k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ)

ИЗУЧЕНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РОССИИ*

___________________________________________________________________________________________________________________

      * В основу положена глава  «Исследования миграции населения в России» из  коллективной монографии «Социология в России». Под ред. В.А. Ядова. М.1998. Глава уточнена и дополнена работами , опубликованными в 1998-2003 годах.

предыдущая страница
содержание
следущая страница


2. Исследования миграций в 20–30-х годах

Установление советской власти в России не остановило ни пере­селенческого движения, ни его изучения. В 20-е годы по этому во­просу было опубликовано весьма значительное число статей во вновь созданных журналах «Плановое хозяйство», «Вестник статис­тики» и других, а также немало брошюр. Подробный анализ этих ра­бот дан В. М. Моисеенко [47].

Активизации исследований способствовало создание в 1922 г. в Москве Государственного научно-исследовательского колонизацион­ного института –первого и последнего столь специализированного научного учреждения в России, просуществовавшего всего восемь лет и закрытого в 1930 г. Расцвет исследований по данной проблеме приходится на вторую половину 20-х годов и более поздний период, когда заметно возросла роль массовых миграций в социально-эконо­мическом развитии страны. В этот период организуется текущий учет миграций, вопросы, посвященные пространственной мобильно­сти населения, включаются в программу переписи населения 1926 г. (остававшейся наиболее детальной до переписи 1979 г.).

    В изучении миграционных процессов в первые десятилетия по­сле революции прослеживается преемственность исследовательских подходов, существовавших до 1917 г., а основная масса научно зна­чимых работ тех лет выполнена И. Л. Ямзиным, В. П. Вощининым, А. П. Яхонтовым и другими учеными. Многие из них стали класси­ческими. Основные темы тех лет: обобщение опыта переселений в первые годы советской власти, анализ интенсивно нарастающего по­тока сельско-городской миграции, в том числе по данным перепи­си 1926 г., выявившей усиление зависимости темпов роста городов от миграционного притока [89]. Экономические и хозяйственные аспекты миграционных процессов анализировал С. Г. Струмилин. Рассматривая миграцию в качестве одного из важнейших факторов социально-экономического развития государства, он показал ее ор­ганичную связь с такими сторонами хозяйственного строительст­ва, как перераспределение трудовых ресурсов, оплата труда, цены и т. п.[74].

Центральной проблемой 20-х годов стала организация переселе­ния из малоземельных регионов в многоземельные [47]. Особый ин­терес в этом отношении представлял Дальний Восток, где экономи­ческая потребность в населении как рабочей силе для освоения при­родных ресурсов края усиливалась военно-стратегическим и полити­ческим значением этих огромных слабозаселенных территорий и не­обходимостью укрепления восточных границ. Ключевым моментом для понимания этой проблемы является тезис, высказанный в 1922 г. исследователем Сибири Г.Ф. Чиркиным: «Только то расширение территории русского государства оказывается прочным, при котором за воином шел пахарь, а за линией укреплений вырастала линия рус­ских деревень [87. с. 85]. Переселение на Дальний Восток, в кото­ром участвовали жители различных частей страны, продолжалось вплоть до Великой Отечественной войны. О его масштабах можно судить по данным Иркутского переселенческого пункта, ведавшего в конце 20-х годов регистрацией мигрантов: только с конца 1924 г. до начала 1930 г. на Дальний Восток проследовало 147,3 тыс. пересе­ленцев и ходоков, что составляет около трети их общего числа на территории России тех лет [58].

Конец 20-х и 30-е годы – период наиболее бурной индустриали­зации страны, вызвавшей не только рост старых, но и создание но­вых городов. Огромные массы людей были подняты, а нередко и на­сильно согнаны со своих мест и направлены на строительство круп­ных промышленных объектов и освоение новых районов не только на Дальнем Востоке, но и на Европейском и Азиатском Севере. Апа­титы, Норильск, Комсомольск-на-Амуре и многие дру-гие города – результат прежде всего принудительных миграций довоенных лет.

Следует отметить два момента, характерных для миграций насе­ления в 30-е и многие последующие годы. Во-первых, с начала 30-х годов стало набирать силу административное регулирование мигра­ции. Основой этого были начавшиеся с 1932 г. паспортизация город­ского населения и расширение территориального перераспределения трудовых ресурсов в различных организованных формах. Во-вторых, в 30-е годы значительные масштабы приобрели принудительные ме­тоды переселения населения – этапирование заключенных, в том числе и политических, в восточные и особенно северные районы для работы в добывающих отраслях промышленности, транспорт­ном строительстве и т. д. Только на начало 1938г. в  учреждениях ГУЛАГа находилось почти 1.9 млн. заключенных, увеличившись за один год примерно на 700 тыс. человек. Заключенные строили новые города, осваивали новые месторождения и др. Так, уже упоминавшийся Комсо­мольск-на-Амуре в первые годы строили именно заключенные, среди которых, конечно, были и бывшие комсомольцы.

В 20-е годы помимо изучения миграционных потоков, географии выхода и вселения, состава переселенцев огромное прикладное зна­чение имела разработка новых переселенческих концепций и систе­м льгот, стимулирующих перемещения населения в заселяемые ре­гионы. Заметим, однако, что на концептуальном уровне ничего ново­го в советский период разработано не было. От дореволюционной практики ситуация тех лет отличалась тем, что переселения осуще­ствлялись зачастую вопреки существовавшим концепциям, а реализа­ция концепций шла вслед за уже осуществленными переселениями. Так, размещение крупных воинских контингентов на окраинах стра­ны настоятельно требовало гармонизации демографических (поло­возрастных) пропорций в этих районах. Этой цели служила организация переселе­ния женщин в места с преимущественно мужским населением, что, кстати, делалось и в царское время, и при колонизации новых территорий другими странами.

Принципиально новой частью управления миграционным движе­нием в советский период стала социальная дифференциация льгот. Создание условий для первоочередного становления социалистичес­ких форм хозяйствования в районах нового заселения и освоения требовало введения особых критериев отбора мигрантов. В 30-е го­ды никакими материальными льготами не пользовались переселен­цы-иностранцы и лица, лишенные избирательного права. Не получа­ли льгот и те, кто работал на частных предприятиях [58].

В 20-е годы были продолжены и теоретические споры о таких по­нятиях, как «колонизация», «переселение», «миграция и ее факторы». Однако научные разработки в последнем случае ограничились лишь выделением природных, политических и экономических факторов. В 30-е годы приоритеты в теоретической дискуссии поменялись:  основной темой стали проблемы реализации организованных форм переселений – детища новой плановой системы. На страницах эконо­мических журналов широко обсуждались различные аспекты промы­шленных и сельскохозяйственных миграций, оргнабора рабочих и т. д. Наиболее обстоятельно все эти вопросы были рассмотрены М. Я. Сониным в фундаментальной работе, вышедшей в свет в 1959 г. [71]. Знакомство с этой работой, в которой пять из четырнадцати глав посвящены анализу организованных форм обеспечения народ­ного хозяйства рабочей силой посредством миграции, показывает, что большинство выдвигаемых автором идей не могло быть опубли­ковано в 30-е годы.

    Вторая половина 30-х годов – период увеличения масштабов до­бровольных и принудительных миграций и одновременно сокраще­ния и полной остановки исследований в этой области. Во всяком слу­чае, обстоятельная библиография работ по миграции населения в до­военные годы обрывается на этом времени. Очевидно, что опреде­ленную, если не решающую, роль здесь сыграла перепись населения 1937 г., названная вредительской. Ее организаторы, ведущие теоре­тики и практики отечественной статистики были подвергнуты ре­прессиям, а вся демографическая и миграционная проблематика на долгие годы оказалась весьма опасной для исследований. Забвение длилось 20 лет.



предыдущая страница
содержание
следущая страница