k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото




ТРАНСФОРМАЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

РАЗДЕЛ 5

ОБМЕН НАСЕЛЕНИЕМ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ГОСУДАРСТВАМИ ПРИБАЛТИКИ И ИХ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ


предыдущая страница
содержание
следущая страница

 

2.3. Особенности миграции населения в период независимости республик Балтии

Одним из итогов перемен в тенденциях внешней миграции стало изменение общей демографической картины в республиках Балтии. Во всех трех республиках в течение конца 80-х- первой половины 90-х годов сокращалось численность населения. Более заметным было сокращение населения в Латвии и Эстонии, что вполне понятно, так как в этих двух странах была более высокая доля не титульного, особенно русскоязычного, населения, которое и составило основной поток эмигрантов. Титульное население Латвии и Литвы в результате миграционного обмена после распада СССР даже увеличилось, тогда как численность эстонцев за эти годы незначительно сократилась.

Таблица 10

Изменение численности населения стран Балтии в результате внешней миграции в 1990-1994гг. (в %, 1989=100%)

 

Страна

все населе-ние

Титуль-ное на- селение

Русские

Украинцы

Белору-сы

евреи

Поля-ки

Фи-ны

немцы

Эсто-ния

95,7

99,95

90,4

80,4

84

72,5

-

94,3

61,3

Латвия

96,1

100,1

93

83

88,4

79,1

-

-

-

Литва

98,5

100,1

89,9

83

88,7

59,7

99,4

-

-

 

Численность украинцев, белорусов, евреев сократилась еще заметнее, чем численность русских. Лидировали в этом отношении евреи и немцы. При этом можно заметить, что миграционный обмен населением с Россией превалирует над миграционным обменом с другими зарубежными государствами. И на это есть вполне объяснимые причины. Среди них можно выделить: возможности экономического обустройства; национальную принадлежность; исторические корни и семейные связи; общность культуры и быта, что позволяет, облегчить процессы адаптации. При этом те же самые причины слабо работают в обмене с бывшими республиками СССР. Поэтому следующие за Россией позиции по сальдо миграции занимают Финляндия, Германия и США.

В результате миграций в 1989-1995гг. население Латвии и Эстонии уменьшилось как в целом, так и по всем этническим группам: в Эстонии -на 4,7%, в Латвии - на 5,1%. Сокращение численности населения в этих странах не было компенсировано незначительным естественным приростом населения. Доля русских за эти годы сократилась в Эстонии на 9,8%, в Латвии - на 8,4%, украинцев, соответственно, - на 18% и на 18,8%, белорусов - на 16,7 и 14,4%. Численность и доля титульного населения сократилась:  у эстонцев - на 0,6% и у латышей - на 0,2%.

В Литве демографической убыли как всего населения, так и его титульной части не произошло. Численность литовцев даже  выросла  на 3,4%. В целом же в 1995г. население Литвы по сравнению с 1989г. увеличилось на 1,2%. В то же время не титульное население Литвы сократилось. Численность русских уменьшилась на 9,8%, украинцев - на 15,8%, белорусов - на 11,6%.

В результате в первую очередь миграционного движения  произошли определенные изменения удельных весов этнических групп в составе всего населения стран Балтии. Основной тенденцией этих изменений стало увеличение доли титульного населения и заметное сокращение доли не титульных этносов в составе населения. В итоге доля титульного населения Литвы составила -81,3% от всего населения, в Эстонии - 64,2%, в Латвии - 54,8%. Правда доля русского населения, несмотря на заметное сокращение в Латвии и Эстонии остается весьма весомой - 32,8% и 28,7% соответственно. В Литве же русские составляют всего 8,4% всего населения.

Согласно итогам переписи, на 31 марта 2000 года постоянное население Эстонии составило 1376,7 тысячи человек (по данным переписи 1989 года, - 1565,7 тысячи), из них 634,7 тысяч мужчин и 742 тысяч женщин. Доля женщин выросла с 53,3% в 1989 до 53,9% в 2000 году, что связано с более активной эмиграцией мужчин.

Наличное население составило  1370,5 тысяч, что на 202,4 тысячи меньше, чем по прошлой переписи. Наличное население, отмечают эксперты Статистического бюро Эстонии, уменьшилось из-за естественной убыли, эмиграции и из-за "временного нахождения за границей множества постоянных жителей". Перепись 2000 года зарегистрировала больше временно отсутствующих в постоянном месте жительства, чем временно находящихся вне постоянного места жительства. В Эстонии нет регистрации по месту жительства, в результате чего много постоянных жителей не зарегистрировались по месту жительства или же реально живут в другом месте. Эта затрудняет получение сведений об эмиграции и внутреннем перемещении и влияет на точность результатов переписи.

Перепись 2000г. показала сохранение вековой тенденции: на протяжении последних ста лет доля эстонцев в этнической структуре населения  Эстонии стабильно снижалась (рис.2.4).

                                                                                              Рис.2.4

Изменение доли эстонцев и русских в общей структуре населения Эстонии

 

*- русские объединяют в себе представителей русского, украинского и белорусского этносов.

 

По переписи 29 декабря 1881 года эстонцы составляли 89,7% населения, немцы - 5,3%, русские (с украинцами и белорусами) - 3,4%, шведы - 0,6%, латыши - 0,5%, евреи - 0,4%. По переписи 28 января 1897 года эстонцы составили уже 89%, русские - 4%, немцы - 3,4%. К 1914 году доля эстонцев, по оценке, упала до 87%, русских - выросла до 6-7%. По переписи 28 декабря 1922 года эстонцы составили 87,6%, русские 8,2%, немцы - 1,7%, шведы -0,7%, евреи - 0,4%; и наконец, по переписи 1 марта 1934 года: эстонцы - 88,1%, русские - 8,2%, немцы - 1,5%, шведы - 0,5%, евреи - 0,5%. В советский период доля эстонцев также  неуклонно снижалась, достигнув к 1989 году 61,5%.

Последняя перепись населения показала значительный рост доли эстонцев: с 61,5% в 1989 до 67,9% в 2000 году. В то же время доля русских упала с 30,3% до 25,6%, украинцев - с 3,1% до 2,1%, белорусов - с 1,8% до 1,2% и финнов - с 1,1% до 0,9% населения. Представители остальных национальностей в сумме составляют 1,7%, кроме того, 0,6% ответивших не указали своей национальности.

Столь высокая доля эстонцев была неожиданной даже для эстонских статистиков, которые старательно вели учет национального состава, каждый год, рапортуя об увеличении доли эстонцев. Дело в том, что ежегодный учет изменения численности различных национальностей велся на основе данных переписи 1989 года и рождаемости, смертности и миграций представителей различных национальностей в последующие годы. Результаты ежегодного учета на начало 2000 года были следующие: из 1439,2 тысячи населения 65,3% составили эстонцы и 28,1% - русские. Результаты же переписи хоть и продемонстрировали меньшее количество населения, чем ожидалось, зато показали, что доля эстонцев выросла за 11 лет не на 3,8%, а на 6,4%. Расхождение результатов переписи и результатов ежегодного учета объясняется просто: ежегодный учет учитывал рождаемость, смертность и миграции, но не учитывал ассимиляцию, а перепись ее учла и часть разницы в 2,6% - это как раз те потомки смешанных браков, которые в 1989 году были записаны русскими, украинцами и т. д., а в 2000, по вполне понятным причинам, записались эстонцами.

Результаты переписи 2000 года наглядно демонстрируют "очищение" прибалтийской республики от неместных уроженцев (как, впрочем, и очищение Эстонии от населения вообще): в 1989 году уроженцами Эстонии были 73,7% ее жителей, а в 2000 - 80,8%, выходцами из России оказались соответственно 19,2% и 13,9%.

Значительная часть нынешних жителей Эстонии до сих пор не имеют эстонского гражданства: им обладают лишь 80,1 % постоянного населения: это практически все эстонцы и менее 40% не эстонцев), 6,2% приняли российское гражданство, 0,2% являются гражданами Украины, по 0,1% - Латвии, Белоруссии, Литвы, Финляндии и других стран. Не имеют никакого гражданства 12,3% и не ответили на вопрос о гражданстве - 0,7% постоянного населения.

За десятилетие после восстановления независимости Эстонии от эстонского гражданства добровольно отказались 2441 человек, при этом почти две трети из них стали гражданами Финляндии. Пресс-секретарь департамента гражданства и миграции Эстонии сообщил, что за это же время гражданство Финляндии приняли 1536 человек. В 1999 году число желающих отказаться от эстонского гражданства было максимальным и составило 531, позднее такое же решение принимали в среднем менее 400 человек в год.

 Согласно данным последней переписи населения Латвии, число ее постоянных жителей на 31 марта 2000 года составляло 2375339 человек против 2666567 человек по  переписи  1989 года. Таким образом, за время между переписями население уменьшилось на 10,9%, в том числе городское - на 13,5%, сельское - на 5,1%. В наиболее крупных городах население сократилось еще больше. Уменьшение населения связано, главным образом, с выездом русскоязычных, а также с обменом малоимущими жителями жилья в крупных городах с дорогой квартплатой на более дешевое жилье в мелких поселках.

Численность населения по результатам переписи 2000 года оказалась на 44 тысячи ниже, чем по данным ежегодного учета (2424,2 тысячи постоянных жителей на 1 января и 2419 тысячи на 31 марта 2000 года). Эта разница объясняется главным образом эмиграцией, которая не была учтена латвийскими  статистическими органами, особенно в первые годы после восстановления независимости Латвии. Население и после переписи продолжает сокращаться. Если в начале 2001 года в Латвии жили 2366,4 тысячи человек, то к 1 июля - 2357,6 тысячи.

         Другой важной причиной сокращения численности населения является миграция.  Миграция имеет этнические особенности: уезжают из Латвии в основном русские, а приезжают - латыши (в первую очередь из дальнего зарубежья). По данным латвийских статистических органов, 77% всех эмигрантов в 1994 году, и 70% в 1995 выехали в Россию.

Согласно данным российского Госкомстата, в 1998 году в Россию приехало из Латвии на постоянное жительство 3,6 тыс. человек, из них три четверти -русские; уехало  в Латвию - 0,6 тыс. Интересно, что к середине 1990-х годов латыши не только почти перестали приезжать в Латвию из России (в 1990 году из России уехало 1062 латыша, в 1995 - 216), но даже стали возвращаться назад в Россию (уже в 1993 г. в Россию приехало 730 латышей, а уехало - 461; в 1995 число приехавших составило 554 латыша и  было в 2,5 раза больше числа уехавших). В 1990-1995 годах из РФ уехали 3673 латыша, а приехал в РФ 4061. Всего в 1989-1998 годах в Россию приехало латышей на 0,2 тысячи больше, чем уехало. В Латвию едут в основном латыши из США, Канады, Австралии и Швеции.

За период независимости в Латвии заметно снизилась численность лиц всех национальностей. Это произошло, несмотря на то, что латвийские власти проводят довольно благожелательную политику в отношении приезжающих в страну латышей из других стран. Однако и их приезд не превысил естественную убыль латышей.

            Тем не менее,  доля латышей за последние годы, как этого и добивались власти, значительно выросла: с 52% в 1989 до 57,7% 2000 году. Доля латышей выросла из-за выезда русских и приезда латышей из других стран, а также из-за более высокой рождаемости у латышей: в 1994 году среди родившихся латыши (по матери) составили 62,5%, что на 8% выше их тогдашней доли в населении. Однако и эта относительно высокая рождаемость у латышей все же ниже смертности. Единственный этнос в Латвии, у которого рождаемость выше смертности, - это цыгане.

 Из числа постоянных жителей страны имеют гражданство Латвийской республики 1776004 человек, других стран (в первую очередь России) - 27134, не имеют гражданства ни одной страны - 568195 человек. Если среди всех постоянных жителей гражданство Латвии имеют 74,8%, то среди латышей граждане составляют 99,6%, среди русских - 42%, белорусов - 22,4%, украинцев - 29,1%, поляков - 65,6%, литовцев - 46,1%, евреев - 54,2%, эстонцев - 56,7%, остальных национальностей - 42,9%. Кроме вопроса о национальности во время переписи задавался вопрос о родном языке. Результаты переписи показывают, что население Латвии делится на две языковых группы: 62% считают родным латышский язык и 36,1% считают родным русский язык.

 В Литве первая постсоветская перепись населения была проведена в 2001 г. Согласно её данным число постоянных жителей Литвы на 6 апреля 2001 года составляло 3483972 человек, в то время как перепись 1989 года зарегистрировала 3674802 постоянных жителей. Численность населения сократилась на 190,8 тысячи человек, хотя естественный прирост с 1989 года до 6 апреля 2001 года составил 33,7 тысячи человек (родилось 546,1 тысячи человек, умерло -512,4 тысячи). Таким образом, отрицательный миграционный прирост равняется 224,5 тысячи человек. Население Литвы превысило три миллиона в 1966 году и продолжало расти до 1992 года, затем стало сокращаться. Миграционная убыль, являющаяся основной причиной сокращения населения, в последние годы не столь значительна: в 2001 году из Литвы уехало 7253 жителя (в том числе 3648 в страны СНГ), приехало из других стран 4694 (в том числе из стран СНГ - 2996). Среди мигрантов мужчин в 2 раза больше, чем женщин. Результатом преобладания мужчин среди эмигрантов стало более значительное снижение их численности (с 1738953 до 1629148 человек или на 6,3%), чем женщин (на 4,2%).

Перепись показала самый высокий удельный вес литовцев в населении нынешней  Литвы за всю историю проведения здесь переписей населения. Действительно, литовцы составляют, по данным последней переписи, 83,4% населения, в то время как по данным переписи 1897 года они составляли на современной территории Литвы лишь 61,6%, тогда же на втором месте были евреи (13,1%), потом поляки (9,7%), русские (4,8%), белорусы (4,7%), немцы (4,4%), латыши (1,3%), татары (менее 0,2%). При этом во всех крупных городах литовцы составляли незначительное меньшинство.

В момент проведения переписи 1897 года формирование современной литовской нации еще не было завершено: кроме 1210 тысяч собственно литовцев в Российской империи были учтены еще 448 тысяч жмудинов (без них собственно литовцы составляли на современной территории Литвы лишь 44%).

По данным текущего учета населения в 1996 году литовцы составляли 81,6%, русские - 8,2%, поляки - 6,9%, белорусы - 1,5 %, украинцы - 1,0%. Ситуация, когда по данным переписи доля титульной нации оказывается выше ожидаемой, а доля русских - ниже, характерна для всех стран Балтии и свидетельствует, с одной стороны, о возможной ассимиляции русских (детей смешанных браков с литовцами), а с другой - о неполном учете выезда русских и других "некоренных" наций из этих стран (отчасти это связано с выводом советских войск отсюда, который не был учтен как эмиграция).

Важнейший итог переписи 2001 года состоит в том, что за период после предыдущей переписи 1989 года не выросла численность ни одной национальности, кроме немцев. Рост численности последних вполне понятен: в состав Литвы входит часть бывшей Восточной Пруссии (район Клайпеды), которая, как и российская Калининградская область, кажется для некоторых немецких эмигрантов из России и Казахстана привлекательной. Однако если сравнить общее число немцев, выехавших из бывшего СССР после 1989 года (около 1 миллиона человек), то количество осевших в Литве (более 1 тысячи) и Калининградской области (до 4 тысяч к началу 1998 года) кажется мизерным.

 По данным последней  переписи, 99% жителей Литвы имеют литовское гражданство, 0,4% - российское. Граждане других стран (в первую очередь Белоруссии) составляют 0,2% постоянных жителей, лица без гражданства -0,3% и 0,1% населения не указали свое гражданство. Для сравнения: в Латвии латвийские граждане составляют 74% населения, в Эстонии эстонские - 80%. Таким образом, положение национальных меньшинств в Литве, где почти все они имеют гражданство страны, в которой живут, кардинально отличается от их положения в Латвии и Эстонии, где менее 40% представителей национальных меньшинств имеют такое гражданство. Впрочем, такая ситуация имеет и свои объективные причины: если в Латвии и Эстонии мнение национальных меньшинств (в первую очередь русских) в случае предоставления им гражданства могло оказать существенное влияние на результаты выборов и политику государства, то в Литве это было невозможно из-за относительно небольшой доли русских в населении.

 В результате миграций в Эстонии (в меньшей мере это относится к Литве и Латвии) неместные уроженцы и первое поколение местных уроженцев-потомков эмигрантов  образуют  большую долю в структуре населения Эстонии. Она - одна из самых больших в Европе (рис.2.5).

                                                                                         Рис.2.5

 Доля неместных уроженцев в населении государств Европы, %

Высокий уровень миграции в страны Балтии, начавшись в 1945г., привел к росту доли лиц, рожденных за рубежом,  в общей структуре населения. Поскольку за время пребывания в составе СССР, внешняя миграция со странами Запада в сравнении с межреспубликанскими миграциями была незначительной, то большая часть неместных уроженцев - это жители бывшего СССР.

После Второй мировой войны большая часть внешних мигрантов в Эстонию прибыла  из республик  СССР. Объем иммиграции был особенно высок  непосредственно в первый послевоенный период. Охарактеризовать миграцию между Эстонией и другими республиками СССР можно тем, что для большого числа иммигрантов Эстония оставалась кратковременным местом пребывания. Это нашло отражение в высоком обороте миграции.

 50-летний советский период привел к тому, что Эстония и Латвия в настоящее время в Европе являются странами с наибольшей долей неместного населения. Политические изменения, повлекшие за собой изменения во всех сферах жизни, кардинально изменили и характер миграционного движения, который сложился за годы советской власти. В первую очередь, возросла численность вовлеченных в миграционные процессы  населения. Жители современных Эстонии, Латвии и Литвы становится все более мобильными. Значительно расширился «диапазон» миграций - в миграционные связи прибалтийских стран вовлекается все большее число государств. Миграционные приоритеты коренного населения сдвинулись в сторону Запада. Но, безусловно, главная особенность прошедшего периода - это смена «знака» миграционного сальдо: Прибалтика из принимающего региона превратилась в регион, отдающий население.

 Беспрецедентное значение в миграциях приобрел этнический фактор, что связано с легкостью его использования в качестве инструмента самоутверждения правящих элит. Этот фактор отодвинул вглубь классические детерминанты миграций, такие как урбанизация, рынок труда и образование. Их заменило стремление к этнической безопасности. Россия, правда, сама вовремя не выработала четкой политики по отношению к русским, проживавшим в новых независимых республиках. В итоге имели место такие последствия «не нахождения» политического компромисса, как игнорирование интересов рядовых граждан бывшего СССР при образовании новых государств. Не была гарантирована (хотя бы на ограниченный срок) преемственность основных гражданских прав для желающих переехать из одной бывшей союзной республики в другую. То же относится к правовым гарантиям национальных меньшинств, диаспор, вообще не титульного населения, которое заранее не было ограждено от этнического произвола никакими взаимными обязательствами новых государств.

 Сегодняшнее положение русского населения стран Балтии во многом определяется предшествующей этнической ситуацией. В советские годы республики Прибалтики, особенно Латвия и Эстония, по миграционному приросту русского населения занимали одни из первых мест среди других республик СССР. Русское население к концу 80-х гг. в этих двух Прибалтийских республиках составляло около трети всего их населения, в этом отношении их опережал только Казахстан. Особенно показательно, что прирост русскоязычного населения в городах был выше прироста титульного населения. Гораздо меньше был демографический рост русских в Литве. Может быть, этим можно объяснить столь жесткие меры по «русскому вопросу» в Латвии и Эстонии и более либеральные - в Литве. Такую же политическую линию выстроили политики «новых» государств Балтии по отношению к России: политику «не сотрудничества».

 К настоящему времени процесс ассимиляции русских навряд ли можно назвать успешным. Адаптационные процессы осложняются различиями в демографическом, культурном, историческом развитии и поведении иностранного населения относительно тех же самых характеристик местных жителей (112).  Хотя значительная часть не титульного населения владеет государственным языком, тем не менее, многие жители Эстонии до сих пор в силу разных причин не являются её гражданами.

Интенсификация иммиграции в страны Балтии из республик бывшего СССР на данный момент не возможна, т.к. правительство ставит препятствия для желающих переехать в Прибалтику на постоянное место жительства. Так в Эстонии ежегодно устанавливается квота на иммигрантов, равная 0,1% от численности населения на начало года, причем эта квота не распространяется на жителей ЕС и других развитых стран. Большей частью она направлена на ограничение въезда из стран Восточной Европы и бывшего СССР.

 Помимо этого вступивший в силу 1 марта 2003 г. Закон Эстонии об иностранцах в новой редакции исключает возможность иностранцу, вступившему в брак с постоянным жителем Эстонии, автоматически получить вид на жительство. Оформление вида на жительство или разрешения на работу иностранцу, незаконно въехавшему на территорию Эстонии, может дорого обойтись как частному лицу, так и фирме. Достаточно жесткие санкции вводятся и в отношении нелегальных мигрантов. В соответствии с новой редакцией закона, иностранца, нелегально пребывающего в Эстонии, власти могут наказать штрафом на сумму до 18 тысяч крон (1 154 EUR) или арестом до 30 суток. Закон в новой редакции позволяет полиции или пограничникам высылать из страны нелегала в течение двух дней после его задержания без решения административного суда. Высланное из Эстонии лицо получает также автоматически запрет на въезд в страну сроком на 10 лет. Новый закон позволяет также установить в отношении этого лица и постоянный запрет на въезд в Эстонию. Закон позволяет также решением административного суда отправить нелегала в специальный центр по высылке, если его не удается депортировать из страны в течение пяти суток. Иностранец, которому власти Эстонии отказывают в выдаче или продлении вида на жительство, вместе с отрицательным ответом может получить и предписание покинуть страну. Ранее такое предписание можно было выписать только в присутствии высылаемого, новый закон позволяет это сделать и без него.

 Другим препятствием является признание государственным языком только язык титульной национальности, что исключает возможность для национальных меньшинств вести «нормальный» образ жизни. Надеяться на то, что ситуация изменится коренным образом не приходится. Власти считают, что предоставление русскому языку статуса второго государственного языка нереальным. Считается, что появление в Эстонии второго государственного языка привело бы к невероятной путанице, создало бы в стране практически новую ситуацию.

 Правительство Эстонии отклонило проект поправок к закону "О гражданстве", предложенный Объединенной русской народной партией Эстонии (ОРНПЭ). В соответствии с проектом, предполагалось освободить пенсионеров из числа некоренных жителей страны от сдачи экзаменов на знание языка и Конституции при получении эстонского гражданства. Достигшим пенсионного возраста, т.е. 63 лет  и проживавшим в Эстонии последние десять лет, русскоязычные депутаты предлагали давать гражданство на самых льготных условиях. По мнению парламентариев, пенсионеры должны сдавать лишь элементарный языковой тест.

 Не идут по пути демократизации и политики Латвии. Сейм Латвии не поддержал переданную весной 2003 на рассмотрение в комиссию внесенный оппозиционной фракцией "За права человека в единой Латвии" проект поправок к закону о гражданстве, значительно облегчающих процесс натурализации неграждан. Проект поправок предусматривал следующие процедуры, которые облегчили бы получение латвийского гражданства:

отменить сдачу лицами старше 65 лет экзаменов на знание Конституции, государственного гимна и истории Латвии;

отменить запрет на предоставление латвийского гражданства в порядке натурализации лицам, служившим в вооруженных силах СССР или бывшим сотрудникам КГБ и тем, кто после 13 января 1991 года состоял в Компартии Латвии, Интернациональном фронте трудящихся Латвийской ССР и ряде других организаций;

предоставлять права на получение латвийского гражданства в порядке регистрации детям, оставшимся без родительской опеки и живущим в латвийских детдомах или школах-интернатах;

регистрировать без дополнительных условий  в качестве граждан Латвии всех детей, родившихся на территории страны после 21 августа 1991 года, если их постоянное место жительства находится в Латвии, если они не были приговорены ни в одной стране к лишению свободы на срок более пяти лет за преднамеренное преступление и если все время являлись не гражданами Латвии или лицами без подданства;

предоставлять латвийское гражданство в порядке регистрации лицам, прошедшим неполный курс обучения латышскому языку в общеобразовательных школах или на латышском потоке двупоточных школ, получив основное или общее среднее образование;

предусмотреть отмену запрета на предоставление латвийского гражданства лицам, совершившим преступление по невнимательности, а также отмену требования, чтобы до натурализации претендент предоставлял справку об утрате прежнего гражданства, в том случае, если закон той страны не предусматривает возможность отказа от ее гражданства.

 Согласно закону, иностранец сможет получить постоянный вид на жительство в Латвии после 10 лет непрерывного проживания в стране со срочным видом на жительство. Ранее, постоянный вид на жительство могли получить супруги после пяти лет проживания в Латвии, несовершеннолетние дети и по специальным распоряжениям правительства.  За период с 1 февраля 1995 года по июнь 2003 гражданство Латвии в порядке натурализации получили 62347 человек, из поданных 62798 заявок от желающих стать гражданами Латвии. За 2003 год гражданство Латвии в порядке натурализации получили 3108 человек.

Для общей оценки наиболее актуальных проблем, стоящих сегодня перед русским населением можно использовать данные экспертного опроса, который был проведен в Литве в середине 1996 г. и в Эстонии в конце 1996-начале 1997гг. Судя по частоте определений в качестве важнейших тех или иных проблем в положении русского населения есть много общего, но не меньше и различий. Общей для них является большая значимость социально-экономических проблем - угроза безработицы, проблема трудоустройства, влияние на жизнь экономического и социального кризисов. Но эти проблемы все же не столь важны на фоне правовой дискриминации и необходимости освоения государственного языка.

 В числе наиболее важных проблем для  русского населения в Литве являются: освоение государственного языка (37%); социально-экономические проблемы: угроза безработицы, проблемы трудоустройства (29%);  последствия экономического и социального кризиса (25%);  адаптация к новым социально-экономическим условиям (14%); этнополитические проблемы - адаптация к новому государству (22%);  разрыв с Россией (20%);  необходимость изменения идентичности и статуса (20%); национальная дискриминация (18%); снижение статуса русского языка, проблемы получения специального образования на русском языке (14%), сокращение информации на русском языке (12%).

В числе наиболее важных проблем для  русского населения в Эстонии являются: правовая дискриминация русских (67%); проблема получения гражданства Эстонии (58%); социально-экономические проблемы: угроза безработицы, проблемы трудоустройства (40%); снижение статуса русского языка и культуры, сложности с получением образования на русском языке (35%); проблема сохранения русской культуры в Эстонии (12%); освоение государственного языка (23%); психологические проблемы (16%); этнополитические проблемы - разрыв с Россией (9%); необходимость изменения идентичности и статуса (5%);  проблема отношений русских и эстонцев (5%).

 Наиболее вероятным поведением большинства местных русских будет адаптация к сложившейся ситуации, так как эмиграция, как один из возможных выходов из нынешней непростой ситуации для не титульного, особенно, русскоязычного населения, видимо в значительной мере исчерпала свой потенциал. Правда, процессы адаптации и интеграции в новое общество осложняются языковыми проблемами. Опросы показали, что между настроем на эмиграцию и степенью владения государственным языком прослеживается обратно пропорциональная зависимость: чем лучше человек владеет государственным языком, тем он лучше вовлечен в процесс интеграции в новое общество и тем меньше он выражает желания  эмигрировать, и наоборот.

Современная внешняя миграция стран Балтии, в противоположность миграции советского периода, характеризуется, прежде всего, превышением эмиграции над иммиграцией. Эта ситуация складывается в основном за счет отрицательного сальдо миграции русского населения в результате миграционного обмена с Россией. Миграция в страны Балтии ограничивается не только неблагоприятной этнополитической ситуацией, но и ежегодно устанавливаемыми квотами на въезд. Эмиграция последних лет сказалась на демографических показателях стран исхода. Пик потерь населения пришелся на 1992г. - первый год после распада СССР. В первую очередь, произошло уменьшение общей численность населения. За счет внешней миграции русское население стран Балтии в 1995г. сократилась по сравнению с 1989г. примерно на 10%.

Население титульных этносов в Прибалтийских республиках относится к самым быстро «вымирающим» нациям. Эстонцы, латыши по сравнению с составляющими основную часть некоренного населения русскими, украинцами, белорусами, отличаются крайне низкой рождаемостью. Во время СССР увеличение численности населения Латвии и Эстонии обеспечивалось в основном за счет миграционного прироста и естественного прироста не титульных национальностей.

Теперь же потеряв часть населения в период распада СССР, в результате эмиграции в страны ЕС и США, к тому же характеризуясь самыми быстрыми в Европе темпами снижения рождаемости, страны Балтии, в основном Эстония и Латвия, оказались на грани демографического кризиса. Статистика всех трех республик свидетельствует о приостановлении за последние годы негативных тенденций в миграционном обороте. Так в 1999 г. Эстония и Литва достигли положительного сальдо миграции с Российской Федерацией.

Согласно исследованию "Трудовой потенциал эстонского трудоспособного населения в странах Европейского Союза", проведенному Центром политических исследований Praxis, желание жителей Эстонии уехать работать за границу за последнее время уменьшилось. Исследование показало, что лишь 4%, что меньше, чем в 2000 году, жителей Эстонии стремятся уехать работать за границу и как-либо к этому готовятся. Большинство из них - молодые мужчины с незаконченным высшим образованием и учащиеся. Больше всего желают отправиться на работу в Финляндию, затем следуют Германия и Великобритания. В отношении самой работы, предпочитают делать то же, что м в Эстонии, получая за это столько, сколько получают в стране, в которую стремятся. Таких - 60%. На работу более низкой квалификации, во многих случаях с меньшей зарплатой, согласны 40%.

 У правительств Балтийских стран нет четкой миграционной политики. Первой реакцией после отсоединения от СССР было ограничение иммиграции с территорий бывших союзных республик. В связи, с чем был принят ряд законов, регулирующих миграционные процессы. Первой приняла закон об иммиграции Эстония. Следующей была Латвия. Принятие законов об иммиграции оказало влияние и на эмиграционные процессы - люди, приехавшие на краткий срок, в новых условиях были вынуждены остаться. Литва меньше озабочена проблемами миграционной политики, потому что в структуре ее населения выходцы с восточных территорий составляли небольшую долю. К концу 1992 Литовские политики принимают законы о гражданстве, иммиграции и эмиграции и о статусе иностранца.

Будущее демографическое развитие республик Прибалтики во многом зависит от того, что будет происходить с титульным населением и национальными меньшинствами, особенно, русскими. Эти два «субобщества» (титульное и не титульное население) в своем демографическом развитии движутся разными путями. Это следует принимать во внимание и при рассмотрении миграционного поведения титульного и не титульного населения. Миграционные процессы, скорее всего, как это было и на протяжении XX в., станут одним из определяющих факторов в формировании населения Балтийских стран в первые десятилетия XXI в.



предыдущая страница
содержание
следущая страница