k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ  1

МИГРАЦИОННЫЙ ОБМЕН МЕЖДУ РОССИЕЙ И УКРАИНОЙ И ЕГО ЭТНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ



предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

2.2. Особенности миграционных связей территорий России с Украиной в 90-е годы

          Информация о числах прибывших из Украины и выбывших в Украину в 1993-2002гг. в разрезе 79 субъектов Российской Федерации ранжирована  в  ряды цифр, рассчитанных в среднем за год для трех периодов: 1993-1995гг., 1996-1999гг. и 2000-2002гг. Из расчетов были исключены те субъекты РФ, которые формально входят в более крупные административно-территориальные образования (Корякский, Ямало-Ненецкий и другие автономные округа, а также Чеченская республика, из-за отсутствия по ней информации о миграции населении). Эти исходные данные позволили рассчитать коэффициенты интенсивности миграционных связей 79 субъектов РФ с Украиной. КИМС найдены как отношение долей субъектов РФ в общем для них миграционном обороте с Украиной к их удельным весам в населении России. Для этих же периодов и по тем же субъектам РФ исчислены коэффициенты результативности миграционных связей с Украиной. Полученные 237 КИМС и столько же КРМС создали  достаточную базу для анализа миграционного обмена субъектов РФ с Украиной.

           В таблице 1.2.11 приведена группировка ранжированных рядов из 79 территорий России. В качестве основания  приняты среднегодовые для трех периодов значения КИМС.  

           В первую наиболее многочисленную группу попало 3/5  республик в составе Российской Федерации. Среди них – все республики Северного Кавказа и большинство республик Поволжья. Национальные образования, расположенные в северных регионах, вошли в другие группы, интенсивность миграционных связей которых с Украиной много больше. В этой же группе в первой половине 90-х годов оказалась Москва, которая здесь не задержалась и в 2000-2002гг. заняла место в 5 группе, имея очень высокие значения КИМС. Прочно обосновались в  группе с самыми низкими значениями КИМС Алтайский край, Омская, Курганская и Пензенская области. В пяти субъектах РФ, в т.ч. и в трех национальных республиках Северо-Кавказского экономического района (Южный федеральный округ), входящих в эту группу за прошедшее десятилетие, интенсивность миграционного обмена с Украиной  выросла, и они перешли в более высокие группы.

Таблица 1.2.11

Группировка территорий РФ по величине коэффициентов интенсивности миграционных связей с Украиной

Группы по значению КИМС

1993-1995гг.

1996-1999гг*.

2000-2002гг.

Количество в группе

Средний

КИМС

Количество

В группе

Средний

КИМС

Количество

в группе

Средний

КИМС

Группа 1

До 0,500

19

0,369

17

0,359

17

0,338

Группа 2

0,501-0.700

13

 

0,606

18

0,606

19

0,597

Группа 3 0.701-0.900

14

0,784

11

0,800

7

0,773

Группа 4

0,901-1,100

8

1,000

9

0,981

9

0,937

Группа 5

1,101-1,500

8

1,292

10

1,276

15

1,260

Группа 6

1,501 и выше

17

3,803

14

3,900

12

3,754

*Без Ингушетии

         Вторая группа, включала в начале 90-х годов 13 субъектов, а к концу десятилетнего периода возросла до 19. В неё на начальном этапе помимо Московской и Рязанской областей, перешедших первая в пятую группу, а вторая – в  третью, все остальные – это территории Сибири (Кемеровская и Томская области), Урала (Пермская, Челябинская, Оренбургская и Свердловская области) и Поволжья (Нижегородская, Ульяновская и Самарская области). В этой же группе оказались и две республики – Хакасия и Марий Эл. За десятилетие  в эту группу перешли из сопредельных групп три Северо-Кавказские республики, пять областей и Санкт-Петербург. Средняя для группы интенсивность миграционных связей с Украиной сохранилась на уровне начала 90-х годов.    

        Третья группа со значениями КИМС  0.701-0.900, оказалась самой подвижной. К началу ХХIв. из её состава перешли в группы с меньшей интенсивностью миграционных связей: в первую группу – Кировская область и Бурятия  и во вторую группу – Читинская, Вологодская, Иркутская и Тамбовская области, а также Санкт-Петербург. Липецкая область и республика Адыгея вошли в состав пятой группы, коэффициенты интенсивности миграционных связей с Украиной у которой, находятся в интервале 1.101-1.500, т.е. заметно выше средних. Лишь Ставропольский край, да Саратовская и Астраханская области остались в своей группе.

        Четвертую группу составляют субъекты центральной и северо-западной части страны: Тульская, Тверская, Ивановская, Новгородская, Псковская  и т.д. области. Группа достаточно устойчива по показателям миграционного обмена с Украиной. КИМС у субъектов РФ, входящих в эту группу, находятся на среднем уровне. За десятилетие её покинули Волгоградская область, перешедшая в третью группу, и Карелия, пополнившая пятую группу, имеющую более высокие значения КИМС.

         Из пятой группы за десятилетие перешли в сопредельную четвертую группу Красноярский край и Архангельская область, их показатели, превышавшие 1.1 в начале 90-х годов, оказались на уровне 0.9 – в первые годы нового столетия. За десятилетие состав этой группы увеличился почти вдвое. В группу перешло 9 субъектов РФ из  первой группы – Москва, из  второй группы - Московская область,  из третьей группы – Липецкая область и республика Адыгея, из четвертой группы – Карелия и из шестой группы – Орловская, Амурская и Сахалинская области. Средние показатели интенсивности миграционных  связей в этой группе  стабильно снижались весь десятилетний период.

        Шестая группа не только такая же большая, как и первая группа, но и весьма разнообразная. В неё входили в начале 90-х годов кроме Еврейской автономной области все остальные административно-территориальные образования Дальнего Востока, имевшие самые высокие значения КИМС. Причем эти значения колебались от 1.506 – в Приморском крае до 16.500 – в Чукотском автономном округе. В эту группу входит также ряд северных территорий: Республика Коми, Тюменская область и Якутия. Наконец в составе этой группы оказались и сопредельные с Украиной области, такие как Орловская, Ростовская, Брянская, Курская  и Белгородская. В начале нового века эту группу покинули, перейдя в сопредельную пятую группу, Хабаровский  край, Сахалинская, Амурская (Дальний Восток), а также Брянская  области. Приморский край оказался даже в четвертой группе. В целом в  шестой группе осталось 12 вместо 17 субъектов РФ.

          Таким образом, с начала 90-х годов до наступления нового столетия, т.е. за период самостоятельного развития России и Украины, в течение которого межреспубликанская миграция трансформировалась в межгосударственный миграционный обмен, прежде всего, существенно снизилась интенсивность миграционных связей между двумя странами, во-вторых, сократилось количество районов, имевших наиболее высокие КИМС, причем в группах субъектов РФ,  в которых КИМС превышали средний уровень, их значения стали ниже, чем были в начале 90-х годов (напр., на Сахалине величина КИМС сократилась в 2.3 раза и т.д.), в-третьих, на фоне сокращения значений КИМС в районах с высоким удельным весом в населении украинцев (в Приморском крае, где  их доля – 8.2%, значение КИМС сократилось с 1.506 в 1993-1995гг. до 0.926 – в 2000-2002гг., на Камчатке  украинцев – 9.1%, а значения КИМС соответственно составили 4.250 и 3.077),  коэффициенты миграционных связей с Украиной выросли в ряде близ расположенных регионов: Белгородской (в 1.5 раза), Курской (на 9.1%) и Орловской (на 3.7%)  областях. В Ростовской и Брянской областях КИМС остались на прежнем уровне.

          Как явствует из анализа динамики и дифференциации значений КИМС,  географический фактор, т.е. положение российских регионов относительно  территории Украины, воздействует на показатели миграционного обмена столь же заметно, как и  этнические факторы (доли украинцев в населении  субъектов РФ). Причем этнический фактор был и остается достаточно сильным регулятором интенсивности миграционных связей территорий России с Украиной (табл. 1.2.12).

        По своей природе коэффициенты интенсивности миграционных связей  (КИМС) не характеризуют уровень интенсивности миграции как таковой (она выражается отношением масштабов миграции к численности населения), они  представляют лишь ряды распределения регионов по значимости этих коэффициентов и их положение относительно среднего уровня, т.е. единицы.     

Таблица 1.2.12

Влияние удельного веса украинцев в населении субъектов РФ на значение КИМС (Среднее значение КИМС)

Субъекты федерации с долей украинцев в населении (%)

Количество

Субъектов в группе (по данным за 1989г.)

1993-1995гг.

        

1996-1999гг.

2000-2002г.

 

 

Группа 1

До 1,00

12

0,411

0,400

0,381

Группа 2

1,10-1,50

13

0,760

0,787

0,792

Группа 3

1,51-2,00

13

0,947

0,959

0,958

Группа 4

2,01-3,00

14

0,710

0,738

0,768

Группа 5

3,01-5,00

13

1,015

0,968

0,961

Группа 6

5,01 и выше

14

5,588

4,799

3,982

 

         Как видно из данных таблицы 1.2.12 коэффициенты интенсивности миграционных связей с Украиной сократились  в тех  регионах, в населении которых доля украинцев либо наименьшая (первая группа), либо наиболее высокая (четвертая и особенно пятая группа). В тех регионах, в населении которых доля украинцев составляла от 1.1 до 3.0 процентов, коэффициенты интенсивности миграционных связей все три периода колебались в интервале от 0.7 до 1.0 и, по сути, остались на одинаковом уровне.       

      Также как и интенсивность, результативность миграционных связей субъектов РФ с Украиной в период реформ существенно изменилась (табл.1.2.13).

        В течение  девяностых годов прошлого века и в первые годы нового столетия у 5 субъектов РФ, результативность миграционного обмена с Украиной сохранялась на одинаковом уровне. Такое положение характерно в среднем всей 3-ей группе, хотя в её составе есть  субъекты, у которых результативность миграционного обмена возросла, и есть те, где произошло снижение КРМС. Но два субъекта – Астраханская и Вологодская области точно вписываются в эту группу, у них КРМС весь десятилетний период сохранялись стабильными. Стабильными эти показатели остались и у Красноярского края, Новосибирской и Мурманской  областей,  входящих  в 4-ю и 5-ю группы.

Таблица 1.2.13

Группировка субъектов РФ по значениям коэффициентов результативности миграционных связей с Украиной

Субъекты

 РФ со значением КРМС

    1993- 1995гг.

1996-1999гг.

2000-2002гг.

Число субъектов

Средний КРМС

Число субъектов

Средний КРМС

Число субъектов

Средний КРМС

Группа 1 менее 350

10

329

8

312

3

283

Группа 2

От 351 до 400

12

372

11

382

6

386

Группа 3

От 401 до 500

17

457

21

461

15

463

Группа 4

От 501 до 700

16

589

18

601

27

560

Группа 5

От 701 до 1000

12

889

13

832

21

820

Группа 6

Свыше 1000

12

1989

8

1467

7

1471

  

       Следует подчеркнуть, что уровень КРМС не характеризует значение миграционного сальдо, оно может быть большим и меньшим. Этот показатель свидетельствует лишь о том, сколько из каждой тысячи человек, прибывших в тот или иной регион, выбыло обратно.  КРМС как показатель  имеет иную природу, чем КИМС.  Значения каждого коэффициента интенсивности миграционных связей  сравниваются во всех случаях со средним уровнем, равным единице. Более того, КИМС могут быть исчислены и оценены только в их общей совокупности. Говоря словами выдающегося бельгийского статистика Кетле, каждый КИМС занимает определенное место в общем ряду распределения.  В отличие от этого, конкретный КРМС не зависит от значений других  КРМС, он самостоятелен и определяется лишь тем сколько прибыло в район А из района Б и  сколько выбыло из А в Б. Тут нет среднего, возможны лишь отклонения в любую сторону от 1000 человек. Особенностью этого показателя является то, что результативность миграционных связей для страны приема  в случае снижения  величины КРМС повышается, т.е. чем меньше тысячи величина КРМС, тем результативнее для страны приема происходит миграционный обмен и тем большие относительные потери несет отдающая страна.

       В  рассматриваемый   период  субъектов Федерации,  у  которых    повысилась  результативность  миграционного обмена,   оказалось   28.  Это  районы,  входящие  в  6, 5, 4 и  1  группы.  Среди  них  Москва  и  Московская область, значения КРМС, у которых сократились в среднем на 45% (сокращение величины КРМС – это повышение результативности миграционного обмена). Москва из четвертой группы сразу же перешла в первую. Подобное произошло и с Карелией, у которой КРМС снизились вдвое, этот район также оказался в 1 группе.

         Резкое  повышение результативности миграционного обмена (снижение показателей в направлении их нейтрального уровня, т.е. к тысяче) произошло практически во всех дальневосточных районах, за исключением Амурской области. Из регионов Дальнего Востока в 1993-1995гг., на  каждую тысячу  прибывавших с Украины, выбывало обратно от  1421 (Магаданская область) до 2338 (Сахалинская область). За десятилетие значения КРМС в Магаданской области сократились до 814, в Приморском крае с 1442 до 946, Хабаровском крае соответственно 1530 и 1185,  на Камчатке -1695 и 1131, ЕАО – 1947 и 1353 и на Чукотке – 2240 и 1057, т.е. уменьшились в 2.1 раза.  Наибольшие результаты были достигнуты на Сахалине, где КРМС сократилось до 906 человек, т.е. в 2.6 раза. Повысилась результативность миграционных связей с Украиной также в республиках Бурятия (с 1117 до 668) и Саха (с 1522 до 836). Единственный субъект РФ в Дальневосточном федеральном округе, где ухудшился КРМС,  – Амурская область, её показатель возрос с 1086 до 1568.

         Подобная динамика КРМС за истекшее десятилетие отражает реальную картину социально-экономического развития регионов Дальнего Востока. Приезжее население, особенно, из ставших теперь самостоятельными  государствами, ощутило себя брошенным в депрессивном районе, удаленным на десяток тысяч километров от родных мест. И оно естественно, вместе с выходцами из центральных районов России стало покидать Дальний Восток, о чем свидетельствует отрицательное миграционное сальдо все эти годы и сокращение численности населения. К примеру, по сравнению с 1989г. в начале 2002г. население  в полосе от Читинской области  до Приморского края уменьшилось на 12% (0.7 млн. человек), тогда как по России в среднем – на 1%.       

       С середины 90-х годов непрерывно сокращается миграционный оборот между Россией и Украиной и его конечный результат – сальдо: 139 тыс. человек в 1994г., 87 тыс. – в 1996г., 55 тыс. – в 1998г., 39 тыс. – в 2000г. и 16 тыс. – в 2002г. На этом фоне у большинства субъектов РФ упала и результативность миграционного обмена с Украиной. За десятилетие эти показатели ухудшились в 46 регионах, причем 35 из 39 из них находились в трех группах с наиболее низкими значениями КРМС. В составе этих групп в основном регионы центральной части России, а также частично Поволжья и Северного Кавказа. Более того, сюда входят  все  приграничные с Украиной территории, начиная от Краснодарского края и заканчивая Брянской областью.

        Очевидно, что динамика и значения КРМС могут служить индикаторами социального самочувствия приезжего населения. Дело в том, что если социальные компоненты условий жизни в регионах вселения отрицательно воздействуют на жизнедеятельность  приезжего населения, особенно из других государств нового зарубежья, с одной стороны, и в странах выхода улучшается социально-экономическая ситуация, то результативность миграционного обмена  повышается в пользу последних.

       Все девяностые годы миграционная политика России, как её правовая часть, так и практика  осуществления, были теми негативными факторами, которые привели не только к обвальному падению миграционного сальдо, формируемого за счет притока населения из разных стран  нового зарубежья, включая  в первую очередь Украину, но и к увеличению оттока населения из России в расчете на каждую тысячу прибывших. То, что в настоящее время  во внешней миграции населения России сальдо близко к нулю (0.03-0.05%), является во многом следствием непоследовательной, противоречивой политики российского государства, направленной на усложнение въезда и пребывания иммигрантов в стране их легализации и интеграции. Миграционная политика России не принимала во внимание и то, что в  социально-экономической сфере стран нового зарубежья  происходят позитивные сдвиги  и информация о негативных условиях пребывания мигрантов в России распространяется среди той части населения, которая может быть отнесена к  миграционному потенциалу. Добавим, что рост темпов экономического развития может стать существенным фактором ухудшения результативности миграционного обмена России с любой страной нового зарубежья.

       Результатом непродуманной российской иммиграционной политики и особенно её практического осуществления стало то, что в России положительное сальдо миграции  последние годы формируется лишь из небольших ручейков русских и титульных народов. Например, в 2002г. они составили из Средней Азии менее 30 тыс. человек (русские – 25.9  тыс., титульные 2.5 тыс.), Закавказья (русские – 2.8 тыс. и титульные – 6.5 тыс., Прибалтики (русские – менее тысячи, титульные – 28 человек) и т.д. В этот год казахов из России выбыло больше, чем прибыло (в стране – экономический рост), а Беларусь в целом, как по русским, так  и белорусам имела положительный для себя баланс. Кстати, мигрантам свойственно то же, что и рыбам: последние ищут, где глубже, а первые – где лучше. Ну что тут сказать о Беларуси? Не много осталось и из числа прибывших в Россию с Украины, всего  9.1 тыс. русских и 3.2 тыс. украинцев. Доля русских по отношению к их численности, учтенной переписью 2001г. в Украине, составляет 0.1%, тогда как в 1994г., наиболее результативном для России, она была   в 10 раз больше.

        Все сказанное относительно  миграционного обмена с Украиной  в наибольшей мере проявляет себя в регионах России, в населении которых  заметное место принадлежит  украинцам (табл.1.2.14).   

Таблица 1.2.14

Влияние доли украинцев в населении субъектов РФ на значение КРМС (среднее значение КРМС)

Субъекты РФ с долей украинцев в населении,* в %

Количество субъектов РФ в группе

1993-1995гг.

1996-1999гг.

2000-2002гг.

Группа 1 до 1,00

11

501

469

513

Группа 2 от 1.01 до 1.50

13

458

487

566

Группа 3 от 1.51 до 2.00

13

528

522

564

Группа 4 от 2.01 до 3.0

14

632

538

631

Группа 5 от 3.01 до 5.00

13

542

566

562

Группа 6  5.01 и выше

14

1339

1092

965

*Без Ингушетии

      В первой группе субъектов РФ, в населении которых самая низкая доля украинцев (без Ингушетии с её особой социально-политической и миграционном ситуацией),  значения КРМС, по сути, не изменились. Это же можно сказать о 4 и 5 группах. Результативность незначительно упала во второй и третьей группах и достаточно существенно повысилась в шестой группе, имеющей в населении регионов, входящих в неё, долю украинцев превышающую 5%. Состав всех групп весьма разнообразен, что не позволяет выделить какие-либо особенности. Это можно сделать, если сгруппировать субъекты РФ по географическим  характеристикам.

          Итоговый анализ сделан по данным, сгруппированным в четырех таблицах: 1.2.15, 1.2.16, 1.2.17 и 1.2.18. Группы созданы с учетом влияния на значения КРМС, а также и на значения КИМС  разных факторов. Приведен также этнический фактор с тем, чтобы было видно, что он не всюду играет сколько-нибудь заметную роль. Суть признаков, по которым сгруппированы регионы, отражена в названиях таблиц.

Таблица 1.2.15 

КИМС, КРМС и доля украинцев в российских территориях, граничащих с Украиной  (средние данные за 2000-2002гг.)

Области, края

Доля  украинцев,1989г.

( в %)

КИМС

КРМС (человек)

Краснодарский

3.9

1.474

377

Ростовская область

4.2

1.799

504

Воронежская  область

5.0

1.179

356

Белгородская область

5.5

4.437

426

Курская область

1,7

2.400

399

Брянская область

1.8

1.776

562

 

          Во всех приграничных с Украиной регионах в начале нового столетия наблюдалась сравнительно  высокая результативность миграционных связей:  на каждую тысячу человек прибывших в сопредельные  с Украиной российские регионы, обратно выбывало всего  356-562 человека. Особенно привлекательны для мигрантов из Украины были Краснодарский край и Воронежская область. Тем не менее, какая-либо связь между  долей украинцев в населении регионов и значениями их КРМС не прослеживается.  Это же можно сказать и о связи доли украинцев в населении с коэффициентами интенсивности миграционного обмена. Можно лишь подчеркнуть, что значения КИМС для всех этих территорий весьма высоки и  находятся в интервале 1.179- 4.437. Все они не только выше среднего уровня, т.е. единицы, они значительно выше, прежде всего, в Белгородской и Курской областях, которые, особенно первая, примыкают к юго-восточным регионам Украины, с населением  которых существовали традиционно тесные связи.

          Иная картина наблюдается в районах Сибири и Дальнего Востока, приуроченных к транссибирской магистрали, а потому и наиболее освоенных в азиатской части страны. 

Таблица 1..2.16.

КИМС,  КРМС и доля украинцев в населении субъектов РФ, расположенных в полосе транссибирской магистрали (средние данные за 2000-2002гг.).

Административно-территориальные единицы

Доля украинцев, (1989г., в %)

КИМС

КРМС (человек)

Омская область

4.9

0.486

830

Томская область

2.6

0.589

731

Алтайский край

2.7

0.374

798

Красноярский край

3.3

0.913

800

Иркутская область

3.5

0.681

979

Читинская область

2.8

0.512

1251

Амурская область

6.7

1.174

1568

Еврейская автономная область

7.4

1.429

1353

Хабаровский край

6.2

1.038

1185

Приморский край

8.2

0.926

946

 

            Во всех этих районах низка результативность миграционного обмена, причем из Читинской и Амурской областей, Еврейской автономной области и Хабаровского края  выбывает  в Украину много больше, чем сюда прибывает. Если сибирские районы в среднем все же имеют положительный для себя баланс в обмене населением с Украиной (выбывают в объемах менее тысячи прибывших), то дальневосточные регионы за исключением Приморского края, где ещё в начале 90-х годов выбывало в среднем 1442 человека на каждую тысячу прибывших,  продолжают в обмене с Украиной терять население, причем в Амурской области за десятилетие КРМС возрос, т.е. ухудшился,  более чем в 1.4 раза. 

          К началу ХХI века сохранились достаточно высокие значения интенсивности миграционных связей с Украиной: в Западной Сибири они находятся на уровне 0.4-0.6, в Восточной Сибири -0.5-0.9 и на Дальнем Востоке -0.9-1.4.  Последнее можно объяснить тем, что исторически на Дальний Восток переселялось много выходцев из южных районов Украины и ныне в населении Приморья и Приамурья доля украинцев составляет 7-8%, что в 2-3 раза больше, чем в районах Сибири.

             Своеобразное положение в обмене населением с Украиной занимают северные регионы России.   Из группы выделяется - Карелия. У неё довольно тесные миграционные связи с Украиной (1.346), хотя доля украинцев в населении республики не велика (3.6%) и самая высокая в группе результативность обмена. На Европейском Севере Архангельская область – самая старообжитая. Здесь также сравнительно высокий показатель интенсивности миграционных связей с Украиной, но в отличие от Карелии результативность обмена не велика.

Таблица 1.2. 17

КИМС, КРМС и доля украинцев в населении северных регионов России (средние данные за 2000-2002гг.)

Административно-территориальные единицы

Доля украинцев, (1989г., в %)

КИМС

КРМС (человек)

Карелия

3.6

1.346

326

Архангельская область

3.4

0.859

597

Тюменская область

8.4

3.516

703

Мурманская область

9.0

4.060

981

Республика Коми

8.3

2.519

898

Республика Саха

7.0

2.925

836

Магаданская область

15.4

6.688

814

Камчатская область

9.1

3.077

1311

Сахалинская область

6.5

1.195

906

Чукотский  автономный округ

16.8

10.200

1057

                

         Два других региона Европейского Севера: Мурманская область и Республика Коми – противоположность двум первым. Здесь высока доля украинцев в населении (9.0% и 8.3% соответственно),   низкая результативность обмена с Украиной  (981 и 898) и чрезвычайно высокая интенсивность миграционных связей – 4.060 и 2.519. Связано это с тем, что в освоении природных ресурсов Европейского Севера, в составе рабочей силы горнорудной, угольной, нефтегазовой и  других добывающих отраслей существенное место принадлежало и продолжает принадлежать выходцам из Украины.

           Подобными показателями характеризуется и Сибирский Север. Доля украинцев в населении Тюменской области (главным образом, в Ханты-Мансийском  и Ямало-Ненецком АО) составляла в 1989г. 8.4%,  т.е. была столь же высока, как и на Европейском Севере. В том и другом автономных округах интенсивно развиваются топливная  промышленность, высока заработная плата и испытывается потребность в кадрах. Все это предопределяет интенсивный миграционный обмен с другими районами, а также зарубежьем. КИМС с Украиной составляют соответственно  3.516 и 2.925. При этих очень высоких показателях интенсивности миграционного обмена, результативность его не высока: 703 и 836.

           Уникальное положение в миграционном обмене с Украиной занимает Дальневосточный Север. Сюда входят районы с самой высокой долей украинцев в населении: в Магаданской области – 15.4% и Чукотском автономном округе – 16.8%. Сахалин и Камчатка в этом смысле не отличаются от других северных регионов (6.5 и 9.1% соответственно). Здесь также как в Мурманской и Тюменской областях  наблюдаются самые высокие значения КИМС: в Камчатской области – 3.077, в  Магаданской области – 6.688 и в Чукотском АО- 10200.  Из каждой тысячи человек прибывавших сюда из Украины в 2000-2002гг. обратно выбывало: из Магаданской области 814 (в 1993-1995гг. – 1421), с Сахалинской области -906 (2338), из Чукотского АО-1057 (2240) и с Камчатки 1131 (1695). Не случайно население этих регионов сократилось к 2001г. по сравнению с 1989г. соответственно на 41%,  17%, 56% и  19% и в целом уменьшилось почти на 0.5 млн. человек. А это те люди, которые, работая в добывающих отраслях этих северных регионов, приобрели  производственный опыт и прошли трудную адаптацию к суровым природным условиям.

           Наиболее низкие показатели интенсивности миграционного обмена с Украиной наблюдаются повсеместно с республиками в составе Российской Федерации (табл. 1.2.18).                                                                

Таблица 1.2.18

КИМС, КРМС и доля украинцев в населении национальных образований России (средние данные за 2000-2002гг.)

Республики

Доля украинцев  (1989г., в %)

КИМС

КРМС (человек)

Башкирия

1.9

0.350

400

Марий-Эл

0.7

0.462

587

Мордовия

0.7

0.381

550

Татарстан

0.9

0.408

504

Удмурдия

0.9

0.339

477

Чувашия

0.5

0.376

523

Бурятия

 

0.394

 

Хакасия

2.3

0.600

802

Республика Алтай

0.9

0.214

510

Тыва

0.7

0.095

481

Адыгея

3.2

1.323

423

Карачаево-Черкессия

1.5

0.667

832

Северная Осетия

1.6

0.596

600

Кабардино-Балкария

1.7

0.648

873

Дагестан

0.4

0.242

505

Калмыкия

1.3

0.636

674

Ингушетия

1.0

0.031

2750

 

          В населении национальных республик Поволжья и Приуралья, только в Башкирии доля украинцев достигает 1.9%, в остальных она 0.5, 0.7 и 0.9%. Коэффициенты интенсивности миграционных связей самые высокие у Марий Эл (0.462) и Татарстане (0.408). Собственно и результативность обмена колеблется в пределах 400 – 587 человек. Следовательно, всем этим регионам характерны низкая интенсивность миграционных связей и их сравнительно хорошая результативность. Более разнообразна группа сибирских республик. Здесь КИМС варьируют в пределах 0.095 (Тыва) – 0.600 (Хакасия). В населении последней доля украинцев составляет 2.3%, что несколько меньше, чем в Красноярском крае, откуда выделилась эта республика. Хакасия имеет и самую низкую результативность среди сибирских национальных республик (802 человека).

          В Северо-Кавказских республиках  два региона выделяются из общей массы. Одна - республика Адыгея, у которой значение КИМС составляет 1.323. Объяснить это можно лишь тем, что в населении Адыгеи доля украинцев вдвое выше, чем почти во всех других национальных республиках (3.2% против 0.5-1.7%), что имеет историческую традицию – республика выделилась из состава Краснодарского края.  Другая республика – Ингушетия, где КИМС самый низкий в России (0.031), а КРМС  относится к числу самых худших для страны (аналоги только на Дальнем Востоке).

            Без этих республик колебания КИМС не столь велики: от 0.242 в Дагестане до 0.667 – в Карачаево-Черкессии. Такие же показатели и в Кабардино-Балкарии, Калмыкии и чуть ниже в Северной Осетии. За исключением Дагестана в остальных республиках результативность миграционного обмена с Украиной не велика, она составляет 600 (Северная Осетия) – 873 (Кабардино-Балкария). Таким образом, в республиках, расположенных в Поволжье и Приуралье, низка интенсивность миграционных связей с Украиной, но достаточно высока результативность обмена, в тех республиках, что находятся на Северном Кавказе – значительно выше интенсивность и меньше результативность миграционного обмена с Украиной. Влияние на эти показатели, конечно, оказывает не только географический фактор (местоположение) и доля украинцев в населении, но и социально-политическая ситуация в тех или иных республиках.

             Итак, при общем сокращении вместе с абсолютными показателями миграционного обмена с Украиной также интенсивности и результативности миграционных связей, сохранилась огромная их дифференциация по регионам. Можно выделить четыре группы регионов: 1. Высокая интенсивность миграционных связей и их высокая результативность. Сюда относятся все приграничные с Украиной регионы (Краснодарский край, Белгородская область и т.д.). 2. Высокая интенсивность миграционных связей и низкая результативность. Это все дальневосточные регионы (Хабаровский край, Амурская область и т.д.) 3. Низкая интенсивность миграционного обмена при высокой его результативности. В качестве примеров можно привести Республики Мордовия и  Тыва, Кировскую и Челябинскую области. 4. Низкие и интенсивность и результативность миграционных связей. Сюда можно отнести Ульяновскую область и Алтайский край.



предыдущая страница
содержание
следущая страница