k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 5

ОБМЕН НАСЕЛЕНИЕМ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ГОСУДАРСТВАМИ ПРИБАЛТИКИ И ИХ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

ГЛАВА 1.

МИГРАЦИОННЫЕ СВЯЗИ НАСЕЛЕНИЯ ПРИБАЛТИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ ДО 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

       1.1. Миграция населения Прибалтики до Второй мировой войны

Миграционные процессы между Россией и странами Балтии не возникли вдруг на каком-то этапе истории. На протяжении многих веков народы современных Балтии и России контактировали друг с другом в силу общности границ и участвовали в миграционных процессах. Линия современной границы не всегда была таковой, а «больные» территориальные прения и до сих пор имеют место. Как отмечает в своей книге «Обзор истории русской колонизации» Любавский М.К., территория Прибалтики вошла в сферу славянской колонизации в незапамятные времена. Так, течение реки Луги было обставлено славянскими погостами и селами уже в X-XI веках. Многие Прибалтийские земли издавна принадлежали Новгородской Руси. Берега р. Невы и Финского залива входили в состав великого города Новгорода (26, с.529).

 Национальный состав населения Латвии сильно менялся на протяжении истории. В древние времена здесь жили финноязычные ливы (север) и балтоязычные курши (запад), земгалы (центр), латгалы (восток). Уже в IX-X веках здесь появляются шведы и славяне, в XIII веке - немцы. Даже после вхождения в состав Российской Империи фактическими хозяевами Курляндии и Лифляндии оставались остзейские бароны (немцы), в Латгалии, находившейся в составе Витебской губернии, польские помещики и буржуазия.

Судьбы народов России и Прибалтики начали тесно переплетаться в XVI в. с началом в 1558 г многолетней Ливонской войны - войны Российского государства за выход к Балтийскому морю, за Прибалтийские земли, захваченные Ливонским Орденом. И хотя главная задача в этой войне - завоевание выхода к Балтийскому морю - так и не была решена, (земли Прибалтики были захвачены Польшей и Швецией) можно с определенной вероятностью предположить, что «какой-то» обмен населением все же произошел. После продолжительной Северной войны и победы Петра I над шведами в начале XVIII в., а именно в 1721г. после подписания Петром 1 Ништадского мирного договора, значительная часть современной Прибалтики вошла в состав России и вплоть до 1918г. являлась в виде губерний (Лифляндии, Эстляндии, Курляндии) неотделимой частью Российской Империи.

В силу отсутствия  статистического учета населения и его миграции невозможно оперировать какими-либо точными данными о структуре населения и его передвижениях. Тем не менее, исторические хроники позволяют хоть как-то восполнить пробелы в развитии демографического учета. Так, например, выводы о национальном составе населения Латвии XVIII в., его структуре можно сделать на основании отрывка из «Топографического описания города Риги, с присовокуплением врачебных наблюдений, сочиненного в 1798 г. о жителях Риги» О.Гуна.  «Немцы, которые за 600 лет случайным образом пришли в сию страну и при жестоком кровопролитии покорили ливонцев, леттов, эстов, семигаллов и др. многих, составляют большую часть местных жителей. После них следуют летты или латыши, их коих многие имеют пропитание через домашнюю прислугу, поденную работу и другие прислуги по торговле при разных званиях; многие также из них в близости города живут рыбною ловлею, скотоводством, содержанием огородов и другими разными промыслами. Россияне, которые со времени покорения города оружием Петра Великого здесь поселились, в скором времени размножились. Многие из них живут продажей разных из России получаемых товаров и др. промыслами. Польские поденщики, и другие из простого народа здесь поселившиеся поляки, находятся в большем количестве, нежели шведы, финны и эстляндцы, и хотя сии разные народы вместе живут в городе и окрестностях оного, однако каждый из них сохраняет свой природный язык. Всякий из них разумеет три здесь господствующих языка, как- то: немецкий, латышский и российский. Из жидов находится здесь только 7 семейств; они могут жить только в предместье города» (105, с. 138).

Исходя из вышеприведенного, напрашивается вывод, что население стран Балтии уже как минимум несколько веков не представляло собой гомогенного общества. Причем, что интересно, не титульные нации, упомянутые в вышеприведенном отрывке, и на сегодняшний момент представляют в населении Прибалтики основные группы некоренного населения. Можно также предположить, что сельское население имело более моногамную структуру. Скорее всего, оно состояло из леттов, немцев и поляков. Русские, если исходить из вышесказанного представляли собой купечество и входили в состав городского припортового населения. И если судить по историческим хроникам, на территории современной Латвии преобладало не титульное население, тогда как  Эстонию населяли в основном коренные жители (табл.1.1).

В 1811 г. происходит образование княжества Литовского, куда вошли Гродненская, Вильнюсская, Минская, Витебская, Могилевская, Киевская и Волынская губернии, т. е. в Литовском княжестве XIX в. можно наблюдать пеструю этническую картину, куда входят народы современных Литвы, Белоруссии, Украины.

Таблица 1.1

 Национальная структура населения Эстонии в XVIII в.

 

Национальность

Тыс.человек

%

эстонцы

немцы

шведы

русские

др. национальности

462

 12

 

 3

 2

 95,3

2,5

 1,2

 0,6

 0,4

Всего

485

100

РаШ Н. Eesti rahvastiku ajalugu 1712-1799., 139

 

В 1831г., на 30 лет раньше чем в коренной России, происходит освобождение крестьян. Крестьянин уже не прикреплен к земле и может покинуть поместье. Если абстрагироваться от сопровождавших процесс раскрепощения различных условий и факторов, то можно было бы ожидать всплеска как внутренних, так и внешних миграций. Но условия, выдвигаемые для возможности покинуть помещика, были столь жесткие, что позволить себе «свободу» могли только очень немногие. Тем не менее, к 1850 г. эстонцы все же расселились в Петербургской, Псковской и Витебской губерниях, на юге Лифляндии, т.е. в губерниях, непосредственно прилегающих к национальным границам (табл. 1.2).

Таблица 1.2

Распределение эстонцев в 1850 г. на территории Российской Империи
 

Губерния

Человек

%

Эстляндия

Лифляндия

Витебская

Петербургская

Псковская

267 776

394 097

11 241

8 521

8 370

38,8

57,1

1,6

1,3

1,2

Всего

690 005

100

Kulu Hill, 1992, с.15

 

Примерно к этому же периоду, т.е. к середине XIX в. относится время возникновения крупномасштабного миграционного движения из Эстонии на территорию России. Тот период в эмиграции можно условно разбить на три этапа:

 -1860-е - основные потоки эмигрантов направляются в Крым и
Самару.

 -В начале 1870г., небольшие по численности потоки движутся на Кавказ, Ставропольскую, Кубанскую губернии, Центральный район России, в Сибирь. В южных губерниях Российской Империи за 1872-1873 гг. было основано несколько поселений эстонцев. 1884-1886 гг. они основали поселения на Кавказе, на побережье Черного моря, Симбирской, Могилевской и Тверской губерниях.

 -В последнее десятилетие XIXв. два значительных по
объему потока направлялись в Сибирь: Акмолинскую, Томскую и Тобольскую губернии, а также в Вологду. Значительный поток в Сибирь возник в 1-ом десятилетии XX в. Большая часть поселений эстонцев в Сибири образовалась именно в 1907-1910 гг.

Уже к концу XIX в. эмиграция эстонцев с этнической территории становится все более интенсивной, причем эмиграционным направлением была в основном территория Российской Империи. В итоге к концу Х1Хв. поселения эстонцев выросли во многих регионах Российской Империи, включая Дальний Восток, Сибирь, Абхазию, Крым. Но наибольшие по численности поселения эстонцев образовались на территории, непосредственно соседствующей с современной Эстонии: в Псковской и Витебской губерниях, и, особенно, в Санкт-Петербурге и Петербургской губернии. Переселение в эти районы и освоение уже «открытых» Петербургской, Псковской и  Новгородской территорий продолжалось до 1910 г.

Судить о числе вовлеченных в эмиграционное движение на территорию Российской Империи эстонцев позволяют данные о численности населении, образованных эстонцами поселений, установленные переписью 1897 г. (табл. 1.3). Для сравнения данные представлены в разрезе территорий современных государств.

Таким образом, на стыке веков вне национальных границ (Эстляндии и Лифляндии) проживало около 11 % общей численности эстонского этноса. На территории Российской Империи проживало 113 813 эстонцев. На полвека раньше их было 28 142 человек. Численность эстонцев вне этнических границ увеличилась на 85 671 человек (на 304%).  Большая часть эмигрантов осела в районах Российской Империи, непосредственно соседствующих с территорией современных Эстонии и Латвии.

Вероятно, на самом деле прирост был еще больше. Дело в том, что во время проведения переписи 1897г. при определении национальности руководствовались родным языком опрашиваемого и для многих эстонцев, родившихся на территории России, родным языком мог быть и русский. Это позволяет предположить, что действительная численность представителей эстонского этноса была больше, а во время переписи родным языком назывался иной язык, скорее всего русский.

Таблица 1.З

Численность населения поселений эстонцев на территории Российской Империи (1897г.)

Губерния ('современные" регионы)

 Человек

Лифляндия/южная территория Эстонии и север Латвии

518 594

Эстляндия/территория современной Эстонии

365 959

Петербургская обл.

64 116

Псковская обл.

25 458

Новгородская обл.

3112

Самарская обл.

2 029

Тверская обл.

1 516

Симбирская обл.

837

Сибирь

4 202

Др. регионы современной России

5 837

Территория современной Белоруссии

1 569

Территория современной Литвы

620

Территория современной Украины

3 001

Территория современной Грузии

621

Прочие

5267

Kulu Hill, 1992, стр.20

 

Прослеживая изменения в региональном распределении эстонцев, можно отметить рост численности эстонцев в нескольких губерниях Европейской части России: в Петербургской, Псковской, Новгородской, Таврической, Самарской и Тверской. Численность эстонцев в Витебской губернии, напротив, уменьшилась по сравнению с 1850-м г.(1850-11241, 1897-907).

 По переписи 1897 года на территории современной Латвии проживало  1929,4 тысячи человек, из них 68% - латыши, 12% русские (в дореволюционном понимании, то есть, включая украинцев и белорусов), 7,4% - евреи, 6,2% -немцы, 3,4% - поляки. К 1914 году на территории современной Латвии было уже 2492,5 тысячи человек, а в границах 1920-1939 годов (включая нынешний Пыталовский район Псковской области) -  2552 тысячи. Из 2493 тысяч человек латыши составляли, по имеющимся оценкам, 60%. По данным переписи 1920 года в Латвии было 1,6 млн. человек, из них латыши - 73%. Далее доля латышей с каждой новой переписью росла, достигнув в 1935 году 75,5%. Если брать Латвию в современных границах, то латыши в 1935 году составляли 77%, русские - 8,8%, немцы - 3,3%, евреи - 4,9%.

Миграции начали существенно воздействовать на динамику численности и этнического состава населения Прибалтики в конце Х1Х- начале ХХ вв. Данные переписи 1897г.  позволяют обнаружить различия в миграционных процессах, происходивших в странах Балтии. Так, на территории Российской Империи (исключая  территорию государств Балтии) проживало 10,3% от общего числа эстонцев, 4,7% - латышей, и только 1,3% - литовцев. Причем за период с 1897 по 1926 гг. наибольший рост численности, проживающей за пределами национальной территории, но в пределах СССР, наблюдался именно среди литовцев (табл.1.4)

Таблица 1.4

Численность эстонцев, латышей, литовцев на этнической территории и территории СССР (Российской Империи) (тыс. чел.)
 

Национальность

литовцы

латыши

Эстонцы

 

1897

 1926

1989

1897

 1926

1989

1897

 1926

1989

Всего

1659

2230

3067

1436

1868

1459

1003

1117

1113

в том числе проживающих

 

 

 

 

 

 

 

 

 

на национальной территории

1636

(1873)

2924

1368

(1480)

1388

899

970*

963

На территории СССР

22,2

51,1

143

67,9

141,4

71

103,6

154,6

64

(в %)

1,3

2,7

4,7

4,7

8,7

4,9

10,3

13,5

6,2

в др.государствах

355

100

86

Silver В. The Ethnic and Language Dimensions in Russian and Soviet Censuses, p.70-97 *- по переписи 1922г. () оценка

 

Численность эстонцев на территории Российской Империи до Первой мировой войны была приблизительно 200 тыс. человек, что на тот момент составляло 15-17% общей численности эстонцев. Особенно значительным оказался выезд из Литвы (с 1861 по 1914 г. оттуда выбыло 700 тыс. человек). Латыши и эстонцы уезжали с национальных территорий, хотя и в меньшем количестве, чем литовцы. В связи с начавшимся  развитием промышленности в Латвии и Эстонии, туда направился поток мигрантов из регионов Российской Империи.

В конце XIX в. этнический состав населения был следующим. На территории Эстонии эстонцы составляли 90.4% (898 тыс.) всего населения. Этнический состав населения, проживающего на территории современных Латвии и Литвы, был более сложным: латыши насчитывали 56 тыс., литовцы - 1 620 тыс., что соответственно составляло 69,9% и 62,3% от общей численности населения.

На территории Литвы проживали евреи, поляки, русские, белорусы, немцы, латыши, татары, украинцы. Наиболее многочисленные этнические группы на территории Латвии составляли русские, евреи, немцы, белорусы, поляки, литовцы, эстонцы, татары, цыгане и украинцы. На территории Эстонии в конце XIX в. кроме эстонцев, жили русские, немцы, латыши, шведы, евреи, поляки, украинцы, финны (20, с.8).

Важно отметить, что иммиграция в Прибалтийские губернии непосредственно из  России в период до начала XX в. была относительно небольшой. Но уже к 1917г. она возросла, и численность только русских составила в Литве - 175 тыс. (5,9% всего населения) против 36 тыс. в 1858г., в Латвии - 228 тыс. (9,6%) против 72 тыс., в Эстонии - 47 тыс. (4,2%) против 19 тыс. Если же говорить обо всех переселенцах (украинцах, белорусах, поляках и др.), то их численность (включая и русских) возросла в Литве с 580 тыс. (35%) до 1533 тыс. (46%) в 1917г., в Латвии - с 311 тыс. (25%) до 835 (35%), в Эстонии - с 60 тыс. (8%) до 115 тыс. (10%).

Увеличение доли некоренного населения в прибалтийских губерниях,  связано как непосредственно с их иммиграцией, так и с ростом эмиграции непосредственно литовцев, латышей и эстонцев, большей частью, в дальнее зарубежье. В США, например, только с 1899 по 1913гг. эмигрировало 222 тыс. литовцев (69, с.37). Нужно иметь в виду и более низкий естественный прирост среди коренного населения Прибалтики. В Эстонии и Латвии общий коэффициент прироста в 1851-1860 гг. равнялся 7,9% против 12,0% по России в целом, в 1911-1916гг. этот показатель снизился до 2,9% против 13,2% по России.

Весьма широкие масштабы миграция в Прибалтике приняла в годы Первой мировой и гражданской войн. В этот период за пределы Прибалтики выехало значительное число русских, белорусов, немцев и евреев. Так, население, живущее на территории Латвии, в 1920г. стало по сравнению с 1897г. этнически гомогенным. Несмотря на некоторое сокращение численности латышей (на 197 тыс.), их удельный вес повысился и составил 75,2%. Что же касается других национальных групп: русских, евреев, немцев, - то их абсолютная и относительная численность сократилась. (20, с. 11).

Эмиграционное движение наблюдалось и в Эстонии. В результате, в 1922 г. этнический состав населения Эстонии стал более простым по сравнению с 1897 г. В структуре населения доля титульной нации увеличилась до 91,7%, на это повлияло возвращение в начале 1920-х гг. из России около 38 тыс. эстонцев. Русские во время Первой мировой войны выезжали из Эстонии. Но уже в начале 1920-х гг. в Эстонию иммигрировала достаточно большая численность русских.

Из Литвы эмиграция была более значимой, чем из двух других республик: за период с 1923 г. по 1939 г. уехало 80 тыс. человек. Причем покидали Литву, в основном, представители коренной национальности. Из Латвии эмиграция была  менее значительной, чем из Эстонии, и в основном это были не латыши, а немцы и евреи. Более того, Латвия сама испытывала значительную потребность в сельскохозяйственных рабочих и часть приезжавших туда временных работников (преимущественно из Литвы и Польши), по-видимому, навсегда оставались в Латвии. (20, с. 13). Помимо этого, в начале 1920-х гг. в Латвию иммигрировали русские, а также возвратилась большая группа латышей, живших в России.

 В начале XX в. страны Балтии обретают независимость: в сентябре 1917 г. провозглашается независимость Литвы, в ноябре 1918г. -  Эстонии и в январе 1919г. -Латвии. В 1920 г. подписываются мирные договора между Россией и тремя странами Прибалтики, что означало признание Россией государств Балтии.

 Правительствами новых республик принимается ряд законов, касающихся вопросов национальных меньшинств: закон Латвийской Республики от 8 декабря 1919г. «О школах для национальных меньшинств». Закон Эстонской республики от 12 февраля 1925г. «О культурной автономии национальных меньшинств» (102, с. 159). В Манифесте о независимости Эстонии от 2 февраля 1918 г. в числе основных принципов деятельности нового правительства уже значилось, что все граждане Эстонии, независимо от их вероисповедания, национальности и политических взглядов, находятся в равной степени под защитой законов и судов Республики; всем национальным меньшинствам, проживающим на территории республики - русским, немцам, шведам, евреям и другим - обеспечивается право на национальную и культурную автономию.

В течение первых 2-х десятилетий XX в., т.е. до обретения независимости, эстонцы продолжали эмигрировать в уже обжитые губернии Северо-Европейской части России. К завершению этого периода, т.е. в конце 20-х гг. эстонцы исчерпали свой эмиграционный потенциал и их численность на территории России к этому времени достигла своего максимума.

По данным переписи 1926 г. преобладающее большинство эстонцев (77%) жило в границах национальной территории. На остальной территории СССР проживало 154 666 эстонцев. Из них 88% родным языком считали эстонский. Всего эстонский язык в качестве родного назвали 139 486 человек. Если сравнить данные переписи населения 1926г. с данными предыдущей переписи (1897г.), то видно, что в 1897 г. вне территории Балтии и Турции (Карские эстонцы) проживало 105 314 человек, считавших родным языком эстонский ( рис.1.1).

Таким образом, за 30-летний период между переписями численность эстонцев увеличилась на 34 172 человека. Основная часть (97%) проживающих в СССР эстонцев располагалась на территории России. В других республиках доля эстонцев была незначительной. Используя родной язык в качестве идентификационного признака можно отметить, что 94% эстонцев, проживающих на территории СССР, называли в качестве такового - эстонский. В то же время среди городского населения родным языком эстонский признавало только 68%.

                                                                                               Рис. 1.1

                Региональное распределение эстонцев в СССР в 1926г.

По переписи 1923 года в независимой Литве проживало 2 028 971 человек. Доля литовцев составила почти 84% против 68% в 1897 году. Наиболее крупным национальным меньшинством по-прежнему были евреи, однако их доля упала с 14% в 1897 году до 7,6% (153 473 человек), за ними шли поляки (3,2% или 65 599 человек), русские (2,5% или 50 460 человек), немцы (1,4% или 29231), латыши (0,7% или 14 883), белорусы (0,2%  или  4421). Другие национальные меньшинства составляли 0,4% (8 771 человек).

К середине 1920-х годов из примерно 2,85 миллиона жителей современной Литвы литовцами были 1,8 миллиона (около 63%). Почти 0,5 миллиона жителей были поляками, 0,22 миллиона - евреями, 0,13 миллиона - немцами и мемельцами, примерно по 0,1 миллиона русскими и белорусами. Эти соотношения остались практически неизменными до 1939 года, хотя в  период между двумя мировыми войнами немцев стало меньше, а поляков больше.

Немного снизилась в этот период доля евреев, в основном из-за эмиграции. В 1928-1939 годах из Литвы эмигрировали 13898 евреев, из них 4860 - в Южную Африку, 3541 - в Палестину, 2548 - в Латинскую Америку, 1499 - в США и 648 - в Канаду. Кроме того, в 1923-1927 годах  6-7 тысяч евреев покинули Литву. Следовательно, всего эмигрировало из Литвы с 1919 по 1941 годы - от 30 до 40 тысяч евреев (из них 9241 человек - в Палестину).

Эмиграционные потоки эстонцев на территорию Российской Империи составляли 95 % от общего числа эмигрантов эстонской национальности. Большую часть эмигрантов в конце XIX –начале ХХ вв., направляющихся в другие страны (помимо России), составили эмигранты в Северную Америку. Эстонцы мигрировали, прежде всего, в штаты Висконсин и Южную Дакоту в США, и провинцию Альберт в Канаде.

После событий 1905 г. в Северную Америку направились и политические беженцы, большая часть которых позже вернулась на родину. В 1909г. по данным, приводимым в американской прессе, в США проживало 3000 эстонцев (87), в Канаде это число было меньше (72). К этому времени небольшие поселения эстонцев возникли и на территории Финляндии, большую часть жителей которых составили также политические беженцы (69, с.47). Во 2-м десятилетии XX в. небольшая часть эстонцев мигрировала в Австралию.

В период с 1922 по 1944 гг. велся учет лиц, выезжающих за границу, что позволяет выявить количество выезжающих в принимающие страны. Конечно, эти данные на являются абсолютно точными, т.к. часть эмигрировавших вернулась назад. Так же невозможно выяснить все ли, кто указал страну въезда, направились именно туда. Тем не менее, указанные источники позволяют сделать приблизительные оценки эмиграции в 1920-1930-хх гг.

Между 1924 и 1938 гг. из Эстонии выехало около 16 300 человек, из них 41% - в Европу, 30% -в Северную Америку, 19% - в СССР, 8% -в Австралию. Между годами наблюдаются различия в интенсивности миграционных движений и структуре распределения эмигрантов между странами. Количество эмигрантов резко возросло в 1925г. и продолжало расти в последующих 1926 и 1927гг., после этого последовало значительное сокращение эмиграции, которая «скатилась» до минимума в 1932г., оставшись на этом уровне до 1936г. Новое усиление эмиграции началось в 1937 г. Такие волны, скорее всего, объясняются политическими изменениями в эстонском обществе. Так события 1924г. вызвали заметный рост эмиграции в 1925-27гг, который и так бы активизировался в связи с экономическим кризисом конца 20-х гг. Рост эмиграции в конце 30-х без сомнений был вызван, прежде всего, напряженной политической атмосферой предвоенного периода.

 В 1925-1927гг. преобладающий объем эмиграций приходился на Америку и СССР. В 1927г. основным направлением эмиграции был Австралийский континент. В конце 20-х гг. значительные потоки эмигрантов шли также в европейские страны. В 1930-х гг. эмиграция в страны Европы значительно усилилась,  в другие страны ослабла.

Таким образом, 20-е гг. ХХ в. характеризуются мощными потоками эмигрантов, которые в 30-е гг. ослабевают. Эмигранты направляются в основном в страны Европы. Среди эмигрировавших из Эстонии в европейские страны мигранты-эстонцы составляли около 70%, в другие страны доля эстонцев была еще выше - 80% от общего числа эмигрирующих из Эстонии (рис. 1.2). После самой многочисленной эмиграционной волны 1858-1918гг. объем эмиграции, снижаясь, все же оставался на достаточно высоком уровне. 30-е гг. знаменуют собой уменьшение миграционных потоков, более того, в этот период возвращается на родину часть мигрантов, покинувших Эстонию в 20-х гг.

                                                                                       Рис.1 2

 Численность эстонцев, эмигрировавших за период 1924-1940 гг.

В целом условия жизни в начале XX в. в Прибалтике были весьма неблагоприятны. Отсутствие работы, низкий жизненный уровень вынуждали многих жителей прибалтийских стран покидать родину в поисках лучшей жизни. Только из Литвы с 1923г. по 1939г. за границу эмигрировало около 80 тысяч человек. (69, с. 72).



предыдущая страница
содержание
следущая страница