k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 4

МИГРАЦИОННЫЙ ОБМЕН РОССИИ И СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

3.3. Экономические и социальные последствия миграционного обмена между странами Центральной Азии и Россией

        Как  уже говорилось,  подавляющая часть иностранных граждан, работающих в России, приезжают на заработки временно, чаще всего они  не регистрируют свое пребывание в России (чаще всего потому, что не могут получить регистрацию), а потому не имеют законных оснований работать. Например, в  2004 – 2005 гг. на законных основаниях в России работало менее 170 тысяч трудовых мигрантов из стран СНГ, это примерно 7-10% от их общей численности.

        Воспользуемся результатами обследований, проведенных Международной организации по миграциям (МОМ) в 2001-2002 годах (под руководством Г.С.Витковский)  и Международной организации труда (МОТ) в 2003 году (под руководством Е.Тюрюкановой) [ 48].

Согласно этим обследованиям число иностранцев, работающих в России в течение года, оценивается в 4,9 млн., из них 2,2 млн. постоянно занятые, 1,9 млн. заняты в сезон и 0,8 млн. работают спорадически (табл. 3.9.).

Таблица 3.9.

Распределение трудовых мигрантов из стран Центральной Азии в России  по продолжительности работы  (тыс. человек)

Государство гражданства

Число работающих в России

В том числе, работающие:

Среднее число работающих

Среднее число месяцев пребывания в России

Постоянно, не менее 10 месяцев в год

Сезонно, от 5 до 9 месяцев

От 1 до 4 месяцев

Киргизия

Таджикистан

Узбекистан

Казахстан

180

504

390

100

40

111

86

22

131

368

285

73

9

25

20

5

106

298

231

59

7,1

7,1

7,1

7,1

 
      По мнению Е.Тюрюкановой, мигранты реально конкурируют с россиянами на рынках труда: «…более или менее значительная часть рабочих мест, занятых сегодня мигрантами (от 50% в Москве до 30% в регионах), уже стали чисто мигрантскими, т.е. «зарезервированы» за ними на долгие годы. Остальная часть рабочих мест «отвоевывается» мигрантами в конкурентной борьбе с местным населением»  [ 96 ].

     Таким образом, хотя известно, что очень многие мигранты заняты на непрестижных работах (в тех сферах, куда не идут местные жители), все же  принято считать, что они отнимают рабочие места и способствуют снижению уровня заработной платы местных работников.

     По данным  обследования россиян Аналитическим центром Юрия Левады в  2005 г., 35% респондентов отметили, что относятся отрицательно к притоку мигрантов, т.к. последние занимают рабочие места, где могли бы работать местные жители, каждый пятый – потому что «мигрантам меньше платят и они сбивают оплату труда местного населения».  В действительности ситуация не столь однозначна.

      По мнению В.И.Мукомеля приток неквалифицированных рабочих  в любой стране  выгоден для квалифицированных работников, так как способствует снижению цен на товары и услуги, но невыгоден для неквалифицированных работников, снижающих их заработки. И Россия не является исключением: квалифицированным трудом в России заняты не более пятой части нелегалов [ 48 ].

       Согласно обследованию, средние заработки нелегальных трудовых мигрантов близки к средней номинальной заработной плате в России:, средняя заработная плата незаконных мигрантов составляла в  2003 году около 180 долларов (при средней по  России 180 доллара), т.е. она была такой же как средняя заработная плата в России. Это объясняется более интенсивным трудом мигрантов. Например, средняя продолжительность рабочей недели мигрантов составляла  по данным обследования Е.Тюрюкановой - 66 часов (по данным обследования Г.Витковской – 53 часа).    Однако, трудовым мигрантам из Средней Азии, занятым на самых тяжелых, неквалифицированных работах даже за счет удлинения рабочей недели не удается выйти на средние заработки россиян.

     Методы оценки социально-экономических последствий трудовой миграции разработаны рядом исследователей.  Например,  Л.Л.Рыбаковским определены основные методы оценки эффективности миграции, исходя из трехстадийности миграционных процессов. Е.С.Красинец рассматривает методы оценки нелегальной миграции в России на основе экспертных оценок. С.В.Рязанцев предложил подходы к оценке эффективности миграции по трем ее видам: легальной, нелегальной и вынужденной. 

      В нашем исследовании мы воспользовались подходом определения социально-экономических последствий  миграции,  предложенным Топилиным А.В.. Этот метод включает, в частности, расчеты доходов, получаемых нелегальными мигрантами в России, и средств, направляемых нелегальными мигрантами из России в свои страны. С нашей точки зрения важно то, что при определении размера заработков  Топилин А.В.  учитывал тот факт, что в последние годы нелегальные мигранты, в том числе из центральноазиатского региона, активно выезжают в районы Крайнего Севера, где заработки значительно выше, чем в средней полосе России [ 90 ].

По имеющимся оценкам  трудовые мигранты из России пересылают на свою родину 3-4 млрд. долларов в год [1].

       Доля ВВП, приходящаяся на денежные переводы мигрантов, в 2001 году составляла в Таджикистане – 7,7%. Каждое третье домохозяйство из Таджикистана имеет работника в России. Учитывая крайнюю бедность (средняя зарплата в Таджикистане в  2003 году составляла менее 17 долларов США, в Киргизии – 42 доллара, при этом в России – 202 доллара) денежные переводы мигрантов, в первую очередь, из России, безусловно, позволяют поддерживать относительную социальную стабильность в этих странах (возможно, и в регионе), увеличивая слой среднего класса и соответственно уменьшая слой бедных и очень бедных.

      Большинство мигрантов из Средней Азии отмечали плохое (50%) и очень плохое (30%)  материальное состояние, которое у них было до миграции в Россию. После миграции в Россию количество людей с «очень плохим» и «плохим» материальным положением уменьшилось более чем в двое, причем группа  с «очень плохим» положением существенно снизилась, а группа мигрантов со «средним» материальным положением – увеличилась.     

Как показали социологические обследования, около половины опрошенных (от 30% до 50% в зависимости от страны выезда, сроков миграции и других факторов) посылают часть заработанных денег на родину. В среднем  мигранты посылают домой немногим более 100 долларов в месяц. Больше 100 долларов в месяц посылает только 12% мигрантов.

      Таким образом, мигранты ежемесячно отсылают на родину до половины заработанных средств. В среднем каждый мигрант  ежемесячно посылает в  Узбекистан – 52 доллара, в Таджикистан – 51 доллар, в Киргизию и Казахстан – по 100 долларов. В целом  за весь  период  пребывания в России каждый мигрант  послал домой в Таджикистан – 770 долларов, в Киргизию – 710 долларов,  в Узбекистан – 670 долларов.

        Однако большинство мигрантов передают деньги «с оказией» через родственников и друзей или через знакомых проводников (75%). Такие «транши», естественно, не учитываются статистикой. Относительно немногие мигранты (каждый пятый) пользуются услугами банков или почтой (примерно по 10%)  [ 95 ].

Таким образом, трудовая миграция (легальная и нелегальная)  является одной из ведущих статей поступления в бюджет центральноазиатских стран.

Ряд авторов оценивают эти инвестиции как потери для России.

Однако страны Центральной Азии  имеют не только доходы от нелегальной миграции, но и несут потери. Прежде всего, обесценивается трудовой и интеллектуальный потенциал. По официальным данным, среди мигрантов доля лиц с высшим образованием примерно в два раза больше, чем среди всего населения. Работая  подсобными рабочими, они теряют свою квалификацию, многие из них не возвращаются к прежней профессии совсем.

       Кроме того, страны Центральной Азии  как страны-импортеры рабочей силы теряют демографический потенциал. Длительный отрыв мужчин молодого возраста от дома нарушает половозрастную структуру населения мест выхода мигрантов, что отрицательно сказывается на семейно-брачных отношениях: часть семей нелегальных мигрантов распадается, дети остаются без отцов.

     Многие нелегальные мигранты живут в плохих условиях, неприспособленных помещениях, общежитиях, что отрицательно сказывается на их здоровье. Среди нелегальных мигрантов выше заболеваемость различными инфекционными болезнями, в том числе туберкулезом, СПИДом. Условия и режим работы приводят к психическим перегрузкам и нервному перенапряжению. Нелегальные мигранты находятся под постоянным страхом быть задержанным, потерять работу, быть высланными из страны.

      Потери России от нелегальной миграции (помимо потерь государственного бюджета из-за неуплаты налогов) заключаются и в том, что она является  питательной средой для  теневой экономики. 

       Потери России могут быть уменьшены только при сокращении размеров нелегальной миграции, легализации тех из них, которые изъявляют добровольное желание выйти из тени и получить вид на жительство, вложить свои капиталы в развитие экономики России. По данным социологических исследований таких нелегальных мигрантов примерно 20%, однако зачастую они не могут легализоваться из-за отсутствия соответствующей законодательной базы и сложной  бюрократической системы.

      Дополнительные работники должны привлекаться с учетом потребности экономики России в кадрах определенных профессий и квалификаций.

Привлекать иностранную рабочую силу необходимо на основе разрешений на работу, выдаваемых самим работникам, в пределах утверждаемых квот и на основе  заключения трудовых договоров, что позволит пополнить бюджет за счет уплаты ими налогов в России. Только в этом случае потери от нелегальной миграции могут быть сокращены в несколько раз.

      Трудовая миграция, как сложное социально-экономическое явление, имеет свои плюсы и минусы. К социально-экономическим выгодам от трудовой миграции можно отнести:

- трудовая миграция способствует формированию и развитию общего рынка труда двух стран;

- замещению вакансий, которые не привлекательны для местного населения; 

- смягчению безработицы через создание новых рабочих мест  в  сфере обслуживания и смежных отраслях;  

-  развитию предпринимательства и малого бизнеса;

-  наполнению потребительского рынка товаров и услуг, увеличению налогооблагаемой базы страны; созданию среднего класса как социальной основы рыночной экономики;

- поддержанию экономических и трудовых связей между странами и народами, что является немаловажным фактором развития интеграционных процессов.

     В то же время трудовая миграция, особенно в нелегальной форме, приводит к отрицательным последствиям. К ним можно отнести:

- слабую социальную защищенность трудящихся-мигрантов, либо вообще ее отсутствие;

- трудящиеся-мигранты соглашаются на непрестижные, вредные и тяжелые работы, т.к. решающим мотивом трудоустройства является не работа по специальности, а возможность «заработать»; 

-  краткосрочный характер большинства заключаемых контрактов;

- ограниченный перечень доступных для трудящихся-мигрантов рабочих мест;

- нелегальная миграция является питательной среды для роста преступности, развития торговли наркотиками, оружием, теневой экономики.

Из сказанного следует необходимость выработки согласованных мер России и стран Центральной Азии по усилению защиты от нелегальной миграции. Для этого необходимо разработать:    концепцию и целевые государственные программы по регулированию миграционных процессов;      двусторонние (и многосторонние) соглашения  по вопросам миграции;   механизмы регулирования миграции в рамках программ занятости населения;    законодательно-правовые документы по вопросам социальных гарантий трудящихся-мигрантов, беженцев и вынужденных переселенцев;    упорядочение процедуры  регистрации и получения гражданства  (что является особо важным  на нынешнем этапе).

Таким образом, миграция – один из важнейших социальных механизмов перехода к рынку, высокая мобильность рабочей силы – неотъемлемое условие развития рыночной экономики.

Однако в настоящее время  мобильность населения в странах СНГ упала практически до минимального уровня, в то же время регулирующие воздействия направлены, в первую очередь, на сдерживание миграции. По мнению Ж.А.Зайончковской, накопившийся в странах СНГ опыт показывает, что в большинстве случаев адекватное понимание новой миграционной ситуации и методов ее регулирования еще не сформировалось [ 17 ]. 

Это выражается прежде всего в том, что декларации и практика стран Содружества находятся в противоречии друг с другом. В декларациях признается необходимость формирования единого рынка труда и обеспечения свободы передвижения. Но  под видом борьбы с незаконной миграцией вводятся все новые и новые препятствия к такому передвижению. В России не изжито недоброжелательное отношение к иммигрантам, что в большой степени является основой  сопротивления процессу их натурализации. По мнению Ж.А.Зайончковской «… преодоление традиционного отношения к миграции – это самое главное условие решения ее современных проблем» [ 17 ].

   Если за законность пребывания в стране ответственность лежит в большей мере на самом мигранте, то оформление трудовых отношений непосредственно зависит от правового регулирования рынка труда.

Однако рынок труда в России все еще живет по кодексу 1970 г., который совершенно не отвечает рыночным реалиям. Это открывает широкие возможности для правонарушений, причем не только для иностранцев, но еще в большей мере для своих граждан. Работодатели, нанимающие мигрантов, сплошь и рядом не имеют соответствующих лицензий. Найм осуществляется по личной договоренности и никак не оформляется. Данные социологов свидетельствуют, что в конце 1998 г. реальная численность персонала малых предприятий примерно на 70% превышала официальную   [ 78 ].

Россия стремится упорядочить трудовую миграцию. Выдвигаются предложения о введении специальных виз и разрешений, предусматривающих определенный вид деятельности. Спору нет, это важные и необходимые меры, распространенные в международной практике, тем не менее они не принесут желаемого эффекта, пока рынок труда остается хаотичным и в значительной части теневым. Производство в теневом секторе экономики России оценивается Росстатом в четверть ВВП, а занятость — в 15 — 30% общего числа работников  [ 65 ].

        В СМИ России в последнее время часто можно найти утверждение о том, что если до недавнего времени иностранные мигранты вносили определенное оживление в экономическую жизнь страны, то в настоящее время миграционные процессы начинают сказываться во всех сферах в большей степени отрицательно, нежели положительно (особенно это относится к ситуации на рынке труда и жилья, где мигранты начинают составлять нежелательную конкуренцию коренным жителям)  [ 102 ]. 

Мировой опыт показывает, что по мере оживления экономики потребность в иностранной рабочей силе возрастает, так как, несмотря на безработицу в ряде отраслей производства, имеются вакантные места, на которые не хотят идти местные из-за непривлекательности и низкооплачиваемости труда на них. Поэтому рост масштабов трудовой миграции в России – объективная тенденция.

      Кроме того, ряд проектов в принципе требует привлечения иностранных фирм, реализующих контракты преимущественно силами своего персонала. Следует отметить, что в России Москва поглощает 65-70% совокупности численности иностранных работников. Причем в последние годы использование иностранных работников в Москве увеличилось, что еще больше укрепило ее фактические «монопольные» позиции ведущего импортера рабочей силы в России: удельный вес иностранной рабочей силы в совокупной численности занятых в Москве достигает примерно 2% (в то время как в российской экономике в целом – 0,32%)[2].

В партнерстве «мигрант — рынок труда» базовой структурой является рынок труда, с него и необходимо начинать упорядочение отношений.

     Миграция — это лишь рефлексия на социально-экономические отношения в стране. Поэтому определяющее значение имеет наведение порядка в своем доме. Едва ли можно пресечь преступность среди мигрантов, если она процветает среди жителей страны. То же касается нелегальной занятости мигрантов. Она может быть существенно сокращена при условии введения трудового законодательства, соответствующего рыночным отношениям.

     Теневая занятость не является спецификой мигрантов, она так же распространена и среди местного населения, то есть носит системный характер. Именно поэтому навести порядок на рынке труда гораздо труднее, чем контролировать мигрантов.

     Термин «нелегалы» культивирует в обществе недружелюбное, иногда агрессивное отношение к трудовым мигрантам и не точен по существу.          

Есть предложения, поддерживаемые и в документах МОТ, называть трудовых мигрантов, нарушающих какое-либо из правовых требований въезда, пребывания и получения работы, «рабочими без документов», или «недокументированными трудовыми мигрантами». Такая нейтральная, эмоционально не окрашенная терминология не только более корректна, но и более конструктивна. Она позволяет отделить трудовую миграцию от собственно нелегальной, преследующей иные цели.

      Разумеется, трудовая миграция может служить проводником и прикрытием для нелегальной миграции и сама может принимать нелегальные формы (главным образом, не по инициативе мигрантов, а под нажимом работодателей), но это не дает оснований подозревать в этом всех трудовых мигрантов.

     Трудовые мигранты наиболее предпочтительная категория мигрантов для превращения в постоянное население и затем старожилов.

В период жизни и работы на территории принимающей страны они частично проходят процесс адаптации, использования национального языка принимающей страны, понимание ее традиций и обычаев. И если это понимание перерастает в «приятие» правил, устоев, порядков, культурных традиций, то трудящийся мигрант может удачно конкурировать с любыми другими категориями мигрантов по успешности в процессе интеграции в принимающее сообщество.

       Если принимающая страна заинтересована в миграционном приросте населения, то целесообразно в первую очередь обратить внимание на тех временных мигрантов, которые приехали для работы по временным трудовым контрактам, т.е на трудящихся-мигрантов, и создать им условия для переезда остальных членов семьи для постоянного совместного проживания, натурализации и интеграции.

       Важным направлением миграционной политики  России и стран Центральной Азии (как и других  стран СНГ), является заключение двусторонних и многосторонних соглашений, направленных на регулирование миграции рабочей силы.

      6 марта 1998 г.  Азербайджан и Россия совместно с  Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Молдавией, Таджикистаном, и Украиной подписали Соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией. Соглашение вступило в силу 14 июня 1999 г. для Азербайджана и России, а также Армении, Белоруссии, Казахстана,  Таджикистана, Украины.

      В Соглашении определены основные направления взаимодействия его участников в сфере борьбы с незаконной миграцией, в том числе осуществление миграционного контроля, учет незаконных мигрантов, выработка механизма их депортации, гармонизация национального законодательства участников Соглашения в области ответственности для незаконных мигрантов и для всех категорий лиц, оказывающих содействие незаконной миграции. Предусмотрен также обмен информацией по всем вопросам борьбы с незаконной миграцией.

     Однако эти основные направления на практике еще не реализуются, либо выполняются с оговорками, либо вводятся новые ограничения.  Несмотря на принятое Положение об общей базе данных о незаконных мигрантах, реальный обмен информацией еще не налажен. Не выполняются межгосударственные соглашения о помощи беженцам и вынужденным переселенцам от 24 сентября 1993 г., подписанное  Азербайджаном и Россией, а также  Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном.

      Решение проблемы  регулирования трудовой миграции  в  первую очередь связано с обеспечением равных прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей  в области труда и занятости, социальной защиты наравне с гражданами принимающей страны. В этом плане важное значение  имеет разработка Конвенции о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей-граждан государств-участников СНГ, осуществляемая  Консультативным Советом по труду, миграции и социальной защите населения стран Содружества  [ 91].

       Существенным моментом для адаптации трудящихся-мигрантов является  оказание помощи со стороны принимающей страны в изучении государственного языка. Эта политика должна сочетаться с мерами по содействию организации программ обучения детей трудящихся-мигрантов на языке государства их происхождения или постоянного проживания.

      Первоочередными мерами по борьбе с нелегальной миграцией являются:

совершенствование единой системы миграционного контроля, предусматривающую учет нелегальных мигрантов  на стадиях оформления документов на въезд в страны, пересечения государственных границ, пребывания на территории стран и выезда за их пределы.; 

создание единой базы данных о незаконных мигрантах и лицах, въезд которым в страны закрыт, определение порядка обмена такой информацией; 

выработка механизма депортации незаконных мигрантов с определением источников финансирования;

совершенствование национальных законодательств с точки зрения ужесточения административной и уголовной ответственности за правонарушения в сфере незаконной миграции;

закрепление в законодательном порядке правового статуса существующих постов иммиграционного контроля в пунктах пропуска через государственные границы; 

проведение совместных специальных операций и совместной работы пограничных ведомств  по выявлению и пресечению преступной деятельности организаторов каналов незаконной миграции.

      В  конечном итоге должен быть найден разумный баланс между ужесточением контрольных мер и разрешительным порядком для трудящихся-мигрантов.

       Действенное регулирование миграционных процессов и особенно стихийно развивающейся нелегальной миграции, минимизация и предупреждение ее негативных последствий требует всестороннего и глубокого исследования этого явления, подкрепленного основательной информацией о его причинах и масштабах.



[1] На Россию приходится 3,1% всех мировых  nрансфертов  (доля России в мировом населении – 2,4%). Для сравнения скажем, что Россия уступает США (26,8 млрд. долларов), трансферты из России вдвое меньше, чем из Германии или Швейцарии (соответсвенно 7,4 и 7,3 млрд. долларов), меньше,  чем из Франции  (3,8 млрд. долларов) [95].

[2] Москва останется и в будущем привлекательным местом для мигрантов. В обозримом будущем не следует ожидать уменьшения миграционных потоков в Москву – хотя многие из иностранных граждан могли бы найти работу в других городах и районах. Однако, не имея необходимой информации, они едут в столицу. Такую информацию мог бы давать специальный печатный орган, курирующий вопросы миграции и объективно освещающий положение во всех регионах России, в частности, в Москве.



предыдущая страница
содержание
следущая страница