k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 2

МИГРАЦИОННЫЙ ОБМЕН  МЕЖДУ РОССИЕЙ И БЕЛАРУСЬЮ  И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

ГЛАВА 1

МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ БЕЛАРУСИ  В ДОРЕФОРМЕННЫЙ   ПЕРИОД

1.1. Миграционные процессы  в дореволюционный период

Сложность исторического развития Беларуси предопределила специфику миграционных процессов ее населения. Дело в том, что промышленное раз­витие Беларуси в дореволюционный период осу­ществлялось крайне медленно. Это вызывалось двумя причинами — политикой царизма, не заин­тересованного в росте крупной национальной промышленности (особенно это стало заметно по­сле подавления восстаний 1831 и 1863 гг.), и бедностью сырьевых источников для промышленного разви­тия.

Реформа 1861г., освобо­див крестьян от крепостной зависимости (на самом деле реформа 1861г. была предупреди­тельной акцией господствующих классов против кресть­янской революции), дала тем самым определенный простор развитию про­изводительных сил, что выразилось также в ус­корении демографического роста. Однако к кон­цу XIX в. реформа исчерпала себя политически. Еще раньше, примерно к 80 — 90-м годам ХIХ века, обна­ружилось несоответствие демографического и технико-экономического развития. Форма и струк­тура крестьянского хозяйства были таковы, что к этому периоду были исчерпаны возможности сохи и трехполья, а для нового ведения хозяйства на новой технике они оказывались прокрустовым ложем. По расчетам дореволюционных статисти­ков и экономистов, трехполье могло выдержать примерно 50 человек на квадратном километре полезной площади. В Беларуси к этому пери­оду на такую площадь приходилось 70-80 че­ловек, что свидетельствовало о большой аграрной перенаселенности. На рубеже XIX — XX вв. она составила не менее 1/3 ко всему сельскому населению Беларуси. Слабое развитие промы­шленности в белорусских городах не могло по­глотить огромную, превышающую  1.5 миллиона избыточную армию сельских тружеников.

В таких условиях переселение в другие рай­оны страны, преимущественно в Сибирь, стало явлением неизбежным. Так, за 1885-1906 гг. из северо-западных губерний России переселились в Забайкальскую область, Томскую и Тобольскую губернии 194.2 тыс. человек, почти две трети из них были выходцы из Могилевской и Витебской губерний. Южные территории Российской империи, такие как Бессарабская, Екатиринославская и Херсонская губернии, области войск Донского и Кубанского и ряд других, также приняли переселенцев с белорусских земель. В столице Российской империи – Санкт-Петербурге – проживали выходцы из Беларуси, главным образом творческая интеллигенция из Минской и Виленской губерний. Строили белорусы и железную дорогу Санкт-Петербург – Москва, на что откликнулся Н.А. Некрасов: «Стоит изможден лихорадкою высокорослый, больной белорус».

Миграция на рубеже XIX — XX вв. превратилась в крупный фактор экономического и демографического развития Беларуси. В 1897 г. Могилевская гу­берния, например, дала 3602 и Витебская 3490 переселенцев. В последующие годы число пере­селенцев значительно возросло. В 1908г. на долю бело­русских губерний пришлось 17,2% всех переселен­цев России. Об интенсивности и масштабах пере­селенческого движения в Беларуси можно су­дить по следующим фактам. Из 4650 тысяч всех переселенцев и ходоков России в период 1869—1915 гг. белорусские губернии (Виленская, Витебская, Могилевская, Минская и Гро­дненская) дали свыше 600 тыс.  Значение этого факта будет особенно понятно, если учесть, что шесть центрально-промышлен­ных губерний России дали всего 66 тыс. переселенцев.

 Лишь в 1904-1905 гг. (предреволюционный и революционный годы) переселение резко замед­лилось. Несколько уменьшились масштабы миграции также  в 1911-1914 гг., что связано с осу­ществлением Столыпинской реформы и некоторым ускорением роста городского населения, хотя все равно число переселенцев оставалось весьма значительным.

Миграционное движение из белорусских губерний в дореволюционный период ха­рактеризуется в основном четырьмя потоками. Один поток миграции из Беларуси шел в центральную часть России, второй — в Сибирь, третий — на Европейский юг России и Украины, главным образом, в Донбасс, четвертый — в северо-западные области России. Мощным был поток мигрантов, выезжающих за пределы дореволюционной России конца Х1Х века в южную и северную Америку, преимущественно в США и Канаду.

 На рубеже XIXXX вв. миграционное движение белорус­ского населения в Северную Америку приобрело особенно интенсивный характер. Шло оно главным образом из Запад­ной Беларуси. Среди мигрантов  немалую часть составляли евреи, жители пришедших или приходящих в упа­док городов и местечек. Согласно имеющимся данным из восточных губерний Беларус­и  в течение 19 лет  (до первой мировой войны) эмигрировало 80 тыс. евреев.

Однако покидали Беларусь преимущественно все же крестьяне. В Америке их притягивала сравнительно высокая оплата тру­да, они стремились заработать деньги и прикупить земли. Белорусов можно было тогда встретить в десятках стран на всех конти­нентах. Только в Америке в 20-х годах истекшего столетия их  насчитывалось несколько десятков тысяч человек. Трудились белорусы на самых тяжелых работах, а зарабатывали зна­чительно меньше американских рабочих, ибо не принимали участия в американском рабочем движении. Подавляющее большинство бело­русов не знали английского языка. Долгое время у них не было своих национальных и культурных организаций. Лишь многие годы спустя такие организации были созданы, откры­лись школы, ремесленные мастерские и т.д.

Уже первая Всероссийская перепись населения 1897 года зафиксировала, во-первых, повсеместное расселение белорусов по территории Российской империи. Во всех землях, губерниях (за исключением Финляндии) проживали белорусы. Во-вторых, перепись зафиксировала также более сложную этническую структуру населения на землях самой Беларуси, на тот период Литовско-Белорусского края.

В конце XIX в. из 5886,2 тыс. белорусов, которые проживали в Российской империи, 440 тысяч (7,5%) находились за границами своей этнической территории, в том числе: в Малороссийском крае – 174,0 тыс., Подмосковной земле – 103,7 тыс., Южно-Русском крае – 58,5 тыс., Польском крае – 29,4 тыс., Кавказском крае – 15,3 тыс., Ливонском крае – 13,4 тыс., Среднерусской земле – 10,6 тыс., Западно-Сибирском крае – 9,5 тыс., Петербургском крае – 7,1 тыс., Закавказском крае – 4,4 тыс., Нижневолжской земле – 3,9 тыс., Пермской земле – 3,1 тыс., Восточно-Сибирском крае – 2,9 тыс., Верхневолжской земле – 2,0 тыс., Северно-Русском крае – 1,4 тыс.,  Закаспийском и Южно-Сибирском крае по 0.4 тыс. человек.

Доля белорусов в этнической структуре бывших губерний в современных границах Беларуси составила: в Виленской губернии – 80,2%, Гродненская – 49,1%, Витебской – 73%, Минской – 76% и Могилевской – 82,4%. В целом по Беларуси в ее современных границах процент белорусов в этнической структуре населения страны, согласно материалам Всероссийской переписи населения 1897 г., составил 78,2%. На долю других этнических групп приходилось: евреев – 13,7%, русских (вместе с украинцами) – 4,9%, поляков – 2,3%. Эти данные отражают результаты миграционных процессов, которые происходили до Всероссийской переписи населения.

Русские на территории современной  Беларуси относятся к более позднему происхождению по сравнению с евреями, поляками и татарами, так как они массово в качестве мигрантов появились там в начале XVIII в., когда из Московского царства от религиозного преследования в Великое Княжество Литовское бежали тысячи раскольников. На белорусских землях раскольники искали себе спокойствие, убежище, условия для существования и экономического развития, а главное – религиозную и национальную свободу. В Беларуси их прозвали староверами (старообрядцами). Староверческие религиозные общества в Беларуси просуществовали до начала ХХ столетия, а в западных ее районах – почти до Второй мировой войны. Во время переписи 1897г. на белорусской территории жило 26,7 тыс. староверов. Большинство из них – 20,1 тыс. – находились в Витебской губернии. В Могилевской губернии их было 2,9 тыс. и Виленской – 1,5 тыс.

С конца XVIII в. после разделов Речи Посполитой и присоединения белорусских территорий к России начинается стабильный миграционный наплыв на территорию Беларуси русского населения, главным образом, русского чиновничества и в меньшем количестве обладателей крупной земельной собственности, переданной им царской властью из числа прежних государственных имений и земель, конфискованных у местных собственников за участие в восстании Т. Костюшко (1794 г.), или просто из-за их враждебного отношения к России. Так, за подавление восстания  Т.Костюшко А.В. Суворов получил в Кобринском уезде (ныне Брестская область) десятки душ крепостных. Такая практика, только в более широких масштабах, осуществлялась после антирусских восстаний на территории Беларуси в 1831 и 1863 гг. Восстания эти имели ярко выраженный пропольский характер. Их инициаторами были польская шляхта и пропольски настроенные белорусские шляхтичи, сумевшие увлечь демагогией о свободе часть белорусского крестьянства, особенно в западной части Беларуси.

Виноваты в этом были в значительной мере и  власти России, которые после присоединения Беларуси к России, ничего не сделали для простого белорусского народа и даже для его зажиточной части, но зато бесконечно заигрывали с польской шляхтой и ее магнатами, которые, однако, в душе лелеяли мечты о независимой Польше и властвовании в качестве господ на белорусских землях. Даже в своем родном языке и вероисповедании белорусы были после присоединения к России ущемлены, в то время как польский язык и костел были в привилегированном положении. Восстания 1831 и 1863 гг. в некоторой степени отрезвили царское правительство, хотя и вплоть до революции 1917г. оно так и не сумело, или не хотело найти верную линию в национально-лингвистической политике и проводило в основном политику русификации.

Восстания 1831 и 1863 гг. были жестко подавлены, а их участники репрессированы,  многие из них были высланы за пределы Беларуси. О масштабах этих репрессий свидетельствуют фрагменты отчета, составленного в феврале 1865г. в канцелярии  полевого аудиториата при штабе войск Виленского военного округа, о количестве лиц, которые подлежали наказанию за участие в восстании на территории Беларуси и Литвы. Число лиц, осужденных в шести губерниях Северо-Западного края, подвергну­тых смертной казни и высланных со времени открытия мятежа по 1 января 1865 года в Сибирь и во внутренние губернии империи вследствие политических обвинений, разрешенных как судебным и следственным порядком, так и административными распоряжениями начальства, составило 12.5 тыс. человек. Сверх того по судебным и следственным решениям оставлено в крае лиц разных сословий, обвинявшихся в политических преступлениях, с подтверждением некоторых из них административным взысканиям и с освобождением других от ответственности с отдачей на благонадеж­ное поручительство и под надзор полиции, свыше 5 тыс. человек.

В тоже время встречный миграционный поток русского чиновничества, священнослужителей, учителей и т.д. резко возрос. Согласно переписи 1897 г. удельный вес русских во всем населении составил 4,9%, Витебской губернии – 13,3%, в Гродненской – 7,3%, в Минской – 3,9%, в Могилевской – 3,4, а всего по 5 губерниям – 6,3%. Русские сравнялись по удельному весу с литовцами и латышами (их совместное количество в Виленской и Витебской губернии было значительным, ибо охватывало территории современной Литвы и Латвии), уступая евреям, но зато превосходя поляков. Миграция, таким образом, лишь за одно столетие существенно преобразовала этническую структуру населения, проживавшего на белорусской территории. В политическом аспекте это был позитив, так как усилился вес родственных по культуре и вере этносов.

Перепись 1926 года показала, что в границах тогдашней Беларуси проживало 383806 русских или 7,7%, в Польше в то время доля русского населения был значительно меньшим, она составляла всего 2%. В 1939г. Западная Беларусь вошла в состав БССР.  Русских там было свыше 500 тыс.

В последующие после переписи 1897 года внутреннее мигра­ционное движение из Беларуси в другие районы царской империи, особенно в Сибирь, на Дальний Восток, в Централь­ные районы России и в Донбасс продолжало оставаться интенсивным. Из Беларуси в Сибирь выехало населения больше, чем из других частей Европейской России. Расселялись белорусы по всей Сибири, но больше всего  в Енисейской губернии — в Канском, Ачинском и Красноярском уездах. Много белорусов проживало в Уссурийском крае, в Тобольской и Томской губерниях. В Сибири белорусы выбирали места, напоминающие им покинутую родину. Чаще всего они селились в лесных местностях возле рек. Так, в населении Канского уезда, согласно переписи 1926г., было 13,4% белорусов, в Тулупского — 14% и Торского —15,8%.

Данные о миграции населения из Беларуси подтвержда­ются и другими источниками. Так, по свидетельству М. Кова­левского уже на рубеже XIXXX вв. белорусы составляли 5/6 жителей Уссурийского края. Особенно много белорусских крестьян переселилось в Сибирь после проведения в конце XIX в. Сибирской железной дороги. За 13 лет, с 1896 по 1909 г., сюда выехало из Витебской губернии 153,6 тыс., из Гроднен­ской — 27,5 из Минской — 95,7, из Могилевской — 200,3 тыс. человек. Общее количество переселенцев из Могилевской, Ви­тебской и Минской губерний, зарегистрированных  в Челябинске и Сызрани, составило за 19 лет (1896- 1914 гг.) около 500 тыс. человек. В обратном направлении возвратилось не более 1/5 всех переселенцев (табл.2.1.1).

Значительная часть крестьян, особенно из восточных уез­дов Беларуси, ехала в Донбасс на шахты. Особенно много от 1/4 до 1/2 всего взрослого населения выбывало из Климовичского, Чериковского и Мстиславского уездов. Из южных частей Беларуси население уезжало на заработки в черно­земные степи — в Украину, на Дон, Кубань. Большое количество населения Беларуси уезжало на работу в большие города России — Санкт-Петербург, Москву, Одессу и т. д. Хотя точных расчетов не проводилось, можно, однако, полагать, что в некоторых горо­дах численность белорусов достигала не менее ста тысяч человек. Многие из выезжавших на заработки за пределы Белоруссии оставались там навсегда. Общая численность эмигрантов из Беларуси в другие рай­оны Российской империи за полвека (1861—1913 гг.) составила по некоторым источникам свыше миллиона человек.

Таблица 2.1.1

Переселенческое движение из белорусских губерний в 1909 — 1914 гг*.

Годы

Витебская

Гроднен­ская

Минская

Могилевская

Виленская

Итого

1897

3298

324

883

2525

597

7627

1898

7632

2445

5411

8975

5656

30119

1899

4486

2786

2437

4938

1927

16574

1900

7463

2863

5110

13000

3606

32042

1901

6695

943

2255

6766

2126

18785

1902

6734

652

3082

8488

2753

21709

1903

10048

904

3645

10238

3753

28588

1904

319

92

160

605

65

1241

1905

626

29

135

662

73

1525

1906

7228

527

2201

6092

939

16987

1907

22478

1223

19578

40895

6744

90918

1909

27072

7227

18528

56599

3834

113260

1910

12405

6088

7196

24621

1767

51997

1911

11921

3984

6167

18996

2260

43328

1912

4759

968

3140

9265

1213

19345

1913

3373

856

3842

7421

1069

16561

1914

3373

856

3842

7421

1069

16561

*(6, стр. XIII; 7, стр. 3 — 9; 8, стр. 5).

 

Первая мировая война и революционные события существенно повлияли на миграционные процессы в Беларуси, одним из ярких примеров которых стало фактическое перемещение на восток межи оседлости для евреев, а затем ее отмена. Кроме этого, за время первой мировой войны и интервенции, не считая погибших и умерших, 122 тыс. белорусов эмигрировали за границу бывшей Российской империи и более 400 тыс. беженцев из Беларуси  оказались в крупных индустриальных центрах страны.

Чего стоил для демографического развития  только переход Минска «из рук в руки», который был сначала советским, потом под немецкой оккупацией, после чего снова советским, затем до июля 1920г. – под польской оккупацией, до сентября 1920 г. отошел к России, а в сентябре 1920г. в нем снова начали господствовать поляки.  Только по Рижскому мирному договору он снова вошел в состав Белорусской ССР. Согласно условий Рижского мирного договора 16 марта 1921г., около 82 тыс. кв. км дореволюционной белорусской территории с населением 4,6 млн. человек (согласно материалам польской переписи населения 1931г.) оказалось в составе Польши. Это – 38% населения и 40% территории Беларуси. Движение населения Беларуси вплоть до образования Советского государства представлены в таблице 2.1.2.

           В годы Первой мировой войны вплоть до освобождения Беларуси от иностранных захватчиков и вхождения её в состав образованного в 1922г. Советского Союза она теряла население в результате естественной убыли. В этом смысле 1921г. – переломный, правда двумя годами раньше республика стала иметь положительное сальдо миграции и как результат – общий прирост населения. Вследствие превышения над числом родившихся числа умерших и погибших в годы войны и междоусобиц,  Беларусь потеряла почти 185 тыс. человек. Одновременно в 1914-1918гг. страну покинуло больше, чем в неё вселилось почти на 0.9 млн. человек.  1915г. был наиболее драматичным для Беларуси, население которой сократилось почти на 600 тыс. человек.

Таблица 2.1.2

Демографические изменения в Беларуси в 1896-1921 гг. (в современных границах, тыс. человек)*

Годы

 

Численность населения

Число рожденных

Численность умерших и погибших во время первой и второй мировых войн

Естественный прирост

Сальдо миграции

Общий прирост

 

 

1896- 1897

6280

287,0

162,0

125,0

700 – 800

 

1235

 

1911 1913

7318

282,0

162,0

126,0

1914

7515,1

278,7

161,0

117,7

-20

97.7

1915

7612,8

192,4

216,7

-24,7

-572,0

-596.3

1916

7036,5

181,2

235,7

-54,5

-27,6

-82,1

1917

6954,4

171,4

229,7

-58,3

-53,8

-112,1

1918

6842,3

225,4

251,8

-26,4

-203,9

-230,3

1919

6612,0

222,7

232,7

-10,0

34,7

24,7

1920

6636,7

236,0

225,4

-10,6

46,4

57,0

1921

6693,7

263,8

157,9

105,8

139,2

245,0

*(19, с.12)



предыдущая страница
содержание
следущая страница