k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 4

МИГРАЦИОННЫЙ ОБМЕН РОССИИ И СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

ГЛАВА 2

СОВРЕМЕННЫЕ МИГРАЦИОННЫЕ СВЯЗИ РОССИИ И СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

2.1. Динамика миграционного обмена населения стран Центральной Азии и  России  в конце ХХ века

Изменения, произошедшие в направлениях и объемах межреспубликанской миграции с первой трети 90-х годов прошлого столетия, затронули  и процессы миграционного обмена России и независимых среднеазиатских государств. Относительно стабильная картина на пространстве бывшего СССР существенно изменилась. В число основных детерминант формирования миграционных потоков включились факторы, связанные с политическим переустройством в постсоветском пространстве, с шоковым для населения изменениями не только в экономической, но и в национальной политике.

В результате резко сократился выезд российского населения в государства нового зарубежья. Масштабы миграции в Россию из этих стран настолько превысили постоянно сокращающийся выезд из России в их направлении, что показатель сальдо миграции с 1989 по 1995 год увеличился в 3,7 раза. Пик миграционного притока и прироста населения пришелся на 1994 год, когда из бывших республик в Россию прибыло 1146 тыс.человек, а прирост составил 915 тыс. человек. Более  трети миграционного прироста  было обеспечено за счет  государств Средней Азии и Казахстана. 

За сравнительно небольшой период Среднюю Азию и Казахстан покинуло не только большая часть русскоязычного населения, но и часть титульного. Отсутствие обоюдного заинтересованного подхода, согласованного двухстороннего сотрудничества по проблеме регулирования миграционного обмена между странами Центральной Азии и России снижает взаимный  позитивный эффект этого процесса.

Систематическое изучение миграционных процессов и влияющих на них факторов в республиках Средней Азии не велось; учет миграции был поставлен плохо, что не позволяет проследить ее динамику, структуру  и территориальные особенности. Все это не дает возможности дать полную картину миграционных  передвижений населения в Средней Азии.

Республики Средней Азии на протяжении послевоенного периода относились к районам с положительным сальдо миграции в межреспубликанском обмене. По объемам миграционного прироста особенно выделялись Узбекистан и Таджикистан. За период с 1959 по 1970 гг. на долю миграционного прироста в Таджикистане приходилось 16%, а в Узбекистане – почти 18% среднегодового прироста населения.

Это объясняется тем, что, с одной стороны, быстрое развитие промышленности требовало большого количества квалифицированных рабочих кадров, а, с другой, слабая территориальная и социальная мобильность населения (особенно сельского) и низкая профессиональная подготовка мешали местной молодежи поступить на работу в промышленность. Новым предприятиям было выгодно привлечь из других республик Советского Союза квалифицированных рабочих, особенно тех специальностей, которые в недостаточном количестве готовились в республиках Средней Азии.

Кадры на промышленных предприятиях городов в основном формировались за счет мигрантов из Урала, Поволжья, Сибири и других трудонедостаточных районов Советского Союза. Например, обследования на вновь вводимых предприятиях Туркмении показали, что 25% рабочих формировались  за счет внешних мигрантов [99].

В результате этого рост городского населения Средней Азии за счет «своего» села был весьма незначительным. За 1959-1970 гг. село дало городу не более 10% своего естественного прироста, что составило примерно 9% прироста городского населения. Остальная часть оставалась на селе.

На протяжении продолжительного периода в общих территориальных перемещениях населения преобладающее место занимала внешняя миграция. Вплоть до 1978 г.  доля участвующих в межреспубликанской миграции была выше внутриреспубликанской.  С конца 70-х годов сложилась устойчивая тенденция изменения соотношения объемов межреспубликанской миграции в пользу внутриреспубликанской. Характер миграционных процессов и в других среднеазиатских республиках схож, хотя имел свои особенности.

Так, в Таджикистане процесс внутренней миграции носит преимущественно «вертикальный» характер: миграции осуществляются как горно-долинные или долинно-горные, с охватом как сельского, так и горного населения. Тем более что практически население многих городов в республике ведет еще полугородской-полусельский образ жизни. История массовых переселений в Таджикистане охватывает длительный период. Можно выделить в развитии этого процесса пять основных этапов:

- первый этап: 1917 г. – конец 20-х годов – период гражданского противостояния;

- второй этап: начало 30-х – конец 50-х годов период массового освоения долинных земель под хлопок;

- третий этап: начало 60-х – конец 70-х годов – период построения Вахшского каскада гидроэлектростанций и высвобождения части горных площадей под водохранилища;

- четвертый этап: начало 70-х – конец 80-х годов – период хозяйственной стагнации.

До 30-х годов более 70% населения Таджикистана проживало в горах. Сложилось 7-10 крупных горных поселений, игравших роль региональных центров, вокруг которых группировались мелкие поселения. Основная часть населения занималась животноводством и растениеводством, остальное было занято в ремесленных мастерских и на мелких шерстомойных фабриках.

Жившие в республике народы испокон веков вели оседлый образ жизни, их подвижность была исключительно низкой. По уровню территориальной мобильности до середины 30-х годов Таджикистан являлся самой консервативной из республик Средней Азии. Это в условиях высокой рождаемости и ограниченного числа рабочих мест порождало избыток населения.

В начале 30-х годов ситуация кардинально изменилась. В СССР стала осуществляться программа развития хлопководства. Она задумывалась как массовое освоение под хлопок долинных земель. При этом основным источником трудовых ресурсов должно было стать население горных районов. На практике это обернулось массовым принудительным переселением из горных районов в долинные.

Первые данные об организации плановых переселений относятся к 1927-1928 гг. В качестве официальных задач переселения в этот период были выдвинуты: стремление к более равномерному наделению земельными участками земледельческих хозяйств; рациональное использование наличия людской рабсилы и рабскота в аграрно-перегруженных вилоятах и отдельных районах вилоятов; увеличение хлопковых площадей за счет освоения вновь орошаемых пустующих земель.

Переселение носило характер компаний. С начала до середины 30-х годов на «плоскость» было переселено более 20350 хозяйств из более чем 500 горных поселений. В результате более 300 из них остались попросту безлюдными. Всего до конца 50-х годов из горных районов было переселено более 136 тыс. хозяйств из более чем 1500 горных поселений [  99 ].

Из-за отсутствия в республике квалифицированных кадров и для организации мелиоративных работ на хлопковые плантации привлекались специалисты из других республик бывшего Советского Союза.

Следующий этап развития – индустриализация – вызвал новую форму вынужденной миграции. Производственная «гигантомания», преобладание ведомственных интересов расплодило по республике значительное число гидроэнергетических объектов, водохранилища которых заполняли существенные ареалы исконного проживания значительного числа населения. Для эксплуатации этих объектов потребовалось создать крупные водохранилища, под которые ушли многие поселения. Всего было затоплено более 700 горных поселений и более 155 тыс. га земли. Население из этих районов выселялось в долины практически без компенсаций и без создания адекватных рабочих мест. Такая ситуация сохранялась до конца 70-х годов. Здесь проявилось чисто «советское» понимание территориальной мобильности: власти считали ее абсолютной и полностью независимой от собственных миграционных предпочтений переселяемых.

Завершение строительства последней ГЭС выпало на конец 70-х годов.

В конце 70-х годов характер миграции изменился: стал уменьшаться приток населения в долины, усилился отток из них в горные районы. Это объясняется заметным падением уровня жизни в долинах в условиях нараставшей хозяйственной стагнации.

В конце 80-х годов, наряду с возвратом бывших «спецмигрантов» в горные районы, развернулся массовый отъезд из республики специалистов, участвовавших в освоении долинных земель, строительстве каналов, ГЭС и других объектов. Это связано, в основном,  с низким уровнем жизни и сохраняющимся у некоренных жителей даже во второй и третьем поколениях «чувством мигранта». Если в 1966-1970 годах миграционных прирост населения долинных районов составлял в среднем 37,4 тыс. человек в год, то с начала 80-х начался миграционный отток из них. Добавим: Таджикистан – самая «сельская» по сравнению с другими республиками.

Коренное население Киргизии склонно перемещаться в основном лишь в соседние республики Средней Азии и Казахстан, характеризующиеся сходными природно-климатическими, этнографическими и демографическими и другими особенностями. За переделами Средней Азии и Казахстана в 1959 г. проживало лишь 0,5% киргизов[1],  а в  1970 г. - 0,8% киргизов [ 101, с.233]. Интенсивность миграции киргизского населения по данным переписи населения в 1970 г. была  в 2,7 раза ниже, чем миграция русских.

В условиях пониженной подвижности местного населения Киргизии и высоких темпов роста городов здесь сложились объективные условия для повышенного притока населения по межреспубликанской миграции, особенно в городскую местность. Поэтому в городах Киргизии сравнительно низок удельный вес коренного населения и высок – русского населения: в 1959 г. он составлял соответственно 13,2 и 51,8%, в 1970 г. – 16,9 и 51,3%.

По мере того, как создавались национальные кадры специалистов и квалифицированных рабочих, интенсивность притока в нее населения из других республик начала снижаться. По переписи 1970 г. по интенсивности внешней миграции Киргизская ССР занимала второе место среди республик (после Казахской ССР), опережая в этом отношении в 3,2 раза РСФСР, в 2 раза Узбекскую ССР, в 1,7 раза Таджикскую и Туркменскую ССР.

За период между переписями населения 1959 г. и 1970 г. население Киргизской ССР за счет обмена с другими районами страны увеличилось на 150 тыс. человек, что составляло  17% общего прироста населения республики за этот период.

Своеобразием Киргизии является и то, что плотность сельского населения у нее в отличие от большинства районов Советского Союза не только не снижалась, а, наоборот, повышалась, притом высокими темпами – за 1940 – 1975 гг. она повысилась более чем в 1,7 раза [101, с.235].

Миграционные процессы в Узбекистане  были наиболее интенсивны в период 1939-1959 гг. (Приложение 2). В этот период численность населения Узбекистана за счет миграции увеличилась на 43%.  Высокие темпы роста населения республики за счет внешней миграции в этот период вызваны становлением и бурным ростом экономики в довоенные годы и отсутствием квалифицированных кадров рабочих и специалистов в республике [ 97, с.107].

За 1959-1970 гг. роль миграции в росте численности населения существенно снизилась (до 10,9%). В результате роста национальных кадров рабочего класса и специалистов возросли возможности обеспечения отраслей народного хозяйства рабочей силой за счет местных трудовых ресурсов.

В межреспубликанский миграционный оборот почти не вовлечено местное население. Среди выбывших за пределы республики подавляющее большинство составляет некоренное население. Так, в последние годы механический отток городского населения обеспечивался русскими, украинцами, татарами.

Известно, что слабая территориальная подвижность коренного населения во многом обусловлена национальными традициями, привязанностью местных жителей к родным поселениям, привычкой к определенным условиям быта, этническими факторами и т.п. Этим в значительной степени объясняется малоподвижность сельского населения среднеазиатских республик. Интенсивность миграции сельского населения здесь в 4-5 раз ниже интенсивности миграции горожан. Это одна из важнейших региональных особенностей миграции населения Средней Азии, т.к. в целом по стране  наблюдалась обратная картина – миграция сельского населения была заметно выше миграции городского.

 В целом можно утверждать, что в  миграционных связях между  республиками Средней Азии на первый план выступали этнические факторы. Яркий пример этому Таджикистан: наиболее интенсивными  миграционные потоки были между Таджикистаном и Узбекистаном – более чем каждый пятый человек, приезжающий в республику, – выходец из Узбекистана и каждый пятый, выезжающий за ее пределы, направлялся в Узбекистан. Менее интенсивно обменивался Таджикистан с Туркменской ССР. На ее долю в 1970 г. приходилось 4,8% прибывающего и 2% выбывающего населения [ 53, с.253].

Таким образом,  в межреспубликанский миграционный оборот местное население почти не было вовлечено.  Среди выбывших за пределы республики Средней Азии подавляющее большинство составляло некоренное население (русские, украинцы, татары и п.д.).

О низкой территориальной мобильности коренных национальностей Средней Азии свидетельствует и тот факт, что на дату переписи 1979 года из числа лиц основной национальности, живущих в пределах своей республики, в городских поселениях проживало всего лишь 28,6% узбеков, 18,3% киргизов, 25,2% таджиков и 33,0% туркмен. К примеру, аналогичный процент русских в РСФСР был 72,5%, т.е. как минимум в 2,2 раза больше. Доля русских в Средней Азии равнялась 2,4% их среднесоюзной численности.

В межреспубликанской миграции со второй половины 70-х годов установился относительно небольшой, но устойчивый отток населения (табл.2.1). Главным образом в восточные и центральные районы России. Одновременно сократился приток населения в Среднюю Азию из центральных областей РСФСР и Сибири.

Таблица 2.1

Нетто-миграция населения по республикам бывшего СССР, тыс. человек (по данным Госкомстата СССР)

 

1961-1965

1966-1970

1971-1975

1976-1980

1981-1985

1986-1990

Киргизия

Таджикистан

Туркмения

Узбекистан

Казахстан

72,6

56,3

1,1

130,5

407,0

53,3

14,4

2,5

127,2

24,3

-37,5

1,3

2,7

142,7

-261,1

-64,7

-42,7

-26,6

-109,9

-413,9

-76,5

-45,5

-42,3

-205,4

-403,3

-105,9

-113,0

-39,1

-478,5

-481,5

 

Итак,  в течение периода 1961-1990 гг. в миграционном обмене населением между Россией республиками Центральной Азии произошли принципиальные изменения: в 60-е годы Россия отдавала население  этим республикам главным образом в быстрорастущие города этих республик;  перелом наступил с начала 70-х годов, когда сначала в Киргизии, а со второй половины и во всех остальных республиках, сформировалась противоположные направления миграций: все республики стали отдавать население России;  отток населения из среднеазиатского региона, начиная со второй половины 70-х годов постоянно увеличивался;  в 80-е годы продолжалось постепенное сокращение общего числа прибывших в городские поселения из Российской Федерации в Среднюю Азию и Казахстан при одновременном увеличении потока прибывших в города РСФСР из сельской местности Средней Азии и Казахстана, что свидетельствовало об оттоке сельского населения за пределы региона. Однако интенсивность этого процесса по-прежнему оставалась очень низкой – 1-2 человека в расчете на каждую тысячу сельских жителей Средней Азии и Казахстана [66].

          Специфика демографического развития государств Средней Азии в пореформенный период заключается в том, что, несмотря на падение темпов роста численности населения в период 1991-2001 гг. в Киргизии (111% против 121% по сравнению с периодом 1981-1991гг.), в Таджикистане (115,7% против 133,7%) и Узбекистане (120% против 128%) абсолютная численность населения в этих республиках возрастала,  а в Туркмении наблюдался и относительный рост (130% в 1991-2001 гг. против 128% в период 1981-1991 гг.) (табл. 2.2).

Таблица 2.2

Динамика  численности населения странах Средней Азии (на начало года, тыс. человек)

 

1981 г.

1991 г.

2001 г.

Общий прирост в 1991-2000гг.

В том числе

Естественный прирост

Сальдо миграции

Киргизия

Таджикистан

Туркмения

Узбекистан

Казахстан

3653

4007

2897

16158

15053

4422

5358

3714

20708

16793

4908

6196

4843

24900

14844

486

838

1129

4192

-1949

775

1214

838

4945

1196

-289

-376

291

-753

-3145

Источник: Таблица составлена по: Демографический ежегодник России 2006. М., 2006, с.549, 469.

            Следует подчеркнуть, что в период 1996-2000 гг. в странах Средней Азии отмечается снижение темпов роста численности населения за счет снижения естественного прироста населения (за исключением Киргизии, где в этот период прирост населения увеличился (на 6% против 4,6% в 1991-1995 гг.) за счет уменьшения миграции.

Таким образом, рост численности населения (и абсолютный и относительный) в конце ХХ века был во всех без исключения республиках Средней Азии и он определялся естественным приростом. Миграция населения только в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане лишь частично уменьшила его рост.

Что касается режима воспроизводства населения, то в настоящее время все республики Средней Азии Казахстана находятся на так называемом третьем этапе демографического перехода, который характеризуется относительно высоким уровнем рождаемости  и  низким уровнем смертности благодаря молодой структуре населения.

Самую молодую среди республик Средней Азии возрастную структуру имеет Киргизия: удельный вес населения в возрасте до 14 лет в ней составляет 42%, в Туркмении и Узбекистане доля населения в возрасте до 14 лет составляет несколько меньше – 38%, а в Таджикистане еще меньше – 35%.

Как уже говорилось, в  конце 80-х годов с  началом проведения экономических реформ активизировались миграционные установки всего населения бывшего СССР, в том числе республик Средней Азии. В этот период происходил «подготовительный» процесс к предстоящему всплеску миграционных событий между Средней Азией и Россией.

Начиная с конца 1980-х годов на территории бывшего СССР зафиксировано 6 региональных военных конфликтов, в т.ч. в Таджикистане, где были наиболее значительные людские потери[2].

О масштабах и особенностях миграционного обмена населением республик Средней Азии и России в конце ХХ века  можно судить по данным таблицы 2.3.

           До 1989 г. миграционный обмен населением России со странами Средней Азии сохранял параметры и тенденции миграционных процессов, свойственных в большей степени стабильной ситуации.

Затем ситуация резко изменилась. Следует отметить, что роль каждой республики Средней Азии в миграционном обмене с Россией  была разной, хотя динамика миграционных процессов этих республик  имеет много общего. 

Таблица 2.3

Миграционный обмен России со странами Центральной Азии за 1991-2000 гг. (тыс. человек)

Государства Центральной Азии

Прибыло в Россию

Выбыло из России

Сальдо миграции

На 100 прибывших выбыло человек

Киргизия

357,3

86,3

+271,0

24

Таджикистан

353,7

38,6

+315,1

11

Туркмения

148,9

34,9

+114,0

23

Узбекистан

Казахстан

745,5

1978,4

142,0

500,0

+603,5

+1478,4

19

25

Источник: Оценка Статкомитета СНГ.

Топилин А.В. СНГ: демографический потенциал, миграция, рынок труда. М.,

 2002, с.76.

После 1990 г. по объему миграционных потоков с Россией первое место занимал Узбекистан – самая крупная по численности населения республика Средней Азии. В 1994 г. общая динамика миграционного обмена населения России с  Узбекистаном достигла своего «пика», в отличие от   Киргизии, где  «пик»  численности прибывших из региона в Россию пришелся на 1993 г., Таджикистана – где он был в 1992 г. и Туркмении, где он наступил только в 1996 г.

Только за один 1994 г. из Узбекистана в Россию выбыло более 146 тыс. человек. Величина потока прибывших в Россию из Узбекистана в этот год составила более половины (52,5%) от всего потока прибывших из Средней Азии.

В результате  миграционный прирост населения России в этот период за счет Средней Азии  более чем на половину состоял из жителей Узбекистана. Однако потери в общей численности населения самого Узбекистана в результате миграции  были меньше, чем в других республиках Средней Азии – 5%.

Другими словами, самый большой прирост численности населения России за счет миграции из Узбекистана произошел в 1994 г.. После 1990 г. динамика численности прибывавших в Россию из Узбекистана постепенно снижалась. В целом за период 1991-2000 гг. из Узбекистана в Россию прибыло 745,5 тыс. человек, а из России выбыло в Узбекистан 142 тыс. человек.

Таким образом, сальдо миграции между Россией и Узбекистаном составило 603,5 тыс. человек. В 2000 г. из России в Узбекистан выбыло лишь 0,7 тыс. человек, что существенно меньше числа прибывших – 40,8 тыс. человек. В целом за 1991-2000 гг. на каждые 100 прибывших в Россию из Узбекистана выбыло в Узбекистан всего 19 человек.

Динамика миграционного прироста населения России за счет Узбекистана формировалась в основном за счет русского населения  только до второй половины 90-х годов.                                        

Наибольший миграционный прирост населения России за счет титульного населения Узбекистана произошел в 1997 г.  После 1997 г. число узбеков, покинувших свою республику постоянно  превышало число  русских, выехавших в Россию. Миграционный прирост населения России из Узбекистана во второй половине 90-х годов формировался уже под влиянием миграции титульного населения. В целом  за период 1989-2000 гг. из Узбекистана в Россию русских переселилось   470 тыс. человек, что составляет 63% общего числа прибывших из Узбекистана в Россию.

Киргизия – занимает второе после Узбекистана место по величине выбывших в Россию в период 1991-2000 г. – 357,3 тыс. человек. Как и в Узбекистане, динамика миграционного прироста населения России формировалась за счет русского населения этой республики, но, в отличие, от Узбекистана – выезд титульного населения был не так интенсивен.

Однако миграционные потери Киргизии самые существенные: за период 1991-2000 г. республику покинуло 541 тыс. человек, из них 357 тыс. человек выбыло в Россию (в этот период из России в Киргизию выбыло только 86 тыс. человек). В целом за 1991-2000 гг. на каждые 100 прибывших в Россию из Киргизии выбывало в Киргизию 24 человека.

Таджикистан по числу выбывших в Россию находится на одном уровне с Киргизией (хотя численность населения в этой республике больше): за 1991-2000 гг. из Таджикистана в Россию выехали 354 тыс. человек (а из России в Таджикистан – 38,6 тыс. человек). В целом за этот период на каждые 100 прибывших в Россию из Таджикистана выбывало в Таджикистан 11 человек – и это самый низкий показатель миграционного обмена среди всех республик Средней Азии.

Туркмения, имеющая такое же по численности население, как Киргизия, понесла в этот период миграционные потери намного меньше – 190 тыс. выбывших всего, из них 149 тыс. человек выбыло в Россию. В Туркмению из России меньше чем в другие республики прибыло за этот период – всего 35 тыс. человек. В результате на 100 прибывших в Россию из Туркмении выбыло в Туркмению 23 человека.

В целом за период 1991-2000 гг. в Россию из Средней Азии прибыло более 1 млн. 600 тыс. человек, а выбыло из России в страны Средней Азии – 261,3 тыс. человек. За этот период в Россию выехало из Узбекистана 64% общей численности выбывших из этой республики, из Таджикистана – 71%, из Киргизии – 70%, из Туркмении – 78%.

Во второй половине 90-х годов число прибывающих в Россию из Средней Азии стало стабильно сокращаться.

За период с 1991 г. по 2000 г. из Казахстана в Россию прибыло почти 2 млн. человек, а выбыло из России в Казахстан 0,5 млн. человек. Таким образом,  наибольшее пополнение населения России шло за счет миграции из Казахстана: в 2000 г. чистая миграция в Россию из Казахстана составила 107 тыс. человек, в то время как в 1991 г. она составляла только 29,5 тыс. человек (Приложение 4).

Характер миграционных процессов в странах Центральной Азии за 1990-2000 гг. имеет ряд сходных и отличительных черт:

- сходство состоит в том, что динамика численности прибывших в Россию из всех четырех стран Средней Азии имеет нарастающий характер до определенного «пика», а затем величины прибытия в Россию постепенно снижаются. Эта тенденция во всех странах совпадает с общей тенденцией  по всему среднеазиатскому региону;

- отличие в динамике величин прибытия в РФ из среднеазиатского региона состоит в том, что для всего региона «пик» нарастания численности прибывших  в Россию приходится на первую половину 90-х годов, но для каждой республики в отдельности пиковый показатель величины прибытия в Россию отмечается в разные годы: для Таджикистана – это 1992 г., для Киргизии – 1993 г.,  для Узбекистана – 1994 год, а для Туркмении – 1996 г., Казахстана – 1995г;           

 - в целом за период 1991-2000 гг. в Россию из Центральной Азии прибыло более 3 млн. 584 тыс. человек, а выбыло из России в страны Центральной Азии – 802 тыс. человек.

- со второй половины 90-х годов число прибывающих в Россию из Центральной Азии стало стабильно сокращаться: величина прибывших в  2000 г. составляла чуть больше 80 тыс.человек.

- за 1991-2000 гг. в Россию мигрировало 3 млн. русских из стран СНГ, в т.ч. из Узбекистана – 470 тыс., Киргизии – 229 тыс., из Туркмении и Таджикистана выехало более половины всех русских, из Казахстана – более 1,2 млн. человек.

 - в дальнейшем снижение доли русского населения в миграционном приросте России из Центральной Азии связано с сокращением миграционного потенциала русских в этих странах;    

 - миграционный прирост населения России из стран Центральной Азии во второй половине 90-х годов формировался уже под влиянием миграции титульного населения;

- численность прибывающих из России в эти республики стабильно сокращалась.

        До 1989 г. миграционный обмен населением России со странами Центральной Азии сохранял параметры и тенденции миграционных процессов, свойственных в большей степени стабильной ситуации.

        Затем ситуация резко изменилась. Миграция приобрела ярко выраженный вынужденный характер. События в Фергане в 1989 г., в Оше, Узгене и Душанбе в 1990 г. усилили вынужденную миграцию. Основной поток мигрантов  был направлен в Россию: в Западно-Сибирский район России, в Поволжский и Центральный, в Центрально-Черноземный,  в Уральский район.



[1] В то время как русских за пределами РСФСР проживало 14,2%, а украинцев за пределами УССР – 13,7%
[2] По некоторым данным в Таджикистане численность погибших во время гражданской войны в 1992 г. составляла 50-100 тыс. человек (хотя многие считают эту цифру завышенными). По другим источникам, за период с 1990 по 1996 г. в Таджикистане погибло 23,6 тыс. человек. В начале 90-х годов зоны конфликтов покинули в Киргизии – 105 тыс., в Узбекистане – 240 тыс. человек  [ 46 ].


предыдущая страница
содержание
следущая страница