, а  региональная дифференциация их уровней. Причем направленность этой дифференциации может круто меняться. В начале 90-х годов Россия делала всё возможное, чтобы сдержать приток русскоговорящих мигрантов из нового зарубежья. В новых независимых государствах, бывших союзных республиках Советского Союза, осуществлялась  невиданная для цивилизованных стран дискриминация некоренного населения (законы о гражданстве, о государственном языке и др.). Порой  боязнь потерять историческую родину – была главным стимулом притока мигрантов в Россию.

Все изменилось во второй половине 90-х годов. В странах нового зарубежья ослабла дискриминация, в ряде стран русский язык стал вторым государственным и т.п. В это время заметно уменьшился  миграционный потенциал. Ведь прошло уже более 10 лет, в течение которых осуществлялся отток русскоговорящего населения.  Тем не менее, не это привело к обвальному сокращению миграционного притока, а то, что Россия лишь на словах изменила отношение к брошенным соотечественникам, ужесточив на деле условия их возвращения на историческую Родину (прежде всего закон о гражданстве). Политический и правовой факторы стали решающими в ограничении миграционного притока русскоговорящего населения в  Россию. 

 Факторы миграции населения: основные и второстепенные, и в прошлой планово-регулируемой системе, и в рыночных условиях действуют не изолированно, а в совокупности, лишь меняя свою значимость в разных местах и в разное время. Это относится и к внутренним, и к внешним,  и к добровольным, и к вынужденным миграциям населения, хотя наборы факторов во всех случаях могут быть разными. Исключение составляют лишь принудительные миграции, где доминирующим, чаще единственным  выступает правовой фактор.

В системе управления миграциями, где  воздействие направлено на регулируемые факторы, обычно выделяют четыре направления:

 -правовые факторы – законы и другие нормативные акты, создающие правовое поле, в рамках которого осуществляется регулирование миграции;

 -экономические – это преимущественно финансовые затраты на привлечение, компенсацию имущественных потерь и обустройство мигрантов, включающие бюджетные и внебюджетные средства;

 - организационные  и  информационно-пропагандистские

По этим четырем направлениям формируются обычно федеральные и региональные миграционные программы. Их эффективность во многом определяется тем, насколько эти программы учитывают значение субъективного фактора. Суть в том, что, как уже говорилось, факторы воздействуют на миграционные процессы не прямо, а через поведение тех людей, которые наполняют миграционные потоки. Для потенциальных мигрантов значение имеет не то, что им предлагается либо в местах возможного вселения, либо в районах их проживания, а то, к каким различиям между теми и другими приведут принимаемые меры.

Эти  различия выступают как противоречия двух частей или двух состояний одной и той же внешней для мигранта и потому объективной среды. Но имеется также противоречие между объектом и субъектом, средой обитания и личностью мигрантов. Субъективное восприятие существующих различий в условиях жизни населения разных районов и поселений и придает им различную значимость, определяет характер второго противоречия, с которым связано понимание причины миграции. Феномен ее – в отношении субъекта к объекту.

 


предыдущая страница
содержание
следущая страница