k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 4

МИГРАЦИОННЫЙ ОБМЕН РОССИИ И СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

2.2. Этническая структура мигрантов из  Средней Азии и Казахстана в Россию

В этническом плане в миграционном обмене населением между Россией и странами Центральной Азии принципиальное значение имеет миграция русского и титульного населения этих стран.

 С методологической точки зрения следует обратить внимание на подсчет миграционного потока титульного населения.  В нашем анализе миграционного прироста населения России за счет титульного населения республик Средней Азии мы исходили из следующей посылки: одна республика – одна титульная национальность (суммарное значение, например,  титульного населения Узбекистана не включает переехавших в Россию узбеков из Киргизии, Таджикистана, Туркмении, киргизов, таджиков и туркмен из Узбекистана и т.п).

Следует сделать и второе замечание: в период 1994-1999 гг. в России уже были сделаны попытки законодательного регулирования процессов миграционного передвижения населения. Так, были приняты законы: «О гражданстве Российской Федерации», «О беженцах», «О вынужденных переселенцах», «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территории Российской Федерации», а также разработаны, приняты и реализованы три Федеральные миграционные программы.

         Как уже отмечалось, наиболее мощная волна миграции русских в послевоенный период в страны Средней Азии пришлась на урбанизационный пик 60-х годов: русские устремились преимущественно туда, где росли города, а местное сельское население еще не было готово к переселению в них.     Постепенно ситуация стала меняться.

На перелом в тенденциях  миграции русского населения из  Средней Азии в  Россию, произошедший в середине 70-х годов, повлиял ряд факторов, из которых наиболее значимым является  экономический.

  По мнению Л.Л.Рыбаковского, уже с 60-х годов в ряде союзных республик стали формироваться реальные предпосылки для оттока русского населения. Русские, как и другие некоренные национальности, преимущественно проживали в городах. Поэтому повышение миграционной подвижности сельских жителей и их миграция в собственные города, усиление конкуренции между постоянным и пришлым населением на рынке труда в городах и явились этими предпосылками  [ 69 ].

        В 70-е годы в ряде районов России, прежде всего в Сибири, развернулись крупные, престижные стройки (освоение нефтегазовых месторождений Тюменской области, создание комплекса производств в Красноярском крае и начало  строительства БАМа). Идеологическая аура вокруг строек «века», введение льгот для работающих на них и др. вызвало массовый приток туда кадров не только из самой России: трудонедостаточная Сибирь стала районом притяжения мигрантов и из союзных республик.

Факторы экономического характера привлекали население из союзных республик, в том числе и из республик Средней Азии,   в Сибирь и другие районы России и это  способствовало оттоку из этих республик в первую очередь некоренного населения.

Кроме того, благодатной почвой для «выталкивания» некоренного населения, как принято теперь считать, была неверная национальная политика. В экономической сфере это проявлялось в односторонней специализации экономики, неудовлетворенности распределением общесоюзного бюджета, недостаточной подготовкой кадров из коренного населения и т.д. [ 70 ].

       Яркий пример тому – Киргизия. Перепись населения, проведенная в Киргизии в 1999 г. зафиксировала факт миграционного оттока русского населения из Киргизии. В 1999 г. численность русских сократилась  по сравнению с переписью 1989 г. с 917 тыс. человек до 603 тыс. человек [34, с. 214].

      Снижение численности русских происходило на фоне резкого увеличения численности титульного населения: в 1999 г. по сравнению с 1989 г. численность киргизов в Киргизии увеличилась с 2230 тыс. до 3128 тыс. человек. Разнонаправленные тенденции в динамике численности русских и «титульных» национальностей Киргизии привели к значительному сокращению доли русских среди ее жителей. Согласно переписи 1999 г. она составляла в Киргизии 12,5% против 21,5% в 1989 г. [90, с.84].

      Снижение абсолютной и относительной численности русских в Киргизии отчасти обусловлено более низкими темпами естественного прироста русских по сравнению с коренными национальностями, прежде всего киргизами. Но главным фактором, определившим сокращение численности русских, была их миграционная убыль.

       Радикальное изменение характера миграционного обмена населением между Россией и странами Средней Азии, ставшими  после развала Советского Союза суверенными государствами, прежде всего связано с общими социально-политическими переменами, имевшими в каждой из республик свои особенности.

      На начальном этапе это выразилось в общем ухудшении экономической ситуации, наиболее болезненно затронувшей городское «русскоязычное» население в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении, у которого основным источником  доходов служила заработная плата и у большинства из них не было  подсобного хозяйства.

       Следующим фактором послужили социально-политические изменения в республиках Средней Азии, не опирающиеся на ожидаемый быстрый подъем экономики и рост благосостояния. Это создало питательную среду для нарушения прав не титульного населения, его «выдавливания» на историческую родину.

       Началась быстрая политизация коренного населения республик Средней Азии, развитие там общественных и политических движений и партий, которые выступали с позиций неприкрытого национализма и подогревали антирусские настроения как на бытовом, так и на политическом уровнях.

       В течение 1989 г. во всех странах Средней Азии были приняты законы о языке, предусматривавшие переход государственного делопроизводства на язык титульной национальности в сравнительно короткие сроки, а также перевод на эти языки систем народного образования. Затем последовало принятие деклараций о государственном суверенитете, и русские и «русскоязычные» оказались на положении меньшинств в этих государствах.

        Наряду с этнической дискриминацией важнейшим фактором ухудшения социально-экономического положения русского населения стран Средней Азии явился развал крупной промышленности, имевшей до этого общесоюзное значение.

      Миграция приобрела ярко выраженный вынужденный характер. События в Фергане в 1989 г., в Оше, Узгене и Душанбе в 1990 г. усилили вынужденную миграцию. Первым толчком к массовому выезду «русскоязычного» населения из Киргизии стало принятие Верховным Советом республики Закона о государственном языке (23 сентября 1989 г.), согласно которому государственным языком в республике признавался только киргизский. При проведении в 1994 г. социологического опроса 83% потенциальных мигрантов среди «русскоязычного» населения заявили, что причиной их предстоящего отъезда является «ситуация с языком» [ 85, с.76].

На решение о выезде русскоязычного населения из Киргизии повлияли и возникшие в 1990 г. беспорядки, связанные с тем, что киргизская молодежь, переселявшаяся в город из перенаселенных периферийных районов Киргизии, начала самозахваты земли под Бишкеком. В Ошской области подобные самозахваты вылились в том  году в кровавый конфликт. Все это привело к тому, что если в 1989 г. эмиграция русскоязычного населения из Киргизии не превышала нормальных среднегодовых показателей – отток «русскоязычного» населения из Среденей Азии начался еще в середине 1970-х годов, – то в 1990 г. она увеличилась в 2,5 раза и достигла 42 тыс. человек. Пик антирусских настроений в республике пришелся на 1991 г. [ 50, с.17-22].

В результате выезда русских, немцев, украинцев, белорусов, евреев население Киргизии 1993 г. уменьшилось на 40 тыс. человек по сравнению с 1989 г. По сравнению с данными переписи 1989 г. к началу 1994 г. в Киргизии численность киргизов увеличилась на 16,4%, узбеков – на 11,5%, казахов – на 10,4%, таджиков – на 7,9%. В то же время значительно уменьшилась численность немцев (на 66,7%), украинцев (на 24,8%), белорусов (на 20,5%), русских (на 17,5%).

По официальным данным в 1989 г. из Киргизии в общей сложности выехало 60,8 тыс. человек; в 1990 г. – 82,9 тыс. человек; в 1991 г. – 71,3 тыс. человек; в 1992 г. – 103,7 тыс. человек; в 1993 г. – 143,6 тыс. человек.  В целом в Киргизии «миграционный бум» приходится на 1993 г.  Уже в 1994 г. миграционный поток сократился в два раза (до 71,2 тыс. человек).

        Основной поток мигрантов их Киргизии был направлен в Россию – более 60%. Из 49 тыс. выехавших в 1994 г. более 10 тыс. выехали в Западно-Сибирский район России, по 8 тыс. – в Поволжский и Центральный, 6 тыс. – в Центрально-Черноземный, 5 тыс. – в Уральский район (в то же время по 1 тыс. россиян прибыли в Киргизию из этих районов, а из Западно-Сибирского – около 3 тыс. человек). В 1993 г. все чаще стали раздаваться голоса о необходимости прекратить утечку «русских мозгов и рабочих рук». 6 ноября 1993 г. в Бишкеке состоялась конференция «Киргизия и Россия: прошлое, настоящее и будущее». На ней подчеркивалось, что отъезд «русскоязычного» населения приведет к полному краху республиканской промышленности и инфраструктуры, откату республики на 30-50 лет назад и даже сделает реальной перспективу «оказаться в исходном положении», т.е. в 1863 г. (год присоединения Киргизии к России) [ 80, с.178-179].

Наиболее тяжелым оказалось положение «русскоязычного» населения в Таджикистане: главной причиной стала начавшаяся там  гражданская война.

В Таджикистане русские составляли наиболее многочисленную группу некоренного населения. Они были заняты главным образом в промышленности, где их доля  составляла более  60% занятых, велика  была их доля во многих других отраслях  (науке, здравоохранении, органах управления, искусстве и т.д.) [ 80, с.185-186].

Массовый отъезд русских из Таджикистана начался в 1978 г., когда миграционное сальдо из положительного перешло в отрицательное, поглотив позитивный естественный прирост на 5,6 тыс. человек. Впоследствии миграционный всплеск был еще в 1987-1988 гг.  В целом за 1978-1988 гг. Таджикистан потерял за счет миграции около 104 тыс. человек.

Однако в 1989 г. ситуация изменилась. Ряд межнациональных конфликтов (прежде всего конфликты в Ферганской долине, а также погромы в 1990 г. в Душанбе) и усилившиеся на бытовом уровне антирусские настроения оказали существенное психологическое воздействие на «русскоязычное» население, побуждая его покидать регион. С развитием процесса «суверенизации», социально-психологическая обстановка еще более ухудшилась, число отъезжающих резко выросло. На их отъезд повлияла начавшаяся в 1992 г. гражданская война. Только за май 1992 г. из республики буквально бежало 20 тыс. «русскоязычных». 1992 г. – этот год стал годом наиболее массового выбытия из Таджикистана как некоренного, так и коренного населения. Формы и методы, которыми велась эта война, гибель большого числа мирных русских жителей привели к тому, что к моменту захвата Душанбе силами Народного фронта 10 декабря 1992 г. в центральном и южном Таджикистане, за исключением столицы, русских уже практически не оставалось.  Всего за 1989-1992 гг. из Таджикистана уехало 408,7 тыс. человек, в том числе 159,1 тыс. горожан [ 83, 116.].

Согласно данным переписи населения 1989 г., в Таджикистане проживало 388,5 тысяч русских, 41,4 тыс. украинцев и белорусов, 32,7 тыс. немцев, 14,7 тыс. евреев, 13,4 тыс. корейцев, 79,4 тыс. татар и 71,2 тыс. других «нетитульных групп» (общая их численность составляла 641,3 тыс. человек).

В национальном составе мигрантов, прибывших в Российскую Федерацию в 1989 г. из стран СНГ и Балтии в целом русские составляли 46%. Доля прибывших в РФ по национальностям в %% к численности прибывших из республик Средней Азии составляла:

из Киргизии – 3 % от общего числа прибывших в РФ

из них   -      русских     -   59 %

               -      киргизов   -   17 %

из Таджикистана – 2 % от общего числа прибывших в РФ

из них    -     русских        -  55 %

               -    таджиков       - 14 %

из Туркмении – 2 % от общего числа прибывших в РФ

из них     -    русских          - 44 %

                -    туркменов      - 28 %

из Узбекистана – 10 % от общего числа прибывших в РФ

из них      -   русских             -  41 %

                 -   узбеков              -  16 %

По данным ФМС России, в конце апреля 1993 г. из 388 тыс. славян, живших в Таджикистане в 1989 г., республику покинуло 300 тыс. человек. Отъезд русских и других некоренных жителей продолжался и после 1993 г. [ 99 ].

В целом в 1989-1995 гг.  Таджикистан покинуло и переехало в Россию около половины его русского населения, зафиксированного переписью населения  1989 г. [ 4, с.59].

В отличие, например, от Киргизии, где в 1994 г. отъезд русскоязычного населения пошел на убыль, в Узбекистане в 1994 г. отъезд русскоязычного населения увеличился как никогда ранее: в 1994 г. Узбекистан покинуло более 90 тыс. человек.

Достоверные данные о выезде населения из Узбекистана отсутствуют. Сошлемся на данные миграционной службы РФ, которые дают возможность представить масштабы выезда населения из Узбекистана в Россию. В соответствии с данными этой службы нетто-миграция из Узбекистана в Россию составляла в1989 г. – 41,6 тыс. человек, в 1990 г. – 65,9 тыс., в 1991 г. – 35,9 тыс., в 1992 г. – 86,3 тыс., в            1993 г. – 70,6 тыс., в 1994 г. – 135,4 тыс. человек. С 1992 г. (т.е. после провозглашения независимости) в среднем 67% выезжающих составляли русские. Всего за период с 1989 по 1994 г. численное преобладание выехавших над прибывшими в страну составило 435,7тыс. человек.

По данным переписи населения 1989 г.  русские в Узбекистане составляли  лишь 0,8% рабочей силы в аграрном секторе, однако их доля среди квалифицированных работников этого сектора (агрономов, ветеринаров и т.п.) достигала уже 4,2%. Еще более высокий процент русские составляли в других ключевых секторах экономики – промышленности (20,4%), связи (22,8%), управления (25,4%), информации и статистике (28,5%), науке (38,1%). С их выездом, разумеется, серьезно пострадали и сектора, обслуживающие сельское хозяйство – соответствующие отрасли науки и промышленности.

Полное отсутствие информации из Туркмении не дает возможности дать анализ положения там русскоязычного населения. По данным переписи населения 1989 г. 97% русскоязычного населения проживало в городах, большинство из них  работали на предприятиях нефтегазодобывающей отрасли (только 6% туркмен было занято в промышленности). Русские, составлявшие 9,5% населения Туркмении  обеспечивали  95% бюджета республики [ 80, с.190].

В Туркмении был принят и закон о государственном языке, в то время как только 2,5% русских свободно владело туркменским языком. За 1992-1993 гг. из Туркмении уехало около 32 тыс. русских –  несмотря на то, что власти всячески препятствовали их выезду: запрещали продавать жилье и вывозить нажитое имущество и т.д.

Таким образом, в  результате распада Советского Союза население за пределами России (в странах СНГ, Латвии, Литве и Эстонии)  оказались  25 млн. русских из более 28 млн. человек российских коренных национальностей, учтенных переписью населения 1989 г. Население отреагировало на это возвратными и вынужденными миграциями из государств – республик бывшего СССР. Основу всех миграционных потоков из этих стран составляли русские.

Как уже говорилось, русские стали выезжать из среднеазиатских  республик давно. Но особенностью выезда русских в 90-х годах была  высокая интенсивность этого процесса. Если еще в 1989 г. доля русских в общем миграционном приросте числа россиян за счет передвижения между государствами бывшего СССР не превышала 40%, то уже в 1990 г. она достигла 70% (в среднем за весь период 1989-1995 гг. ее величина составила 72%).

Помимо русских, из коренных национальностей России высокой была возвратная миграция татар. Наибольший приток татар был из Узбекистана (69 тыс. человек), Таджикистана (32 тыс.).

На начало 1996 г. (по оценке Госкомстата России) численность русских, проживающих за пределами России в странах СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии, составляет менее 23 млн. человек  (табл. 2.4.).

Таблица 2.4

Снижение численности русских (тыс. человек)

 

Численность русских

по переписи

1989 г.

1989г.

1990г.

1991г.

1992г.

1993г.

1994г.

1995г.

1989-1995гг.

Киргизия

Таджикистан

Туркмения

Узбекистан

Казахстан

916,6

388,5

333,9

1653,5

6227,5

3,7

5,4

2,9

17,7

25,9

16,1

31,7

4,4

40,2

36,2

15,5

14,4

4,7

27,8

25,6

41,5

47,1

10,9

65,2

82,4

66,4

40,9

6,7

50,7

104,4

42,9

25,8

13,0

93,5

234,3

13,4

22,4

12,2

64,2

143,8

199,5

187,6

54,8

359,2

652,6

Источник: Вопросы статистики. М., 1996, с.45.

 

     В 1991-2000 гг. в Россию прибыло из стран СНГ и Балтии 6,9 млн. человек, а миграционный прирост составил 3,8 млн. человек, что существенно выше, чем в предшествующее десятилетие. Однако в 2000 г. в Россию прибыло только 350 тыс. человек, что в 3,3 раза меньше, чем в пиковом 1994 г. ( табл. 2.5).

Таблица 2.5

Снижение населения России за счет титульных национальностей стран Средней Азии (тыс. человек)

 

1989г.

1990г.

1991г.

1992г.

1993г.

1994г.

1995г

1989-1995гг.

Киргизы

     В т.ч за счет    

      Киргизии          

-0,3

 

-0,2

-1,5

 

-1,3

-2,1

 

-2,0

-2,1

 

-2,0

-1,0

 

-0,9

0,1

 

-0,0

0,2

 

0,1

-6,7

 

-6,4

Таджики

     В т.ч. за счет

     Таджикистана

-0,4

 

-0,4

-0,4

 

-0,3

-0,6

 

-0,4

0,5

 

0,7

2,9

 

2,7

3,9

 

3,2

4,9

 

4,4

10,8

 

9,9

Туркмены

      В т.ч. за счет

      Туркмении

0,8

 

0,4

-0,5

 

-0,5

-1,6

 

-1,4

-2,1

 

-2,1

-1,2

 

-1,3

0,0

 

-0,2

0,4

 

0,2

-4,2

 

-4,8

Узбеки

      В т.ч. за счет

      Узбекистана

2,2

 

1,8

-3,2

 

-2,9

-4,5

 

-3,6

-2,9

 

-3,0

0,3

 

-0,9

3,7

 

1,9

3,9

 

2,1

-0,5

 

-4,7

Источник: Вопросы статистики. М., 1996, с.47.

Снижение притока иммигрантов во второй половине 90-х гг. было вызвано рядом причин:

- относительной стабилизацией в зонах этнополитических и региональных конфликтов, откуда прибывала в начале 90-х гг. основная часть иммигрантов;

- ужесточением российского законодательства, регламентирующего предоставление статуса беженца и вынужденного переселенца;

- трудностями, с которыми сталкивались переселенцы в процессе социально-экономической адаптации в России;

- осознанием негативных последствий чрезмерного оттока эмигрантов для обеспечения социально-политической стабильности руководством новых независимых государств;

- постепенное исчерпание миграционного потенциала в странах СНГ и Балтии ( табл.2.6). Основу миграционного потенциала стран СНГ и Балтии составляют российские соотечественники – этнические россияне, т.е. русские, и представители других российских этнических групп[1].

Сошлемся на расчеты миграционного потенциала в Средней Азии, сделанных на основе проведенных обследований в 1997-1998 гг. в Киргизии и Узбекистане  В.И.Мукомелем в 2001 г. [47, с.49].

       По уровню миграции русского населения страны Средней Азии после распада СССР занимали среди бывших союзных республик  России второе место после Закавказья.

Таблица 2.6

Оценка миграционного потенциала этнических россиян странах  Средней Азии (тыс. человек)

Страна проживания

Численность этнических россиян, 2000 (1999)

Доля потенциальных эмигрантов, %

Численность этнических россиян – потенциальных эмигрантов

русские

Другие этни-ческие группы россиян

русские

Другие этни-ческие группы россиян

русские

Другие этни-ческие группы россиян

Всего

Средняя Азия

  Киргизия  Таджикистан

Туркменистан

Узбекистан

2061

603

68

240

1150

627

77

25

55

470

 

34

46

38

25

 

31

46

40

16

615

205

31

91

288

133

24

12

22

75

748

229

43

113

363

Источник: Михаил Тульский. Истинное лицо демографической катастрофы // «Независимая газета», 19 июля 2001. С.5;

Мукомель В.И.  Миграционный потенциал и перспективы иммиграции соотечественников из государств СНГ и Балтии // Этнопанорама. М., №3, 2001, с.49.

 

Таблица 2.7

Нетто-миграция русских в Россию из стран Средней Азии и изменение численности их русского населения (тыс. человек)

 

1990 г.

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

Численность русских на начало 1996г.

Тысяч человек

% к 1989 г.

Киргизия

Таджикистан

Туркмения

Узбекистан

Казахстан

16,1

31,7

4,4

40,2

36,3

15,5

14,4

4,7

27,9

25,6

41,4

47,1

10,9

65,2

82,4

66,4

40,9

6,7

50,7

104,4

42,9

25,8

13,0

93,5

234,3

13,4

22,4

12,2

64,2

143,8

717,1

200,9

279,1

1294,3

5575,0

78,2

51,7

83,6

78,3

89,5

Источник: составлено по: Зайончковская Ж. Русский вопрос // Миграция.

1996. №1. с.9;

Рыбаковский Л.Л. Россия и новое зарубежье: миграционный обмен и его

влияние на демографическую динамику. М., 1996. с.42.

Как видно из таблицы 2.7, отток русских  из центральноазиатских государств в период после переписи населения 1989 г. был самым существенным. Убыль в итоге обмена с Россией русского населения Узбекистана и Киргизии составила в 1989-1995 гг. свыше 1/5 его части, из Туркмении уехала за это время несколько меньшая доля ее русского населения.

Пик миграционного оттока русского населения из стран Средней Азии пришелся на первые два-три года после их суверенизации. К середине 1990-х годов миграционная волна спала. Наиболее очевидно это произошло в Киргизии.

Однако из Киргизии русские продолжали уезжать  и во второй половине 1990–ых годов. Как уже говорилось выше, по данным проведенной в Киргизии переписи населения в 1999 г. русских в Киргизии  было 603,2 тыс. человек [ 34, с.214], т.е. за 10 лет их число сократилось на 313,4 тыс. человек, что составляет 34% от числа русских, проживавших там в 1989 г.

В этот период вынужденная миграция в Россию носила стихийный характер. Это выражалось в том, что вынужденные мигранты, спешно покидавшие места своего проживания, направлялись в районы России, где, как им казалось, они найдут убежище. Многие направлялись к проживающим в России родственникам и знакомым, некоторые пытались устроиться жить там, где нашли работу. В отдельных регионах России миграционные потоки вызывали социальное напряжение между мигрантами и коренными жителями.

 В 1992-1996 гг. самой массовой (официально зарегистрированной) вынужденной миграции из Средней Азии и Казахстана. В последующие годы вынужденная миграция в Россию из Средней Азии в целом, имела тенденцию к снижению. Постепенно характер вынужденной миграции из среднеазиатского региона изменился: мотивы «бегства» от военных конфликтов сменились мотивами «бегства» от экономического кризиса.

Направления и объемы миграционных процессов в этот период  (первая половина 90-х годов) изменились в связи с изменением причин и факторов, влияющих на миграционное поведение населения. Среднеазиатские страны стали основным источником  вынужденной миграции, которая составила в отдельные годы до четверти общего миграционного прироста России.

С 1 июля 1992 года в России началась регистрация той части иммигрантов, которые получали правовой статус вынужденного переселенца и беженца. За три года было зарегистрировано 895,8 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев. За этот период в «лидерах» по динамике притока вынужденных мигрантов оказались Таджикистан, Казахстан, Киргизия и Узбекистан. По состоянию на начало 1995 года 49 % вынужденных мигрантов ранее проживало на территории государств  Средней Азии и Казахстана (или 368 тыс. человек).

В 1996 году, хоть и произошел существенный спад показателей как притока, так и прироста населения в результате миграционного обмена с республиками, тем не менее  миграционное движение между Россией и большинством стран нового зарубежья в значительной степени представлял собой однонаправленный процесс. На одного выбывшего из России  в Киргизию приходилось 2 прибывших. Это соотношение составило с Таджикистаном 1 : 12, с Туркменистаном 1 : 16.

К 1997 году  в России было зарегистрировано уже 1,2 млн. человек вынужденных мигрантов. Среди них доля вынужденных мигрантов из стран Средней Азии и Казахстана уже составляла 69%.

Таблица 2.8

Динамика нетто-миграции  в России и вынужденной миграции из стран Средней Азии и Казахстана с 1992 по 1996 год

 

 

 

Годы

1992*

1993

1994

1995

1996

Миграционный прирост  в России

(тыс.человек)

356,0

553,8

915

612

440

Из него в результате миграционного обмена с: Казахстаном

96,6

127,0

305,0

191

135

Киргизией

49,8

86,7

56,5

18,3

10,0

Таджикистаном

 

66,7

62,9

42,0

38,5

30,0

Туркменией

12,0

6,8

17,4

17,2

22,0

Узбекистаном

 

86,4

70,6

135,0

97,1

37,0

Численность зарегистрированных вынужденных мигрантов в России (тыс.чел./ % к миграционному приросту России)

160,3

(45,0%)

483,6

(87,3%)

254,5

(27,8%)

291,3

(47,6%)

172,7

(39,3%)

В т.ч. из Казахстана (тыс.чел./% к общей численности по России)

0,3

(0,2%)

7,7

(1,2%)

63,5

(25%)

88,7

(30,4%)

55,4

(32,1%)

Киргизии (тыс.чел./% к общей численности по России)

0,9

(0,6%)

20,1

(4,2%)

32,6

(13%)

17,8

(6,1%)

5,6

(3,2%)

Таджикистана (тыс.чел./ % к общей численности по России)

65,4

(40,7%)

68,6

(14,2%)

24,3

(10%)

27,0

(9,3%)

5,9

(3,4%)

Туркмении (тыс.чел./ % к общей численности по России)

0,1

(0,06%)

0,5

(0,1%)

2,2

(1%)

4,6

(1,2%)

6,7

(3,9%)

Узбекистана (тыс.чел./ % к общей численности по России)

 

3,2

(2,%)

18,4

(3,8%)

59,6

(23%)

59,2

(20,3%)

19,1

(11,1%)

* данные о вынужденных переселенцах с 1 июля 1992 года (с начала регистрации).

К 1997 году соотношение прибывших и выбывших складывалось со странами Средней Азии и Казахстаном в пользу России в следующих пропорциях: с Киргизией 1 к 2, с Казахстаном и Таджикистаном 1 к 9, с Туркменией 1 к 11.

Из общего числа зарегистрированных вынужденных переселенцев и беженцев по состоянию на 1 января 1998 года (с июля 1992 г.) 274 тыс. человек (23%) выехали из Казахстана, 177 тыс. (15 %) из Таджикистана, 169 тыс. (14 %) – из Узбекистана. Всего вынужденных мигрантов из государств Средней Азии к 1998 году было 433 тыс. человек или 37 % всех зарегистрированных вынужденных переселенцев и беженцев.

Национальный состав вынужденных мигрантов из стран Средней Азии на 80% был представлен русскими и представителями нетитульных национальностей этих стран.

Таблица 2.9

Национальный состав вынужденных мигрантов из стран Средней Азии и Казахстана, зарегистрированных в России за период 1992- 1994 г.г.

Государство выезда

Всего

В том числе по национальности

русские

украинцы

татары

Немцы

Казахстан

7384

4822

668

563

239

В %% к общей численности

100

65,3

9,1

7,6

3,2

Киргизия

19069

13033

788

3155

195

В %% к общей численности

100

68,3

4,1

16,5

1,0

Таджикистан

126879

91635

4261

12581

451

В %% к общей численности

100

70,7

3,3

9,7

0,0

Туркмения

200

116

-

29

-

В %% к общей численности

100

58,0

-

14,5

-

Узбекистан

20434

10092

669

7024

81

В %% к общей численности

100

49,4

3,3

34,4

0,0

Источник: «Вынужденные переселенцы в России» информационно-статистический бюллетень №4, Федеральная миграционная служба России. Москва 1994. стр.56,76,80,83,87.

 Итак, во второй половине 90-х годов количество русских, прибывающих в Россию, почти не увеличилось, одновременно почти прекратился их выезд в Среднеазиатский регион.

     Снижение доли русского населения в миграционном приросте России из Средней Азии связано с сокращением миграционного потенциала русских в этих странах. Его ограниченность обусловлена во-первых,  незначительным удельным весом русского населения в населении  Средней Азии, во-вторых, реализацией  миграционных установок значительной части русских – (почти половина русских, проживающих в республиках  Средней Азии в 1989 г. выехали в Россию в течение последующих 11 лет), в-третьих, сдерживающей политикой России в отношении мигрантов из республик бывшего СССР.

Именно почти полное прекращение обратного движения русских обусловило «взрыв» миграционного прироста России в 90-е годы.

       После Всесоюзной переписи населения СССР в 1989 г. в среднеазиатских странах (кроме Узбекистана) переписи населения впервые были проведены в Туркмении – в 1995 г., в Киргизии и Казахстане – в 1999г., в Таджикистане – в 2000г.

       Данные этих переписей населения показали, что во всех среднеазиатских странах увеличение общей численности населения было обусловлено естественным приростом, который в значительной степени перекрывал величину миграционной убыли. Общий прирост численности сельского населения в этих странах составил примерно 20-30%. При этом городское население Киргизии увеличилось на 7%, Туркмении – более чем на 20%. В Таджикистане имело место сокращение численности городского населения (примерно на 2%), что связано с более интенсивной миграцией городского населения за пределы республики, а также переездом части городского населения в сельскую местность, в результате чего удельный вес горожан в общей численности населения страны сократился до 26,5% (в 1989 году он составлял 32,5%).

В современных условиях, по мнению многих ученых, решающее, если не исключительное, значение в формировании миграционных потоков и определении соотношений между прямым и обратным их движением приобрели  этнополитические и социально-экономические факторы [7 ].

Как уже отмечалось, социально-экономический статус и политическая роль русского населения в среднеазиатских республиках определялись его преимущественной занятостью в сфере индустриального труда. Значительную часть русского занятого в экономике населения составляли квалифицированные промышленные рабочие. Среди работников умственного труда наиболее велика была доля научно-технической интеллигенции. По сравнению с титульным населением среди русских было гораздо меньше работников других видов умственного труда, особенно в административно-управленческой, научной и художественно-творческой сферах. По мнению Савоскула С.С. следствием такой однобокости занятости русского населения  явилось то, что местная русская элита имела весьма незначительный опыт общественно-политической деятельности общереспубликанского масштаба  [ 77, с. 339] .

        Распад СССР и формирование суверенных государств в среднеазиатском регионе привели к еще более резкому снижению социально-экономического статуса большинства проживавшего там русского населения. Главной причиной этого был  общий экономический кризис, ударивший, прежде всего по индустриальным  отраслям хозяйства республики, где была занята основная часть местных русских.

Второй важной причиной негативных изменений в социально-экономическом положении русского населения стало то обстоятельство, что процесс приватизации и иные компоненты экономической реформы  осуществлялись под  контролем государственного аппарата прежде всего в интересах представителей титульной национальности. В результате участие русских в новом классе предпринимателей, бизнесменов оказалось более значительным, чем в политическом классе, однако  не соответствующим их демографическому и социальному потенциалу [ 77 ].

Третьим важнейшим фактором снижения социально-экономического статуса русских в странах Средней Азии явился этнополитический фактор, проявившийся  в первую очередь через влияние закона о государственном языке и других связанных с ним  законодательных и подзаконных актах. Языковые ограничения затронули многие категории работников, а через систему образования (особенно высшего) явились сильным тормозом на пути социальной мобильности у новых поколений местного русского населения.

Судя по данным выборочного обследования, проведенным Росстатом в 1991 г., главными причинами миграции русские в Средней Азии называли  обострение межнациональной и криминогенной обстановки (табл. 2.10).

Таблица 2.10

Причины миграции населения (по данным выборочного обследования 1991 г., в % от общего числа названных причин)

Государства выбытия

учеба

Перемена места работы

Обостре-ние межнацио-нальных отношений

Обостре-ние кримино-генной обстановки

Семей-ные обстоя-тельства

Неустро-енность быта

Другие причи-ны

Киргизия

Таджикистан

Туркмения

Узбекистан

Казахстан

8,0

5,5

13,1

8,3

11,1

12,8

9,1

13,9

10,0

14,1

32,7

40,6

15,4

27,3

10,9

3,8

5,7

1,3

2,5

1,3

22,5

22,9

30,0

25,6

33,6

6,5

4,4

5,7

6,2

8,5

13,7

11,8

20,6

20,1

20,5

Источник: Страны-члены СНГ. Статистический ежегодник. М., 1992, с.7.

На интенсивность миграции в значительной степени влияет снижение социального статуса русских в государствах – республиках бывшего СССР: с положения представителей «ведущей нации» до уровня национального меньшинства. И как результат – мотивы страха за будущее детей и отсутствие перспектив. В общей сложности такого рода вынуждающие мотивы отъезда указали в 1997-1998 гг. в Узбекистане – 77%, в Киргизии – 70% потенциальных русских [ 35 ].   Кроме того,  часто респонденты негативно определяли изменения в материальном положении, на работе в быту.

Заметное место среди проблем, волнующих русских, занимали и чисто этнические моменты – беззащитность и грубое нарушение прав русского населения, закрытие русских школ и проблемы языка. Именно как угрозу своему социальному статусу воспринимает значительная часть русского населения законы Киргизии о государственных языках. Например, около ¼ опрошенных русских горожан Киргизии полагали, что в результате этого законодательного акта для русских будет затруднено поступление в вузы, 17% ожидали возможных осложнений при приеме на работу, 16% - при продвижении по службе, 12% предполагали, что это может грозить им увольнением с работы [ 77, с.357].

Языковая политика, основная цель которой добиться не только юридически формального, но и фактического доминирования в республиках Средней Азии государственных титульных языков, стала одним из важнейших факторов изменения положения местного русского населения.

Среди киргизов русским языком свободно владела заметно меньшая доля (37,2%). Еще меньше была она среди узбеков (22,8%), таджиков (30,5%) и туркмен (28,3%).

Таблица 2.11

Русские свободно владеют языком титульной национальности (по данным переписей 1970, 1979, 1989 гг.), %

Республика

Все население

Городское население

Сельское население

1970 г.

1989 г.

1970 г.

1979 г.

1989 г.

1970 г.

1979 г.

1989 г.

Узбекистан

Киргизия

Таджикистан

Туркмения

3,7

1,4

2,3

2,0

4,5

1,2

3,5

2,5

3,1

1,0

2,1

1,9

5,1

0,8

2,4

1,8

4,1

0,9

3,2

2,3

8,6

2,3

5,7

5,9

15,4

1,7

7,3

8,5

12,7

1,9

7,9

10,4

 

Итоги переписи населения СССР показали, что русские республик Средней Азии по сравнению с русским населением других союзных республик вне России владели языками титульных этносов в наименьшей мере. Не более 4,5% живущих в этом регионе русских ответили, что свободно владеют языками титульных этносов республик своего проживания (считали их родными – в лучшем случае 0,1%  [75 ].

Русские, жившие в сельской местности, несколько лучше горожан владели титульными языками лишь в Узбекистане и Туркмении, как правило, они более адаптированы к среде этнического большинства. По данным социологического обследования, проведенного Савоскулом С.С. большинство русского населения Киргизии, так же как и русские Узбекистана,  реально оценивало негативные последствия своего слабого владения языками титульных этносов. Лишь немногим более ¼ опрошенных полагали, что им не нужно знание этих языков. Остальные русские назвали те или иные трудности, связанные со слабым владением узбекским или киргизским языком: осложнения в сфере труда, при получении образования, в бытовом общении, в пользовании сферой услуг, при вхождении в местную культуру и быт и т.д.  Именно поэтому около половины русских горожан Киргизии считают необходимым преподавание в русских школах не только киргизского языка, но и основ культуры титульного народа, а также истории республики. Кроме того, еще ¼ видят необходимость в преподавании в первую очередь киргизского языка. Гораздо меньше была доля (16%) полагавших возможным обойтись и без этого, поскольку у школьников и так большая нагрузка [ 77, с.375].

В целом общим, базовым фактором, определяющим судьбу русского населения в Средней Азии, является значительная культурная дистанция между русскими и титульным населением региона. Это проявляется, с одной стороны,  в наиболее низкой, по сравнению с другими районами бывшего СССР, адаптации русских к языкам, культуре и образу жизни местных титульных этносов, а, с другой стороны,  в относительно меньшей адаптации титульных народов Средней Азии к русскому языку, культуре и современному, урбанизированному образу жизни (более характерному для русского  населения).

Но все же не соглашаясь в своем большинстве с законодательным признанием в роли государственного только языка титульного народа страны своего проживания, подавляющая часть русских понимают необходимость своей адаптации к титульной языковой и культурной среде. 

Еще одна острая проблема русских, возникшая после распада СССР, – проблема гражданства. С фактическим прекращением советского гражданства русские оказались перед непростым выбором: или принять гражданство страны проживания и тем самым юридически порвать связь с Россией, или принять российское гражданство и стать иностранцем, не меняя места жительства. Люди зачастую вынужденно шли на признание себя в качестве граждан нового  государства. Ответы респондентов, опрошенных в ходе обследования в 1991 г., показали, что около половины опрошенных русских в Киргизии предпочли бы иметь двойное гражданство. В случае такой возможности лишь меньшинство их было склонно принять только гражданство страны проживания или только российское [ 74, с.35] . В Ташкенте за двойное гражданство высказались ¾ русских.

Как известно, соглашение о двойном гражданстве заключено Россией пока только с Туркменией и Таджикистаном, где проживает сравнительно небольшое по численности русское население.

Среди  мотивов, удерживающих русских от миграции из стран Средней Азии преобладают сугубо материальные – невозможность отъезда из-за боязни потерять имущество, в первую очередь, жилье, и вполне понятные сомнения в возможности его приобретения в России и т.д. Этим же объясняется и направленность миграций в преимущественно более благополучные по социальным условиям регионы России.

В сложившихся после распада СССР условиях русское население Средней Азии испытывает необходимость в защите своих прав и интересов. Среди русских горожан Киргизии об этом заявили почти ¾ опрошенных. В то же время показательно, что более половины из них полагали, что отстаивать их должны властные институты Киргизии. На защиту властей России были ориентированы менее 1/3. Заметная часть рассчитывала в этом вопросе на самоорганизацию русского населения в виде тех или иных общественных движений, а несколько меньшая часть – на помощь русских общественных движений в самой России и на поддержку мирового сообщества (прежде всего в лице ООН). В Узбекистане мнения русских о необходимости их защиты и институтах, которые могут и должны ее осуществлять, в целом такие же, как и в Киргизии. Разница лишь в том, что русские респонденты в Узбекистане заметно реже, чем в Киргизии, надеялись в этом плане на русское общественное движение республики [ 35, с.60,100].

Экспертный опрос, проведенный в Киргизии в 1999 г., показал, что русские чаще всего отвечали, что Россия обязана оказывать помощь русскому населению при любых обстоятельствах [ 77, с.388].

Что касается  миграционных перспектив  русского населения стран Средней Азии, то  мы  разделяем  точку зрения  Л.Л.Рыбаковского

[ 72, с.27]. По его мнению русское население бывших республик Советского Союза (и это в полной мере относится к странам Средней Азии)  может быть разделено на три части.

1. Часть русского населения – преимущественно местные уроженцы – имеет достаточно глубокие корни в Республике, родственные связи с коренным населением, адаптировалась к местным условиям, культуре, традициям, обычаям. Для этой части русских требуется время для полной натурализации, главным образом – для полноценного овладения языком титульного народов. Это может занять не один десяток лет.  Чтобы исключить межэтнические конфликты  должны быть созданы  условия, исключающие какую-либо дискриминацию в отношении  этой части населения.

2. Часть русских, и притом достаточно большую, составляют те, кто готов немедленно выехать в Россию при наличии необходимых условий. Именно из этой категории населения формируются те миграционные потоки, в составе которых значительная часть приходится на лиц, покидающих страну из-за обострения ситуации.

3. У значительной части русского населения определенных миграционных установок вообще нет. Они выжидают изменения ситуации в стране: если она будет улучшаться, они пополнят первую группу. 

       Совершенно ясно, что ухудшение  в сравнении с Россией экономических условий,  может  осложнять ситуацию, наносить ущерб  экономическим интересам республики, поскольку миграционный контингент будет формироваться в основном из специалистов и высококвалифицированных индустриальных рабочих различного профиля. Для этой группы населения целесообразно на двусторонней договорной основе установить переходный период на 5-10 лет, предоставив им право получения двойного гражданства без дополнительных условий и ограничений. В этом случае при благоприятном развитии ситуации значительная часть этих людей пополнит первую группу.

В заключение важно отметить еще одно отличие миграций русских от  представителей титульных народов Средней Азии. Массовый исход русских из Средней Азии (то есть многократное превышение выбытия оттуда над прибытием в эту республику) начался, как уже говорилось, еще до распада СССР. В то время как активизация притока титульных национальностей среднеазиатского региона в Россию – результат возникших после распада СССР политической нестабильности и резкого ухудшения по  сравнению с Россией экономической ситуации и уровня жизни населения.

Это значит, что эмиграция и титульных народов, и  русских из Средней Азии в Россию осуществляется под влиянием в первую очередь  экономических факторов – это бегство от внутренних экономических проблем: трудовая миграция в Россию приняла широкомасштабный характер и затронула абсолютно все слои общества.


[1] В российском законодательстве к соотечественникам отнесены российские граждане, постоянно проживающие в этих государствах, бывшие граждане СССР, выходцы (эмигранты) из России и СССР, а также их потомки.



предыдущая страница
содержание
следущая страница