k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ)

ФАКТОРЫ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ И ИХ КЛАССИФИКАЦИИ

предыдущая страница
содержание
следущая страница


ГЛАВА 5

РЕГУЛЯТОРЫ МИГРАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ  И ПРИЧИНЫ МИГРАЦИИ

   Человеческое поведение, в том числе и в сфере миграции, детерминируется двумя основными факторами – внутренней системой потребностей и внешней средой, т.е. субъективными и объективными компонентами в их органической взаимосвязи. Это положение аксиоматично, независимо от того, включается ли потребность в структуру поведения или выступает внешним его регулятором. На признании этого положения строятся различные схемы механизма формирования и регуляции любого вида социального поведения. Всеми признается также положение, что взаимодействие среды с потребностями опосредовано сознанием субъекта: прежде, чем совершить действие, личность переживает процесс мотивации. Человек осознает и сопоставляет объективные и субъективные стороны, потребности и действия, направленные на их удовлетворение (11).

 Социальной психологией выработан также ряд объяснительных схем формирования определенного типа поведения. Так, согласно теории установки Д.Н. Узнадзе, поведение на индивидуальном уровне возникает посредством соединения потребности с соответствующей ей ситуацией. Здесь действие (поведение) служит удовлетворению потребностей в условиях определенной ситуации. Взаимодействие потребностей и ситуации порождает установку, реальное психическое состояние, определяющее целесообразную активность человека (31). Социальная установка, или установка на определенный вид действия в социальной среде, представляет еще не действие, а лишь внутреннюю готовность субъекта к определенному действию, которое лишь и является законченным элементом поведения.

 Д.А. Кикнадзе, не меняя этой принципиальной схемы, представляет ее в более развернутом виде. Факторы, определяющие поведение человека, он выстраивает в цепочку: общественная и естественная среда; потребности; осознание потребности (интересы, желания и т.д.); мотивация к действию; решение действовать; установка (готовность к практическому действию); действие (реализация установки) (11). В этой более развернутой схеме исходные посылки (среда, потребности) и заключительный элемент (действие) те же, что и в классической схеме Д.Н. Узнадзе.

 Другая схема, предложенная в советское время Институтом психологии РАН, исходит из того, что мотивационная система личности – сложное соединение движущих сил поведения человека: потребностей, интересов, целей, влечений, идеалов и т.д. Они непосредственно детерминируют человеческую деятельность, и через них преломляются все внешние воздействия среды (41).

 Относительно структуры психического образования и роли различных регуляторов поведения у социологов, как и психологов, нет единства взглядов. В этой ситуации вполне обоснованно выглядит объединение всего круга не идентифицированных понятий в одно емкое понятие диспозиция. Готовность личности к определенному способу действий, как отмечает В.А. Ядов, называется по-разному: жизненной позицией, направленностью интересов, ценностной ориентацией, социальной установкой, субъективным отношением, доминирующей мотивацией и т.д. Все это диспозиции личности, фиксированные в ее социальном опыте предрасположенности воспринимать и оценивать условия действительности, а также действовать в этих условиях определенным образом (45.с.14). Социологическая схема диспозиционной регуляции поведения выглядит столь же элементарно, как и психологическая схема, предложенная Д.Н. Узнадзе. В ней взаимодействие среды и потребностей опосредуется через диспозиционную систему.

 В схеме регуляции поведения, предложенной В.А. Ядовым, выделены разные уровни регуляции и структурированы диспозиции личности. В общем виде поведение личности регулируется ее диспозиционной системой, суть которой – пересечение уровня потребностей с удовлетворяющей их ситуацией. Однако в каждой конкретной ситуации и в зависимости от цели ведущая роль принадлежит определенному уровню диспозиций или даже конкретному диспозиционному образованию. Концепция, предложенная В.А. Ядовым, вывела из тупика разработку проблем регуляции социального поведения, заменив споры о дефинициях поиском детерминантов поведения.

        В нашем случае к числу регуляторов миграционного поведения могут быть отнесены факторы миграционных процессов и потребности мигрантов с их ценностными ориентациями. Из перечисленных регуляторов лишь факторы миграции не вызывают дискуссий относительно их роли и места в механизме формирования того или иного типа миграционного поведения.  Вместе с тем понятие фактора в контексте социального поведения вообще и миграционного поведения в частности должно быть уточнено. Это уточнение обусловлено той активной ролью, которую играют потребности в механизме регуляции поведения.

 Выше было показано, что факторы – это часть условий жизни или окружающей человека среды, состав которых обусловлен природой того или иного явления, процесса. Здесь следует добавить, что не вся действительность или среда, в которой находится индивид, является ситуацией его поведения, а только часть ее, находящаяся в определенных взаимоотношениях с системой его потребностей (31). Согласно теории установки Д.Н. Узнадзе, готовность к активности в определенном направлении возникает на базе взаимодействия потребности и среды, но не среды вообще, а лишь той, влиянию которой человек подвергается в данный момент (45). С учетом этого фундаментального положения можно так определить факторы социальных, в том числе миграционных, процессов.  

Факторы – это обусловленная природой явления совокупность условий жизни населения, состав которых и, что важно подчеркнуть, приоритетность входящих в него компонентов зависят от структуры потребностей. Поэтому, по нашему мнению, существующее в жизни многообразие наборов факторов с их разделением по значимости объясняется исключительно различиями в иерархии потребностей разных совокупностей людей или отдельных индивидов. Отсюда очередность и мера изменения территориальных или поселенных различий тех или иных условий жизни всецело должны определяться отношением к ним населения, структурой его потребностей (4).

 Другой компонент в механизме регуляции миграционного поведения –потребности и взаимосвязанные с ними ценностные ориентации, в самом общем виде представляющие ориентиры деятельности личности, сформированные в процессе социализации. Ценностные ориентации характеризуют человека как личность, включенную в систему социальных связей и отношений в социальной системе, – это установки личности на те или иные ценности, это относительно устойчивое отношение человека к объектам (57). Они образуют, согласно схеме В.А. Ядова, высший уровень диспозиционной системы и находят субъективно-объективное отражение в виде ценностей. Центральное место в них занимает направленность интересов, или субъективная вовлеченность личности в различные сферы деятельности, т.е. то, что организует систему ее ориентаций в социальной действительности. Ценностные ориентации и доминирующая направленность личности несут ответственность за саморегуляцию поведения.

 Психологическая концепция решающее значение регуляции поведения отводит потребностям. При всей важности для поведения человека чувств, побуждений, интересов и других элементов психического образования личности  потребность остается ее фундаментальным свойством. Внутренние элементы механизма формирования поведения не равнозначны потребности. Более того, интересы, влечения, желания и т.д. – все это, по словам Д.А. Кикнадзе, модификация потребностей, которые представляют собой главное звено в механизме поведения. Потребность – это важнейший, внутренний фактор регуляции поведения (11).

 Не касаясь внутренних процессов взаимодействия потребностей с элементами диспозиции личности, в частности, установками на тот или иной вид деятельности, ценностными ориентациями, отметим, что всеми признается эта органическая взаимосвязь и взаимообусловленность. Так, для Д.Н. Узнадзе внутренний фактор установки – потребность. В потребности как в психическом явлении отражаются объективные процессы. Такими процессами выступают оценочные отношения. «Оценочные отношения, учитывающие значение и пользу вещей для человека, есть та конкретная и специфическая объективная реальность, которая отражается в психике человека в виде потребностей» (41.с.198). В свою очередь, ценностные ориентации выражают потребности индивида в социально значимых целях и средствах деятельности.

 Таким образом, и потребности, и ценностные ориентации – это одни и те же регуляторы поведения, находящиеся лишь на разных уровнях отношений социальной действительности. Те и другие являются результатом социализации, которая корректируется на основе опыта как собственной деятельности, так и деятельности того окружения, с которым индивид общается. В это окружение И.С. Кон включает не только условия жизни, но и других людей (12). Эту же мысль высказал Б.Ф.Ломов, по мнению которого, при рассмотрении поведения нельзя упускать из виду взаимодействие индивида с другими людьми, так как индивидуальная деятельность происходит в системе общественных отношений. В то же время если для формирования потребностей, ценностных ориентаций и других элементов диспозиции личности важен предшествующий индивидуальный и социальный опыт, то для формирования того или иного типа поведения в определенной сфере деятельности важны также психические особенности субъекта. Каждый человек, – как отмечал С.Л. Рубинштейн, – это индивидуальность, со своими особенностями, единичными, неповторимыми свойствами. Поэтому необходимо помимо общих факторов, влияющих на поведение на индивидуальном уровне, учитывать и индивидуально-психические особенности субъекта (1). Знание психических особенностей личности по-разному значимо в различных сферах социального управления. Однако на уровне управления массовым поведением индивидуально-психические свойства не могут приниматься во внимание прежде всего из-за их многообразия и неповторимости. Необходимо также отдавать отчет в том, что особенности поведения объясняются в гораздо большей мере не врожденными свойствами, а влиянием среды. На массовом уровне должны учитываться те стереотипы ценностных ориентаций и социальных потребностей, которые были сформированы в определенных условиях, в системе конкретных общественных требований.

 Признание того, что потребности и ценностные ориентации соотносятся с общественными условиями жизни человека, дало основание рассматривать потребности как процесс, а не как статическую характеристику. В установлении относительности потребностей заключена идея их развития и изменения. На подвижность потребностей обращал внимание еще С.Л. Рубинштейн: в процессе развития общества круг того, в чем нуждается человек, все время расширяется; растут и потребности человека. По его мнению, потребности возникают и развиваются из изменяющихся и развивающихся взаимоотношений личности с окружающей средой (43). Потребности человека историчны, поэтому лишь вопреки диалектике можно полагать, что потребности и ценностные ориентации могут меняться до определенного возраста, а затем стабилизируются. Потребности подвижны в большей мере, чем ценностные ориентации, ибо они зависят и от условий развития личности, и от конкретной жизненной ситуации (11). Именно наличие ситуативного момента отличает их от ценностных ориентаций. Но те и другие в процессе накопления социального опыта способны трансформироваться, хотя мера их трансформации, видимо, обратно пропорциональна возрасту.

 Уменьшающаяся с возрастом подвижность потребностей и ценностных ориентаций может, как показывает исторический опыт, быть усилена целенаправленным воздействием на них. Особенно ярко это проявляется в переломные моменты истории, в экстремальных ситуациях. В обычных условиях, конечно, эффективность направленного воздействия на личность, ее обучение, воспитание не столь велика.

 Рассмотрение отношений между объективными и субъективными факторами позволяет вернуться к анализу взаимосвязи между факторами и причинами, выявлению природы такого понятия, как причина. Концепция причины миграции зиждется на понимании взаимосвязи объективных и субъективных факторов. По-видимому, в социологии, социальной психологии и демографии одновременно стали формироваться взгляды на причину как на объективный фактор и потребность одновременно. Так, Т.И. Заславская отмечала, что причины миграции лежат в закономерностях развития производства и в потребностях, интересах, стремлениях людей, что формирование намерений мигрировать зависит, с одной стороны, от внешних стимулов, а с другой – от особенностей индивида (29). Такой же подход и в работах Д.И. Валентея и Б.С. Хорева, по мнению которых комплекс причин миграции обусловливается и требованиями производства, и территориальными различиями в уровне жизни населения, и потребностями личности (40). Опираясь на положение С.Л. Рубинштейна о том, что внешние причины действуют через внутренние условия, А.Н. Леонтьев полагает, что эффекты внешних воздействий зависят от их преломления субъектом, его внутреннего состояния (18). Ряд других исследователей объективно сложившуюся ситуацию и потребности также относит к причинам (41). Здесь важно отметить, что возникновение определенного сочетания внешних и внутренних условий – это момент, предшествующий поведенческому акту.

 Дальнейший шаг в развитии концепции причины миграции состоял не только в объяснении ее как отношения объективных и субъективных факторов, т.е. потребностей и реального бытия, но и в рассмотрении возникающих между ними противоречий. «...Именно противоречия между уровнем развития личности или ее потребностями и условиями их удовлетворения в той или иной местности, отмечал А.Г. Зубанов, являются причиной миграции» (47.с.27). Но это, добавим, не просто противоречия, ибо различия между потребностями личности в тех или иных благах и возможностью их получения имеются всегда. Это противоречие определенного уровня остроты, как бы «момент истины». Формой отношений между совокупностью факторов, т.е. возможностями для удовлетворения потребностей людей, и этими потребностями могут быть не только острые противоречия, но и своего рода гармония, когда в своей основе потребности удовлетворены. В частности, чтобы новоселы прижились в новых местах вселения, необходимо создать условия, при которых их потребности будут удовлетворены. «Адаптация новоселов проходит тем успешнее, чем больше условия жизни в местах вселения соответствуют их потребностям» (9.с.162). Но чтобы население мигрировало из районов выхода, нужны достаточно сильные противоречия между потребностями населения и теми условиями, в которых оно живет, т.е. противоречие определенной остроты. Более того, нужны определенные психологические усилия, чтобы рискнуть мигрировать из привычного района, особенно если мигрант его уроженец, в малознакомую местность.

 Противоречие возникает либо в том случае, когда базовые потребности личности возвышаются в результате дальнейшей социализации, например, получения образования в населенном пункте более высокого ранга, либо когда ухудшаются условия жизни, например, вследствие житейских катастроф. Однако устранить противоречие и удовлетворить эти потребности можно и без миграции, в рамках того населенного пункта, где проживает индивид. Большая часть населения так и поступает. Имеется какая-то часть населения, которая, не имея возможностей удовлетворить свои потребности на месте, тем не менее и не мигрирует, потому что миграционное поведение – это поведение, предполагающее чрезвычайные условия, чрезвычайную деятельность, редкую в общем контексте жизнедеятельности населения. Переезд остается событием исключительным, требующим особых обстоятельств, а миграция – лишь один специфический способ удовлетворения потребностей.  Резюмируя вышеизложенное, заметим, что для социальных процессов фактор и причина – не тождественные понятия.

Причина выступает как особая форма отношений между объективными факторами и субъективными характеристиками, в частности, потребностями. В контексте поведения факторы выступают как объективное, а причины – объективно-субъективное явление. Именно потому, что причина носит объективно-субъективный характер, она может не сопровождаться действием, несмотря на достижение необходимой остроты противоречия между факторами и потребностями.

Итак, воздействие общества на миграционные процессы может осуществляться с помощью следующих регуляторов миграционного поведения. Первым, наиболее гибким регулятором является изменение территориальных и поселенных различий в уровнях объективных компонентов условий жизни, удовлетворяющих различные, прежде всего базовые, потребности людей. Это изменение может являться объектом государственного регулирования. Различия в условиях жизни ситуационно влияют на миграцию как объективные факторы, но они и воздействуют постепенно на потребности и ценностные ориентации, т.е. имеют перспективную направленность.

         Другим направлением регуляции поведения является воздействие на потребности и ценностные ориентации потенциальных мигрантов, т.е. объектов управления. В этом отношении должны быть выделены три разных уровня воздействия на миграционное поведение. На индивидуальном уровне, бесспорно, должны учитываться психические и иные особенности субъектов. На групповом уровне важным регулятором могут служить социальные нормы, в частности, направленные на нейтрализацию обычаев, традиций, мешающих реализации общественно необходимого миграционного поведения. Заметим, что социальные нормы, как и другие объективные факторы, также воздействуют на поведение двояко: ситуационно и как регуляторы прожективного поведения. Наконец, на массовом уровне, т.е. по отношению к населению в целом, речь должна идти о мерах, с помощью которых личность воспринимала бы ценностные ориентации, равнозначные долгу перед Родиной. Примерами прошлого могут служить поездки на целину, на строительство БАМа и т.д. Это была по тем временам, по сути – реализация определенных ценностных ориентаций высокой социальной значимости.

 Разделение уровней регуляции на индивидуальный, групповой и массовый, вытекающее из весьма продуктивной схемы диспозиционной регуляции – важнейшее условие эффективного воздействия на потребности и ценностные ориентации населения. Еще раз подчеркнем, что это направление по своей сути двояко: оно связано с развитием и возвышением общественно значимых потребностей и ценностных ориентаций, а также с совершенствованием структур совокупностей путем подбора наиболее предрасположенных к миграции индивидов.

По своей сути эти различия выступают как противоречия двух частей или двух состояний одной и той же внешней для мигранта и потому объективной среды. Но имеется также противоречие между объектом и субъектом, средой обитания и личностью мигрантов. Субъективное восприятие существующих различий в условиях жизни населения разных районов и поселений и придает им различную значимость, определяет характер второго противоречия, с которым связано понимание причины миграции. Феномен ее – в отношении субъекта к объекту.

 


предыдущая страница
содержание
следущая страница