k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 5

ОБМЕН НАСЕЛЕНИЕМ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ГОСУДАРСТВАМИ ПРИБАЛТИКИ И ИХ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

1. 3. Миграционный обмен населением в советский период

До присоединения к СССР в населении  Эстонии насчитывалось 8% этнических русских (по переписи 1934г.).  По данным переписи 1935г. 8,8% населения Латвии составляли русские. Вторую и третью по численности группу национальных меньшинств в Латвии образовывали украинцы и белорусы. В Эстонии до Второй мировой войны ни украинцы, ни белорусы особо не были представлены. В Литве же белорусы образовали третью группу национальных меньшинств, уступив по численности евреям и полякам. По данным переписи 1931г. литовцы составили 84%, русские и белорусы - 2,5% от общей численности населения Литвы.

Особенностью демографического развития Эстонии и Латвии в послевоенные годы был существенный рост взаимного миграционного обмена с другими регионами СССР. Уже в 30-е гг. миграции в республики Прибалтики из СССР играли существенную роль в их демографическом развитии. Но происшедшие геополитические изменения в 1940г., присоединение Прибалтики к СССР, привели к значительному росту миграции в Эстонию и Латвию с остальной территории общей страны. Миграция в прибалтийские республики «подстегивалась» большими потерями их населения (военные потери, депортации, низкий естественный прирост титульного населения) и высокими, по сравнению с остальной территорией СССР, стандартами жизни.

Ключ к пониманию миграционных процессов между Латвией и Эстонией, с одной стороны, и другими республиками СССР, с другой, лежит в различии демографического развития этих регионов. Миграционные процессы в Эстонии и Латвии были очень близки к европейским, хотя миграционным потенциалом ни Эстония, ни Латвия к началу Второй мировой войны уже не обладали. Они перешли в категорию стран, принимающих население, тогда как Россия и ряд других частей СССР, наоборот, к этому периоду обладали громадным миграционным потенциалом.

 Мигрантов привлекали в Прибалтику развитая инфраструктура, интенсивно растущая экономика, высокий уровень занятости, особенно среди женщин. Мигранты активно переселялись в Эстонию и Латвию. В противоположность, Литва, находящаяся на той же стадии демографического развития, что и Европейская часть России, Украина и Белоруссия в меньшей степени испытала давление миграционных потоков.

 Осуществляемые в период советской власти мероприятия по индустриализации республик Прибалтики не могли быть реализованы без высококвалифицированных специалистов. Миграционный прирост населения в Латвийской и Эстонской ССР в первые послевоенные годы также имел немаловажное значение для ускорения темпов восстановления и роста народного хозяйства. Дело в том, что большие потери населения в годы фашистской оккупации, репрессии, традиционно низкая рождаемость привели к острой нехватке рабочих рук. Вследствие этого в течение 50-х и 60-х гг. во все республики Прибалтики происходил значительный приток населения (69, с. 80). Этим частично можно и объяснить менее интенсивную миграцию в Литву, так как ко времени присоединения к СССР потребность литовской экономики в рабочей силе полностью удовлетворялась внутренними ресурсами и не требовала людских вливаний извне. Да собственно и сельское население Литвы начало уменьшаться только после Второй мировой войны. В результате сельское население Литвы и стало источником роста городского населения. Поэтому, в течение 1960-х и 1970-х гг. миграция село-город в Литве обеспечивала рост численности городских жителей в большей степени, чем миграция извне.

Высокие темпы миграционного прироста населения Прибалтики, происходившие, прежде всего за счет русских, были вызваны в первую очередь тем, что прибалтийские республики были одним из наиболее динамично развивающихся регионов СССР. В советские годы наряду с чисто экономическими факторами, стимулировавшими миграцию в Прибалтику, на неё влияли и обстоятельства военно-политического характера. Размещение здесь, на западных рубежах СССР значительных военных контингентов, военно-морских сил стимулировало развитие соответствующей инфраструктуры, в т.ч. и  предприятий  ВПК.

Как уже отмечалось, значительному приросту не титульного населения Прибалтийских республик, во многом способствовало демографическое развитие титульного населения этих республик. У латышей и эстонцев уровень рождаемости был самым низким в СССР, а доля лиц старших возрастов, наоборот, очень высокая. Стало быть, после Второй мировой войны все три страны Балтии стали определенным центром притяжения мигрантов с остальной территории СССР. Большое количество мигрантов въехало в первые два послевоенных года. Дальнейший пик миграции пришелся на начало1950-х гг., после второй депортации местного населения. В конце 50-х гг. часть депортированных лиц вернулась на родину.

В результате миграций в страны Балтии славянские этносы образовали наибольшую группу национальных меньшинств, хотя коренные национальности оставались наиболее многочисленной группой  населения. Достаточно сказать, что в Литве в 1959 литовцы составляли 79,4% всех жителей республики, а по переписи 1970 г. - даже 80,1%. Представители русской национальности соответственно составляли 8,5 и 8,6%. За этот период удельный вес литовцев в городах возрос с 69,1 до 73,2%. В Латвии и Эстонии в период между переписями 1959 и 1970 гг. доля коренного населения хоть и оставалась самой значительной, но, тем не менее, снизилась. Согласно переписи 1959 г., эстонцы составляли 74,6% всех жителей Эстонской ССР, а по переписи 1970 г. - 68,2%; латыши соответственно составляли 62.0 и 56,8% всех жителей Латвии, хотя в абсолютных цифрах численность латышей возросла на 44 тыс. В обеих республиках соответственно увеличилась доля русских, украинцев, белорусов и представителей других национальностей СССР.

Уменьшение доли коренного населения Эстонии и Латвии вызвано исключительно их низким естественным приростом. При этом общая численность населения и Эстонии и Латвии росла (табл.1.6), правда за счет миграции, и, отчасти, естественного воспроизводства русского населения.

Таблица 1.6

Изменение численности населения республик Прибалтики за межпереписной период 1939-1959 гг.

Республика

численность населения (тыс.человек)

1959 г.в % к 1939 г.

 1939

 1959

 Литовская ССР

 Латвийская ССР

 Эстонская ССР

 2880

 1885

 1052

 2711

 2093

 1197

  94,1

 111,0

 113,8

Итоги Всесоюзной переписи населения 1959г..Госстатиздат ИСУ СССР М.1962

 

В период между всесоюзными переписями населения в 1959 и 1970 гг. прирост эстонцев составил 1,8%,  латышей - 2,1%, в то время как у литовцев - 14,6%, туркменов - 52,2%, узбеков и таджиков - 52,9%. (69, 142-143). Причины низкого естественного прироста видимо следует искать в демографической истории этих республик. Эстония была одной из первых наций, где воспроизводство населения достигло суженого воспроизводства уже в 1920 г. В 1940-1950-х гг. суммарный коэффициент рождаемости составлял 1.9-2.0 (112, с.4). К тому же естественный ход демографических процессов заметно исказился в результате последствий Второй мировой войны, во время которой, например, латышская нация потеряла около пятой части. Последствия войны значительно исказили и возрастно-половую структуру населения. В 1959 г. в Латвии на каждую 1000 мужчин имелись 1278 женщин. Приток новой рабочей силы в определенной степени помог улучшить соотношение между мужчинами и женщинами. Так, в 1968 г. среди приехавших в Латвию мужчины составляли 64%, в 1969 г. - 53%.

 С 1960-х гг. миграционный потенциал близлежащих регионов, дававших основную часть мигрантов в Прибалтику, стал сокращаться и эти территории уже не могли обеспечивать трудовую миграцию, достаточную для удовлетворения потребностей быстро развивающейся экономики Прибалтики. Миграционные потоки с соседних территорий в Прибалтику начали сокращаться. В конце 1960-х гг. в миграционном обмене возрастает доля более удаленных регионов СССР, не имевших ранее с Прибалтикой ни исторических, ни социальных, ни культурных связей. Миграция привела к тому, что в Эстонии и Латвии в составе населения образовалась значительная доля этнических групп с иной культурой и иным демографическим поведением. Эти различия не могли сгладиться на протяжении всего периода вхождения Прибалтики в состав СССР. Другой специфической чертой миграционных потоков в Прибалтику в советский период является возрастания структура мигрантов, среди которых  значительную долю составляли лица молодых возрастов.

Обратимся к миграционным потокам в Эстонию  за 30-летний период. Наибольшая численность прибывших - это мигранты в возрасте 20-24 года. Причем это характерно как для мужчин, так и для женщин. Большинство людей в этом возрасте еще не образовали собственных семей и обладают повышенной миграционной мобильностью. Тем же самым  объясняется и незначительная численность среди мигрантов детей 5-14 лет. Возрастная группа, в которой много семейных и уже есть дети, по численности мигрировавших в 3 раза меньше численности мигрантов в 20-24 года. После 25 лет численность мигрантов начинает сокращаться и к возрасту в 45 лет становиться незначительной.

К 1979 г. наметилась тенденция снижения миграционного прироста населения Латвии и Эстонии, вызванная снижением рождаемости в республиках, которые давали основную часть мигрантов (РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР). В Литве же миграционный прирост населения продолжался вплоть до 1989 г. Об этом  говорят  данные  Комитета статистики Литвы  за 1959-1988 гг.  (табл. 1.7).

Таблица 1.7

Прирост населения республик Прибалтики, 1959-1989

 

прирост населения (в среднем на 1000 жителей)

    в течение года (тысяч)

 

1959-1969

1970-1978

1979-1988

1959-1969

1970-1978

1979-1988

Литва

4,70

7,30

10,00

16,00

22,30

28,30

Латвия

14,30

11,60

9,30

64,00

47,30

36,00

Эстония

8,30

6,80

5,50

65,20

48,00

36,30

 

В прибалтийских республиках в результате миграционного обмена постоянно  увеличивалась   доля    русских   среди  всего  населения. В конце

1980-х гг. Латвия по этому показателю занимала среди союзных республик 3-е место после РСФСР и Казахстана. Эстония лишь немного отставала от нее. В Латвии в 1989г. русские составляли 34%, а латыши - 52% всего населения, в Эстонии - русские -30,3%, эстонцы - 61,5%. В отличие от них в Литве доля русских была сравнительно невелика (9,4%). В Литве по доле в населении от русских лишь немного отставали поляки (7%). Литовцы же составляли подавляющую часть населения -79,6%. Особенностью послевоенного миграционного движения в Литве, в отличие от Латвии и Эстонии, было то, что миграционная компонента имела меньшее значение в её демографическом развитии. Так, если в Литве в 1959-1989гг. миграция дала 23% общего прироста населения, то в Эстонии за этот же период -64%, в Латвии - 63%. Кроме того, русские в миграционном приросте Литвы занимали гораздо более скромное место, чем в Латвии и Эстонии. В 1980-1987 гг. доля русских среди всех мигрантов составляла в Литве -27%, в Эстонии -57%, в Латвии - 56%. В Литве 2-ое место после русских среди мигрантов  занимали белорусы (11%). В результате, хотя доля русского населения в Литве за 1959-1989гг., как и в других республиках Прибалтики, росла, однако, в Литве этот рост был наименьшим. За 30 лет доля русских в населении Эстонии выросла в 1,5 раза (с 20% до 30,3%), в Латвии в 1,3 раза (с 26,6% до 34%), а в Литве в 1,1 раза, с 8,5% до 9,4% (табл.1.8).

В отличие от Латвии и Эстонии, русско-украинская колонизация Литвы происходила в послевоенный период крайне медленно: в 1959-1989 годах доля русских выросла с 8,5% до 9,4%, а доля украинцев - с 0,7% до 1,2%. В результате в 1959-1979 годах доля литовцев в Литве выросла с 79,3% до 80%, хотя к 1989 году она и упала до 79,6%. Литва оказалась единственной европейской республикой СССР, где доля титульной национальности в 1959-1989 годах выросла (даже в РСФСР она упала с 83,3% до 81,5%) (табл. ).

Таким образом, 1989г. - год последней советской переписи, своеобразная граница двух периодов и точка, после которой характер миграционного обмена начинает кардинально меняться (рис. 1.3).

Данные схемы позволяют сделать выводы о том, что миграция на территорию Эстонии имела две основные волны. Первая возникла непосредственно сразу после Второй мировой войны, эта волна была в значительной мере спровоцирована административными методами и миграцией военного контингента. После некоторого уменьшения, вторая миграционная волна возникла в конце 1960-х гг.  Постепенное уменьшение миграционных потоков, скорее всего можно объяснить тем, что территории, отдающие население, просто исчерпали свой миграционный потенциал

Таблица 1.8

Основные национальности в составе населения стран Балтии

 

число лиц 1959

В % к итогу 1959

число лиц 1970

В % к итогу 1970

                                                            Литовская ССР

 

 

Все население

2 711 445

100,0

3 128 236

100,0

в том числе:

 

 

 

 

Литовцы

2 150 767

79,3

2 506 751

80,1

Русские

231 014

8,5

267 989

8,6

Поляки

230 107

8,5

240 203

7,7

Белорусы

30 256

1,1

45 412

1,5

Евреи

24 672

0,9

23 564

0,8

Украинцы

17 692

0,7

25 099

0,8

                                                           Латвийская ССР

Все население

2 093 458

100,0

2 364 127

100,0

в том числе:

 

 

 

 

Латыши

1 297 881

62,0

1 341 805

56,8

Русские

556 448

26,6

704 599

29,8

Белорусы

61 587

2,9

94 898

4,0

Поляки

59 774

2,9

63 045

2,7

Евреи

36 592

1,7

36 680

1,6

Литовцы

32 383

1,5

40 589

1,7

Украинцы

29 440

1,4

53 461

2,3

                                                            Эстонская ССР

Все население

1 196 791

100,0

1 356 079

100,0

в том числе:

 

 

 

 

Эстонцы

892 653

74,6

925 157

68,2

Русские

240 227

20,1

334 620

24,7

Финны

16 699

1,4

18 537

1,4

Украинцы

15 769

1,3

28 086

2,1

Белорусы

10 930

0,9

18 732

1,4

Евреи

5 436

0,5

5 288

0,4

Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г. М. 1973 г.

 

Те же самые характеристики были присущи и миграции на территорию Латвии и Литвы. В отличие от всех других республик СССР (кроме РСФСР) темпы прироста русских по сравнению с титульным населением были выше, что характерно как для городских поселений, так и для сельской местности. Русское населения бывшего СССР, это касается также и Прибалтийских республик, в подавляющей своей части было и остается городским. В Эстонии доля горожан среди русскоязычного населения в 1989 г. составляла 92%, Литве - 90%, в Латвии - чуть меньше -85%. За 1959-1989 гг. степень урбанизированности русского населения в наибольшей мере выросла в Литве и Латвии - в первой с 77% до 90%, во второй - с 73 % до 85%. В Эстонии уровень урбанизированности был и так очень высоким  и за 30 лет вырос только за 5 процентных пунктов.

Таким образом, в послевоенный период в Эстонии, Латвии, в меньшей степени, Литве образовалась значительная доля «пришлого» населения. Общим для всех трех республик является то, что большая часть мигрантов - это выходцы из России. При движении с севера на юг, т.е. от Эстонии к Литве, доля мигрантов из России в общей структуре населения уменьшается от 75% в Эстонии до менее 50% - в Литве. При этом увеличивается доля следующих за русскими по численности украинцев и белорусов. Доля же лиц, рожденных в одной, а живущих в другой Балтийской республике достаточно низкая - самая максимальная - 1,5% в Латвии.                                                                                       

За счет более высокого естественного прироста населения Литва была способна в процессе индустриализации обходиться своими трудовыми ресурсами. Правда и сама индустриализация осуществлялась в Литве более медленными темпами, чем в Латвии и Эстонии, в силу чего они были более притягательными для мигрантов. Но, не смотря на это, в Литве в 70-80-хх гг. удельный вес русских, благодаря миграционному приросту возрастал. Белорусская этническая группа во многом была подвержена ассимиляции русскими, но, благодаря пополнению извне, все же росла. Миграции увеличивали и численность украинцев.

                                                                       Схема 1.3

 Миграционные потоки в Балтийских Республиках, 1946-1991

 

 

В результате миграций произошли значительные изменения этнического состава населения Латвии. Доля латышей постоянно уменьшалась, а, поскольку основную часть мигрантов составляли выходцы из РСФСР, Белоруссии и Украины, абсолютная и относительная численность русских, белорусов, украинцев быстро увеличивалась (с 1959г. по 1989 г. их доля соответственно выросла с 26,0% до 34,0%, с 2,9% до 4,5%, с 1,4% до 3,5%). В свою очередь доля латышей постоянно падала, достигнув в 1989 году 52%.

За период вхождения в состав СССР изменилась и этническая картина в Эстонии, основной причиной чего также стали миграционные процессы. Общая численность населения Эстонии росла. Это же происходит и с численностью всех наиболее представленных в Эстонии этносов. Как и в Латвии, здесь происходит уменьшение доли титульного населения (с 74,6% в 1959г. до 61,5% в 1989г.), хотя сама численность эстонцев за это время возросла с 892,7 тыс. до 963,3 тыс., т.е. на 70,6 тыс. Абсолютная и относительная численность не титульных этносов, прежде всего, русских, украинцев, белорусов, в результате миграций постоянно повышалась (с 1959 по 1989гг. их удельный вес увеличился соответственно с 20,1 до 30,3%, с 1,3 до 3,1%, 0,9 до 1,8%). В северо-восточной части Эстонии (промышленные районы) славянские национальности составляют и на сегодняшний день абсолютное большинство. Во второй половине 1950-х гг. в Эстонию из Ленинградской области переселилось значительное число ленинградских финнов. Однако с 1970-х гг. численность финнов стала сокращаться из-за ассимиляции их эстонцами.

 Чтобы дать характеристику структуре населения к моменту выхода из состава СССР стран Прибалтики распределим жителей на титульное и не титульное, а также на население, рожденное за рубежом и рожденное в пределах Эстонии, Латвии или Литвы. «Ценность» такого деления заключается в том, что в миграционном обмене были задействованы не только не титульные нации, но и представители коренных национальностей. Так, например, численность рожденных за рубежом в Эстонии составляет 411 тыс. человек или 26,3 % всего населения. Среди них 42,6 тыс. человек являются эстонцами, рожденными за рубежом, большей частью - это потомки эмигрантов первой половины ХХ в. Они составляют 4,4% от общей численности эстонцев. Для сравнения, доля рожденных за рубежом представителей не титульных этносов равна 61,2%.  Латвия очень близка к Эстонии по доле лиц, рожденных за рубежом среди всего населения. В Литве доля лиц, рожденных за рубежом меньше половины соответствующего показателя в Эстонии или Латвии.

В соответствии с данными последней советской переписи 1989г. неместное население в Эстонии составило 26,3% и 36%, включая второе поколение иммигрантов. В Латвии неместное население составило 26%. В Литве доля населения, рожденного за пределами республики, ограничивается 10%.

Доля рожденных за рубежом неодинакова по разным этническим группам. Во всех трех государствах Балтии наибольшая доля рожденых за рубежом наблюдается среди белорусов и украинцев; среди русских этот показатель намного ниже. В Латвии русские составляют наибольшую долю в структуре местных уроженцев после латышей. В Эстонии и Литве более низкая доля местных уроженцев среди русских по сравнению с другими славянскими этносами отражает тот факт, что русские иммигрировали в страны Балтии раньше других национальностей, и сегодняшние русские -это русские второго поколения, т.е. потомки иммигрантов переходного периода.

Из 120 этнических групп, составляющих население Эстонии, рожденное за рубежом, 10 этническим группам принадлежит 98% некоренного населения. Большая доля среди них принадлежит русским, составляющим 65%, а все славянские народы образуют 80%. Более поздние русские - иммигранты прибыли в Прибалтику из более отдаленных районов, которым присуща отличная от местной социальная и культурная история, что затрудняет адаптационные процессы среди иммигрантов.

Доля рожденных за рубежом лиц в структуре населения Эстонии наиболее высока среди возрастной группы 50-59 и значительно меньше в более молодых возрастах. Для возрастной группы 45-49 лет доля рожденных за рубежом фактически совпадает с долей не титульного населения этого же возраста. Это неудивительно, так как до Второй мировой войны Эстония была гомогенной страной, её не местное население было  незначительным. Соответственно, доля эстонцев и местных уроженцев в возрастной группе 45-49 лет также  совпадает. Доля лиц рожденных за рубежом в возрасте 40-44 года составляет уже 90%, для населения в возрасте 20 лет и старше эта доля приблизительно равна 80%.



предыдущая страница
содержание
следущая страница