k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 3

ОБМЕН НАСЕЛЕНИЕМ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЗАКАВКАЗЬЕМ, ИХ СОВРЕМЕННЫЕ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

3.2. Диаспоры закавказских народов в России и отношение к ним россиян

В России также имеются диаспоры из многих стран, дающих ей иммигрантов. Одна из наиболее крупных и своеобразных –диаспора азербайджанцев.  По данным переписей населения в России в 1926 г. проживало 28 тыс. азербайджанцев, в 1959 г. – 71 тыс., в  1970 г. – 96 тыс., в 1979 г. – 152 тыс., в 1989 г. – 336 тыс. человек.

Наибольший рост азербайджанцев в населении России произошел в период 1970-1989 гг., когда  общее число азербайджанцев, проживающих в России, выросло почти в 4 раза. Доля азербайджанцев в населении России  возросла за 1926-1989 гг. в 8 раз: с 0,03% в 1926 г. до 0,24% в 1989 г. В 1998 г., согласно официальным данным, в России проживало чуть более 500 тыс. граждан Азербайджана.  По материалам азербайджанской прессы можно заключить, что в 1991-1997 гг. в Россию из республики выехало более 1,5 млн. человек. По данным руководителей азербайджанской диаспоры в настоящее время  в России проживает до 2 млн. азербайджанцев  (или почти 25% общей численности населения Азербайджана (29), из них  до 800 тыс. в Москве,  в том числе 100 тыс.  имеют российское гражданство; 650 тыс. граждан Азербайджана работают в России на рынках и в сфере обслуживания (18). Наконец, перепись населения 2002г. зафиксировала среди постоянного населения России 622 тыс. азербайджанцев.       

Основная часть мигрантов из Закавказья в последний период трудовая миграция в легальной и нелегальной форме.  Ключевой фигурой данного вида миграции является трудящийся – мигрант. В соответствии с Международной Конвенцией о защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1990 г., трудящийся-мигрант – это лицо, которое занимается оплачиваемой трудовой деятельностью в государстве, гражданином которого оно не является (по данным МОТ, в настоящее время в международном трудовом обмене участвуют более 100 стран мира).

Отличительной особенностью легальной трудовой миграции является направление граждан на работу в другую страну по временному трудовому контракту, заключенному на 1-3 года (к легальной миграции относится миграция студентов, выезжающих на стажировку или с целью получения образования). Согласно данным федерального государственного наблюдения за трудовой миграцией, осуществляемого ФМС МВД России, за период 1994-2001 гг. на территорию России были привлечены 928,7 тыс. рабочих и специалистов из стран СНГ. Из этого числа трудящихся – мигрантов из стран Закавказья прибыло 116,2 тыс. человек, или 12,5%

На масштабах привлечения рабочей силы, сказался кризис 1998 г. в России: в 1999 г. число трудящихся-мигрантов из Закавказья в Россию упало с 242 тыс. человек до 211 тыс. человек; наибольший спад числа трудящихся-мигрантов был из Азербайджана: с  4011 человек до 2826 человек. Однако уже в 2000 г. в связи с подъемом экономической активности в России произошел существенный рост контингента контрактников, а в 2001 г. его численность превзошла 1999 г., составив  4415 человек.

По  мнению Топилина А.В.   численность и доля работников в России  из стран СНГ (а значит, и из Азербайджана) должна быть более значительной и играть ведущую роль по сравнению с импортируемой рабочей силой из стран дальнего зарубежья. Это положение должно стать ключевым в миграционной политике Российской Федерации, поскольку оно отвечает интересам, как самой России, так и стран СНГ, и будет способствовать более активному формированию общего рынка труда Содружества (25,  с.116) .

По данным экспертных оценок, более одной трети незаконных мигрантов попадают на территорию России нелегально из стран СНГ, пользуясь «прозрачностью» границ. Примерно такая же доля мигрантов использует легальные каналы въезда, то есть возможность приехать в Россию законно по гостевой или туристской визе. Транзитные мигранты составляют примерно 20% от общего числа нелегальных мигрантов (10, с. 44).

В современной научной литературе и средствах массовой информации существует множество различных оценок количества нелегальных мигрантов. По данным Федеральной миграционной службы Российской Федерации количество нелегальных мигрантов в России составило около 3 млн. человек, причем процесс их увеличения происходит достаточно интенсивно (16, с.3). По данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН общая численность мигрантов, незаконно находящихся на территории России, составляет 4-4,5 млн. человек (11, с. 82).  Есть и другие оценки численности нелегальных мигрантов. Например, МВД РФ приводит данные о 10 млн. нелегалов (9).

Интенсивность  легальной миграции из Азербайджана в Россию (в % к населению) составляет 0,56%, из Армении – 0,64%. . В то время как численность нелегальных мигрантов по отношению к населению  Азербайджана составляет 12,5-25%, из Армении – 10-14%. Фактическая же интенсивность нелегальной миграции еще выше, поскольку в течение года нелегалы, как правило, пересекают границу не один, а несколько раз. По оценке Топилина А.В. (25, с.131) интенсивность нелегальной миграции из Азербайджана в Россию многократно превышает интенсивность легальной миграции - в 23- 45 раз, из Армении – в 15-22 раза. 

         По данным МИД Азербайджана, число нелегальных мигрантов из Азербайджана, работающих в России, составляет 1 млн. человек (121), а по информации руководства азербайджанской диаспоры в России – 2 млн.человек(29). По оценкам экспертов из Армении за период  1992-1998гг.  в трудовую миграцию было вовлечено 14 % всего населения. Если эту величину отнести к трудоспособному населению Армении, то получится, что  трудовым мигрантом является примерно  каждый четвертый (14, с. 68).

         По данным Топилина А.В., общая численность нелегальных мигрантов из всех стран СНГ, незаконно находящихся на территории России, составляет не менее 5,5 млн. человек (25,с.132), в летние периоды отмечается рост нелегалов примерно на 1-1,5 млн. человек. По его расчетам численность нелегальных мигрантов из Азербайджана в Россию в 2001 г. составляла 1200 тыс. человек, из Армении – 456 тыс., Грузии – 432 тыс.человек.

         По отношению к общей занятости численность нелегальной иностранной рабочей силы в России достигает более 12%, тогда как работающих по трудовым контрактам – лишь 0,5%. Таким образом, определяющее влияние на занятость населения имеет нелегальная миграция. Ее воздействие на масштабы и характер занятости на порядок выше, чем легальной миграции.

Все оценки численности этнических мигрантов после 1990-х годов, встречающиеся в литературе или в публикациях прессы, носят в лучшем случае экспертный характер. Часто основной целью приводимых количественных сведений (особенно это касается массовых изданий) является стремление продемонстрировать самые мрачные последствия для «коренного населения» России массового проникновения иноэтнических мигрантов. Прежде всего, это касается иммигрантов из Азербайджана: в публикациях нередко встречаются  цифры о количестве выходцев из Азербайджана, отличающиеся на порядки.

Для большинства мигрантов из стран ближнего зарубежья характерно дисперсное расселение. Такой характер расселения стимулирует процесс интеграции представителей национальных сообществ в городскую среду, одновременно ослабляя внутриэтнические связи и увеличивая плотность контактов с местным населением. На примере Москвы можно наблюдать и обратную тенденцию – замыкание этнических иммигрантских групп в рамках достаточно компактных поселений на ее территории  (27).  В Москве уже четко обозначились зоны компактного проживания  азербайджанцев.

 До 1990-х годов азербайджанцев в столице было крайне мало (около 20 тыс. человек). Среди московских азербайджанцев в то время доминировала прослойка лиц с высшим техническим образованием, как правило, полученным в столице. Это не могло не способствовать успешной адаптации представителей этноса к условиям столичного мегаполиса. Однако уже  в советский период можно было встретить в Москве азербайджанцев, приезжавших на сезонные заработки. Основной целью их кратковременных визитов была торговля цветами и фруктами  на колхозных рынках. Тогда  жители Москвы  относились к ним как к сезонным торговцам и не воспринимали их в качестве объекта, представляющего какие-либо угрозы  (27).

Массовый приток азербайджанцев начался с 1992-1993 гг. Он был связан, с одной стороны, с кризисными процессами в социально-экономической сфере, общим понижением уровня жизни населения в Азербайджане, а, с другой, стороны, с принятием в России в 1992 г. Закона о свободной торговле. С либерализацией торговли сложилась благоприятная ситуация для активизации выходцев из Азербайджана на территории России, особенно в Москве, где уже в советское время существовали определенные хозяйственные связи на межэтнической основе и выработался опыт торговой деятельности.

В настоящее время в московской прессе рефреном звучат высказывания о том, что столичные овощные рынки практически полностью монополизированы выходцами из Азербайджана. Данная информация не представляется полностью объективной, однако  массовое присутствие на рынках Москвы представителей азербайджанской диаспоры уже стало прочным стереотипом обыденного сознания москвичей в отношении азербайджанцев. Московские азербайджанцы являются, пожалуй, наиболее частым объектом проявления ксенофобии со стороны агрессивных националистических молодежных группировок (27).

 Точная численность азербайджанской диаспоры в Москве не поддается учету, поскольку большинство  – нелегальные мигранты. Разные источники называют разные цифры. Например, по оценке правоохранительных органов Москвы  в Москве официально проживает 150-200 тыс. азербайджанцев – граждан России  ( по переписи 1989 г. – 30 тыс. человек), а с учетом мигрантов - порядка 500 тыс. человек.  По данным посольства Азербайджана число нелегальных трудовых мигрантов резко возрастает в летние месяцы, достигая 2 млн. человек (27). Азербайджанцами в Москве, по данным Федеральной национально-культурной автономии Азербайджана, контролируется 360 рынков. Так как они в основном не имеют разрешения на торговлю из-за отсутствия регистрации или имеют регистрацию только до 3-х месяцев   (согласно российскому законодательству разрешения на предпринимательскую деятельность могут получить только лица, имеющие регистрацию по месту пребывания более 6-ти месяцев), то большинство принадлежащих им фирм оформлено на подставных лиц, имеющих прописку в Москве. В результате в настоящее время на налоговом учете стоит только 12 человек из всей азербайджанской диаспоры (27).

Заметим, что социальная структура азербайджанской общины в г. Москве в настоящее время крайне поляризована, в ней представлены либо «богатые-владельцы», либо «бедные торговцы». Прослойка интеллигенции в этой общине крайне тонка, чаще всего это национальные кадры, ушедшие в период перестройки в бизнес. Как показал анализ, проведенный О. Вендиной (3, с.312), «старые» азербайджанцы селились, как правило, на периферии столицы и частично в районах кооперативной застройки на Речном вокзале, в Крылатском, Южном Чертанове и на Ярославском шоссе. Расселение «новых» азербайджанцев характеризуется четкой пространственной иерархией: элита в центре и на Соколе. Самое крупное азербайджанское поселение в Измайлово. Кроме этого ощутима «концентрация» азербайджанцев в таких небольших пригородных поселках как Куркино,  Бусиново,  Восточный.

В настоящее время в Москве активно работает Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России, при которой выходит газета, существуют общественная организация «Азербайджан», «Землячество московских азербайджанцев» и другие общественные организации.

Закономерно поставить вопрос: как относятся москвичи к иммигрантам, в том числе из Азербайджана?  По данным социологического обследования, проведенного в Москве в 2002 г. (27),    быстрый рост численности азербайджанцев  в г.Москве вызывает у местного населения наиболее острую реакцию. Следует отметить, что большинство москвичей вообще продемонстрировали низкий уровень толерантности. Положительно к присутствию в Москве международных мигрантов относятся лишь 1,3% всех опрошенных; отрицательно же – 60,5%; нейтрально – 27,8% и никогда не задумывались об этом чуть более 10%.

Несмотря на то, что с начала массового притока азербайджанцев (т.е. с 1992-1993 гг.) изменился общий стиль их поведения в г.Москве, (изменилась тактика их деятельности, на рынках они предпочитают оставаться в тени, «руководить процессом», нанимая для торговли украинских и российских женщин – чаще всего тоже приезжих из других городов) абсолютное большинство опрошенных москвичей (78,9% из общего числа негативно относящихся к иммигрантам) отрицательно высказалось о присутствии азербайджанских мигрантов в г. Москве. Следует отметить, что многие из опрошенных москвичей против присутствия в столице мигрантов из Вьетнама и Китая, Армении и Грузии – от 27,0% до 43,4%, а также из Афганистана, Таджикистана, Украины – 18,2%, 16,8% и 11,2% соответственно.

Присутствие иммигрантов в г. Москве жители столицы связывают, прежде всего, с ростом преступности (50,0%), с обострением ситуации на рынке труда – 37,4% с активной криминализацией бизнеса – 36,5%, с распределением наркотиков – 34,7%. Но при этом примерно треть уверена, что миграция дает возможность восполнять потребности в дешевой малоквалифицированной рабочей силе на производстве в результате нежелания москвичей работать на этих местах; почти каждый пятый опрошенный считает, что трудовая миграция создает  возможность для обслуживания потребностей небогатого населения Москвы в ремонте, торговле и т.д. Показательно, что рост цен подавляющее большинство опрошенных (93,2%) не связывают с миграцией, притом, что перманентное удорожание жизни занимает верхнюю строку в рейтинге наиболее острых проблем москвичей.

Еще одной возможной причиной, определяющей отношение москвичей к мигрантам, являются случаи непосредственного (со стороны респондентов) столкновения с такими явлениями как неприязнь, враждебность, хулиганские действия и развязывание конфликтов на национальной почве со стороны мигрантов по отношению к москвичам, или их наблюдение. Так, 45,2% опрошенных отметили, что часто сталкивались лично с проявлениями неприязни со стороны мигрантов, 33,0% - с проявлением враждебности. 39,2% и 43,6% отметили, что также сталкивались с этими явлениями, но редко. То есть получается, что примерно 4 из 5-ти москвичей имеют личный опыт такого отношения к себе мигрантов. Не намного меньше, 19,7% часто и 43,6% изредка сталкивались с хулиганскими действиями по отношению к москвичам со стороны мигрантов, а 14,2% и 38,5% соответственно сами участвовали или наблюдали провоцирование конфликтов на этнической почве. Таким образом, лишь чуть более 15% респондентов никогда не сталкивались хотя бы с одним из этих явлений.

Важно привести ответы самих  мигрантов на аналогичный вопрос. На вопрос «Как часто Вам лично приходилось сталкиваться с неприязнью, враждебностью и хулиганскими действиями со стороны москвичей?» ответы мигрантов представлены  в  таблице 3.3.3.

Таблица 3.3.3

Отношение москвичей к мигрантам по мнению последних, в %                                    

 

Часто

Редко

Никогда

С неприязнью

С враждебностью

С хулиганскими действиями и др. нарушениями общественного порядка

59,9

34,1

14,6

28,1

46,4

44,3

12,0

19,5

41,1

 

Мириться с присутствием иммигрантов в Москве большинство опрошенных москвичей готовы на таких условиях: допускать лишь временных иностранных мигрантов для работы и без предоставления им прав гражданина – 43,9%; допускать мигрантов, приезжающих в Москву при условии их адаптации к обычаям и традициям коренного населения Москвы – 27,3%, и лишь 5,4% считают, что можно допускать иностранных мигрантов и дать им возможность сохранять свои обычаи. На вопрос «Какие бы меры Вы в первую очередь предложили бы Московскому Правительству по регулированию потоков международной миграции в Москву?», - выбор респондентов в основном ограничивается мерами запретительного характера или направленными на ужесточение режима пребывания международных мигрантов в Москве.

Неэффективность системы управления миграционными потоками влечет и несовершенство механизма регистрации как одного из важнейших компонентов управления миграционными процессами, а некоторые из них вообще исключены из сферы управленческого воздействия. Действительно, правовое положение иммигрантов в Москве может рассматриваться в качестве непосредственного фактора, обусловливающего преимущественную ориентацию их на различные формы неформальной занятости. Между странами СНГ действует безвизовый режим пересечения границы. Поэтому, не только для беженца, но и для любого жителя СНГ пребывание на территорию России не может рассматриваться как незаконное. Однако на практике данная норма постоянно нарушается местной администрацией. В Москве и Московской области эта практика закреплена Правилами регистрации. Без статуса и гражданства они рассматриваются как добровольно прибывшие в Россию иностранцы и подпадают под действие нормативных актов, регулирующих наем иностранной рабочей силы.  Разрешение на работу должен получить не только сам иностранец, но и работодатель, желающий использовать труд иностранных рабочих. Эти разрешения выдаются ФМС или  региональными структурами на основании заключения специальной Межведомственной комиссии о целесообразности привлечения иностранной рабочей силы данным предприятием. Межведомственная комиссия выносит заключение после рассмотрения документов, представленных работодателем, в префектуре, где расположено предприятие. Немногие работодатели решаются  (и им удается)  пройти длинную бюрократическую процедуру.

Крайне сложные процедуры получения разрешения на работу и жесткие правила регистрации ведут к неформальной занятости. В условиях правовой неопределенности трудовые мигранты обычно соглашаются работать при отсутствии всяких гарантий со стороны работодателя. В данной ситуации трудовые мигранты стараются устроиться к своим землякам, поскольку в этом случае им может быть обеспечен некий минимум гарантий по оплате труда и проживанию. Практически единственной сферой деятельности, где может реализоваться хозяйственная инициатива иммигранта, являются многочисленные городские рынки (вещевые, овощные). Правда, и на рынках вновь прибывающие мигранты, лишенные, как правило, необходимого стартового капитала, вынуждены работать в качестве наемных продавцов на более опытных и состоятельных земляков.

Существующее положение о порядке привлечения и использования в г. Москве иностранной рабочей силы не в должной мере регулирует вопросы оформления на работу, не работает Закон г. Москвы №41 от 22.10.1997 г. «Об ответственности за нарушения порядка привлечения и использования в г. Москве иностранной рабочей силы». Институт лицензирования требует существенной доработки, как и согласования между государствами (прежде всего СНГ) вопросов правового положения трудовых мигрантов в сферах трудового, гражданского и административного права.

 По мере оживления экономики потребность в иностранной рабочей силе возрастает, так как, несмотря на безработицу в ряде отраслей производства, имеются вакантные места, на которые не хотят идти россияне из-за непривлекательности и низкой оплаты труда на них. Поэтому рост масштабов миграции – объективная тенденция. Кроме того, ряд проектов в принципе требует привлечения иностранных фирм, реализующих контракты преимущественно силами своего персонала. Москва поглощает 65-70% совокупной численности иностранных работников. Причем в последние годы использование иностранных работников в Москве увеличилось, что еще больше укрепило ее фактические «монопольные» позиции ведущего импортера рабочей силы в России: удельный вес иностранной рабочей силы в совокупной численности занятых в Москве достигает примерно 2% (в то время как в российской экономике в целом – 0,32%).

Москва останется и в будущем привлекательным местом для мигрантов. В обозримом будущем не следует ожидать уменьшения миграционных потоков в Москву – хотя многие из иностранных граждан могли бы найти работу в других городах и районах. Однако, не имея необходимой информации, они едут в столицу. Такую информацию мог бы давать специальный печатный орган, курирующий вопросы миграции и объективно освещающий положение во всех регионах России, в частности, в Москве.

Существует общая для всех стран закономерность, состоящая в том, что чем выше миграционная привлекательность страны, тем больше иностранных граждан пытаются проникнуть на ее территорию нелегальным путем. По мере улучшения социально-экономической ситуации (оживления экономики, роста уровня жизни) должна, с одной стороны, адекватно развиваться система, препятствующая нелегальному въезду и пребыванию иностранных граждан на ее территории, но, с другой стороны, формы легальной, контролируемой государственной иммиграции должны становиться все более разнообразными. Однако ужесточение мер запретительного характера – малоэффективно.

Наиболее эффективными мерами миграционной политики должны стать легализация статуса части нелегальных мигрантов, способных принести пользу экономике страны, создание программ легализации тех мигрантов, которые адаптировались к местным условиям, создание специализированных гостиниц для мигрантов с упрощенной системой регистрации и т.п. Действенное регулирование миграционных процессов и особенно стихийно развивающейся нелегальной миграции, минимизация и предупреждение ее негативных последствий требует всестороннего и глубокого исследования этого явления, подкрепленного основательной информацией о его причинах и масштабах



предыдущая страница
содержание
следущая страница