Рыбаковский Л.Л. - демограф, социолог, д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото



ДЕМОГРАФИЯ
(статьи ХХI  века)

предыдущая
содержание
следущая страница


ФОРМИРОВАНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА – ВАЖНЕЙШАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА РОССИИ[1]

 

Если воспользоваться известной аллегорией, то Дальний Восток в последние 10-15 лет, чтобы хоть как то развиваться, должен был лавировать между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, возрастала его геополитическая и экономическая значимость для России, а с другой, существенно сокращался его демографический и трудовой потенциал.

С распадом Советского Союза и последовавшим «революционным» внедрением на неподготовленную почву рыночных механизмов, проведением радикальных преобразований, разрушительных для экономики и социальной сферы страны, и падением всех аспектов её престижа в мировом сообществе, произошел ряд кардинальных изменений в геополитическом и экономическом статусе Дальнего Востока.

Во-первых, возросло значение Дальнего Востока в качестве важнейших морских ворот страны. До распада СССР страна располагала, по крайней мере, четырьмя крупными выходами в морские акватории: на Балтийском море через порты четырех союзных республик (Калининград, Клайпеда, Рига, Таллин, Ленинград), на Баренцевом и Белом морях (Мурманск с Североморском и Архангельск), на Черном море (Севастополь, Одесса, Новороссийск и т.д.), а также на Тихом океане с его морями, примыкающими к дальневосточным регионам. Ныне существенно упали возможности Балтийских и особенно Черноморских морских выходов России и одновременно возросла роль морских ворот северного и дальневосточного направления.

При этом Дальний Восток, вследствие своих необъятных просторов и протяженности морских границ, наличия удобных гаваней (Владивосток, Находка, Ванино, Петропавловск-Камчатский, порты Сахалина и др.) превратился, по сути, в основную военно-морскую базу России, в места сосредоточения торгового и рыбодобывающего флота, в район перспективной добычи энергоносителей на прибрежных шельфах. В настоящее время не все и далеко не в полной мере природно-географические преимущества Дальнего Востока используются в интересах России.

Во-вторых, наращивание добычи природных ресурсов в азиатской части страны (Тюменский Север, Восточная Сибирь, Якутия и т.д.) ныне тормозится плохо развитой инфраструктурой в этой части страны, что затрудняет экспорт товаров в восточном направлении. Без масштабного строительства новых и модернизации существующих железных дорог, создания в Сибири и, особенно, на Дальнем Востоке современных аэропортов и соответствующей инфраструктуры, доведения трубопроводных сетей до дальневосточных портов, нельзя не только существенно расширить возможности российского экспорта, но и превратить эти районы в транзитный коридор между рынками Западной Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона, т.е. использовать в полной мере географические преимущества России.

В-третьих, ныне многие территории азиатской части страны слабо экономически освоены, их природные ресурсы используются не масштабно, да и не эффективно, регионы, пригодные для комфортного проживания постоянного населения, слабо заселены. Это в условиях глобализации, истощения мировых запасов ресурсов, прежде всего, энергетических и продовольственных, вызывает «интерес» у многих стран к российским малонаселенным, но обладающим богатыми ресурсами районам. Вот некоторые возможные сценарии будущего азиатской части России в условиях глобализации, которая, по словам З.Бжезинского, представляет глобальную взаимозависимость, не гарантирующую равного статуса и даже равной безопасности всем странам (1.с.10). Он видит несколько вариантов развития России в условиях глобализации.

«…у России, если она хочет сохранить в неприкосновенности свою территорию, нет иного выбора, кроме как примкнуть к Западу в качестве его младшего партнера…» (1.с.117-118). «Чтобы удержать Сибирь, России понадобится помощь: ей не под силу одолеть эту задачу самостоятельно в условиях переживаемого ею демографического спада и новых тенденций в соседнем Китае». «Россия должна превратиться в общеевропейское достояние, используемого на многосторонней основе. Для европейцев это была бы увлекательная перспектива покорения «новых рубежей». (1.с.139-140).

Збигнев Бжезинский откровенно высказал точку зрения, которая всегда в большей или меньшей мере существовала и существует ныне в политических кругах Запада относительно судьбы России. Для последних лет можно собрать длинный список высказываний политических деятелей, журналистов и т.д. о том, что Россия не по праву владеет такими богатствами (пятая часть мировых запасов ресурсов при чуть более чем 2% населения Земного шара) и что, говоря современным языком «надо делиться». Поэтому сохранение территориальной целостности страны, её суверенитета – это не теория, это реальная политическая практика.

Очевидно, что к числу приоритетных задач, не решив которые, страна не сможет сохранить свою целостность, относится задача восстановления и дальнейшего наращивания демографического потенциала Дальнего Востока, без чего не возможно его социально-экономическое возрождение и кардинальное усиление политического и экономического влияния России в Азиатско-тихоокеанском регионе.

Дальний Восток – это та российская территория, которая заселена позже всех остальных. В середине ХIХ века все население Дальнего Востока (без Якутии) составляло примерно 50 тыс. человек, причем более половины его проживало в северных районах, где наряду с коренным имелось и русское население, тогда как в южных районах обитали лишь местные народности. (2. с. 48) В то время здесь постоянно живущих ни китайцев, ни корейцев, ни русских не было. За все дореволюционное время население Дальнего Востока, в основном его южных районов (Приморье и Приамурье) увеличилось примерно до 1 млн. человек. Начиная с 70-х годов ХIХ в. население Дальнего Востока каждое десятилетие возрастало в 1.5-2 раза: 90 тыс. в 1870г., 140 тыс. –в 1880г., 260 тыс. –в 1890г., 430 тыс. –в 1900г. и 875 тыс. –в 1910г. В тот период основным источником роста населения была миграция. На долю переселений к началу ХХ века приходилось от 2/3 до 4/5 общего прироста населения. (2.с.70-71)

В советские годы продолжалось интенсивное заселение Дальнего Востока и уже не только его южных, но и северных районов. Переписью населения 1939г. в границах Дальнего Востока было зарегистрировано 2562 тыс. человек, а вместе с Якутией -2976 тыс. (3.с.18) Следовательно, примерно за двадцать лет в результате массовых переселений как добровольных, так и принудительных, население Дальнего Востока (без Якутии) возросло в 2.6 раза при общем росте населения России менее чем на 20% (91 млн. в 1917 и 108.3 млн. в 1939гг. (4.с.32)

В послевоенные годы продолжилось интенсивное заселение Дальнего Востока связанное с дальнейшим освоением его природных богатств (минеральные и биологические ресурсы моря и суши). Имеющаяся статистика позволяет наглядно представить динамику населения и её источники за 1951-1990гг. (табл. 1)

В отличие от большинства регионов России Дальний Восток за исключением только одного пятилетия (1956-1960гг.) все остальные имел положительный миграционный прирост. За 40 лет (1951-1990гг.) население России за счет миграции увеличилось на 536.5 тыс. человек В этот же период дальневосточный миграционный прирост составил 688.7 тыс.

Доля миграции в динамике населения страны в целом в этот период едва достигало 1.2%, тогда как в общем приросте населения Дальнего Востока в эти годы, доля миграционного прироста составила 37%. Именно поэтому темпы роста населения Дальнего Востока превосходили темпы роста населения страны в целом. На конец 1990г. население России возросло по сравнению с началом 1951г. на 44%, тогда как население Дальневосточного региона увеличилось на 123% (в 2.2 раза).

Таблица 1

Общий, естественный и миграционный приросты населения Дальневосточного региона за 1951-1990гг.

Область, край, республика

 

Общий прирост

Естественный прирост

Миграционный прирост

тыс.

человек

в %

тыс. человек

в %

тыс. человек

в %

Республика Саха-Якутия

731.0

100.0

460.8

63.0

270.2

37.0

Приморский край

1271.0

100.0

836.9

65.8

434.1

34.2

Хабаровский край

1068.6

100.0

710.4

66.5

358.2

33.5

Амурская область

467.4

100.0

452.9

96.9

14.5

3.1

Камчатская область

352.0

100.0

172.0

48.9

180.0

51.1

Магаданская область

370.2

100.0

200.3

54.1

169.9

45.9

Сахалинская область

186.0

-

387.7

-

-201.7

-

Дальневосточный район

4446.2

100.0

3221.0

72.4

1225.2

27.6

 С наступлением 90-х годов ХХ века началось интенсивное разрушение того демографического потенциала, который последовательно создавался в предшествующие 145 лет.

В начале 90-х годов Россия и практически все её регионы (исключение несколько национальных республик Северного Кавказа и районов Севера Сибири) вступила в полосу затяжной депопуляции. На Дальнем Востоке, депопуляция началась чуть позже чем в большинстве других регионов страны и была менее глубокой, т.е. относительные потери численности населения от естественной убыли оказались меньше, чем по стране в целом. За период 1991-2007гг. по отношению к численности населения на 1 января 2007г. Россия потеряла в результате естественной убыли -12. 2 млн. человек или 8.6% своего населения, тогда как потери Дальневосточного региона составили 213 тыс., или 3.3% его населения.

Иное дело миграция. Дальний Восток, как уже говорилось, – это регион более позднего заселения по сравнению с другими районами страны. Его население по сравнению со страной в целом не только более молодое (лица молодых возрастов более мобильны, чем население остальных возрастов), но и к началу 90-х годов в значительно большей мере состояло из бывших мигрантов. Эта особенность наиболее резко проявляется в северных местностях. Так, перепись 1989г. показала, что в населении Дальнего Востока доля уроженцев составляет 38.2% (в Магаданской области -26.9%), тогда как по стране в целом -48.8%. Остальные –это мигранты разных лет вселения. Их уровень приживаемости зависит от времени вселения. Но во всех случаях бывшие мигранты более мобильны, чем местные уроженцы.

Существенная часть мигрантов, да и остального населения были выходцами из бывших союзных республик. Так доля украинцев и белорусов в населении Приморского края в 1989г. составляла 9.2%, ЕАО и Амурской области -8.4, Магаданской области 17.3, Чукотского АО -18.7% и т.д., тогда как по России в целом она была всего 3.8%. С распадом единой страны и образованием из бывших союзных республик независимых государств, часть выходцев из них, проживавшая в России, в т.ч. и на Дальнем Востоке, устремилась на историческую родину. В наибольшей мере это затронуло северные районы Дальнего Востока. В 2002г. перепись зафиксировала, что в населении, напр., Приморского края доля украинцев и белорусов сократилась до 5.1%, т.е. в 1.8 раза, в Магаданской области - до 11% или в 1.6 раза и Амурской области –до 4.3% , т.е. почти вдвое.

Выезд населения с Дальнего Востока, особенно тех, кто являлся выходцами из бывших союзных республик, и тех, кто прожил в регионе менее 10 лет, стимулировался возникновением в условиях экономического спада массовой безработицы. В середине 90-х годов повсеместно на Дальнем Востоке уровень безработицы превышал аналогичный показатель в среднем по стране. Так, в 1995г. при среднем по стране уровне безработицы в 9.5%, он составлял в Приморском крае 10.0, в Сахалинской области -11.3, Хабаровском крае 11.4, Амурской области -13.4, Еврейской автономной области -17.0 и т.д. (5. с. 95-96) Соответственно в том же году на одну заявленную вакансию приходилось зарегистрированных в органах государственной службы занятости безработных: в Хабаровском крае -11.2, Чукотском автономном округе – 18.4, Амурской области -19.7, Еврейской автономной области-24.8 и Сахалинской области- 26.6 при 8.2 в среднем по стране. (5.с.99-100). Примерно такие же различия в ситуации с безработицей в регионах Дальнего Востока и по России в целом были и в смежные годы (1994 и 1996гг.).

Вследствие отмеченных факторов, а также возникшей оторванности региона от экономических, культурных и рекреационных центров страны (дороговизна транспортных услуг), ухудшения условий жизни населения (яркий пример – Владивосток во мгле) и др., началась массовая миграция населения. Дальний Восток оказался единственным федеральным округом, в котором все годы существования новой России была миграционная убыль. В трех округах (Центральном, Южном и Приволжском) миграционной убыли не было, а в трех других (Северо-Западном, Уральском и Сибирском) миграционная убыль чередовалась с миграционным приростом. В пятилетие 1991-1995гг. миграционная убыль на Дальнем Востоке составила 568.2 тыс. человек по сравнению с 81.8 тыс. в предшествующие пять лет (1986-1990гг.). В следующие пятилетия миграционная убыль была меньшей (табл.2).

Всего за 1991-2007гг. Дальний Восток в результате миграции потерял свыше одного млн. человек (1059.7 тыс.) или 8.6% своего населения, тогда как Россия в целом приобрела 4.1% мигрантов из-за рубежа, что позволило ей компенсировать 48.3% потерь от естественной убыли. На Дальнем Востоке и естественная убыль и миграционный отток по сути уже 15 лет непрерывно ведут к сокращению численности населения. При этом, если на начало 2008г. население страны сократилось относительно уровня 1991г. всего на 4.2% (95.8%), то население Дальневосточного региона уменьшилось на 19.4% ((80.4%), т.е. в 4.6 раза больше.

Таблица 2

Общий, естественный и миграционный приросты населения России и Дальневосточного региона в 1991-2007гг., тыс. человек

 

Российская Федерация

Дальневосточный регион

 

ОП*

ЕП**

МП***

ОП*

ЕП**

МП***

1991-1995

17.9

-2542.4

2560.3

-552.3

15.9

-568.2

1996-2000

-453.9

-2542.4

2088.5

-407.0

-91.8

-315.2

2001-2005

-3549.9

-4377.1

827.2

-251.6

-112.8

-138.8

1991-2005

-5520.0

-10996.0

5476.0

-1210.9

-188.7

-1022.2

1991-2007

-6290.4

-12160.8

5870.4

-1272.6

-212.9

1059.7

*общий прирост (-убыль); **естественный прирост (-убыль); ***миграционный прирост (-убыль)

 
В настоящее время численность населения Дальнего Востока находится на уровне 1976 года, т.е. каким было 33 года назад. Такая демографическая динамика ведет к разрушению трудового потенциала региона, подрыву его экономических возможностей и ухудшению геополитического положения. Следовательно, нынешняя демографическая ситуация на Дальнем Востоке вошла в острое противоречие в экономической и геополитической сферах с национальными интересами России. С одной стороны, Россия испытывает жизненно важную необходимость наращивания экономической мощи Дальнего Востока, усиления его геополитического статуса, а с другой стороны, эта задача трудно разрешима, поскольку в этом регионе за последние 15-17 лет существенно подорван демографический и трудовой потенциал.

Очевидно, что восстановление и наращивание демографического потенциала Дальнего Востока не возможно без одновременного ускорения экономического развития региона, формирования на его территориях новых поселений и производств, обустройства и модернизации существующих, создания на Дальнем Востоке современной социальной и производственной инфраструктур.

К чисто демографическим решениям относится разработка концепций демографического развития разных по своим целевым установкам частей региона (южные приграничные районы, северные местности, Республика Соха-Якутия) при неразрывно следующей за этим шагом разработкой программ вывода региона из демографического кризиса.

В число мер для подобных программ, можно отнести разработку схем расселения населения, прежде всего, в приграничных районах, а также северных местностях, где освоение природных ресурсов, возможно вести с помощью вахтового метода. Для поселений приоритетного развития следует установить на 10 лет налоговые льготы для стимулирования инвестиций в развитие экономики.

Для жителей Дальнего Востока должны быть выработаны транспортные льготы, которые позволили бы не только жителям северных территорий, но и проживающим в южных районах, также удаленных от экономических и культурных центров страны (часто мест их первоначального выхода) регулярно выезжать в европейскую часть страны. Кстати, в начале 60-х годов прошлого столетия для жителей южных районов (примерно 0.5 млн. человек) были введены коэффициенты к заработной плате (1.3). Необходимость установления этой меры также не всеми понималась во властных структурах того времени.

В федеральном бюджете должны быть выделены отдельной строкой целевые средства, направляемые дальневосточным регионам, принимающим мигрантов, поскольку заселение Дальнего Востока – это не столько местная, сколько федеральная задача. Подобная практика имела место в период дореволюционных переселений на Дальний Восток.

* * *

Россия уже имеет опыт потери незаселенных территорий (вынужденную продажу Аляски), утрату на 40 лет почти незаселенной части Южного Сахалина. Лишь благодаря героической обороне Петропавловска-Камчатского от нападения Англо-французской эскадры, удалось сохранить этот полуостров. Не нужно ждать тех времен (их у России было предостаточно), когда возможно повторение тех горьких страниц, которые, к сожалению, не вычеркнешь из российской истории.

 

Литература

 

1. Збигнев Бжезинский – ВЫБОР. Мировое господство или глобальное лидерство М.2004

2.Рыбаковский Л.Л., Население Дальнего Востока за 150 лет. Наука М.1990.

3. Население СССР. 1973 Стат. Сборник.М.1975

4. Население России за 100 лет /1897-1997гг./. Стат. Сб.М.1998.

5. Регионы России. Оф. изд., 2000. Стат. сб. т 2. М. 2000.


[1] Третий Дальневосточный международный экономический форум. Том 3. Демографические и социальные проблемы Дальнего Востока: пути решения. Хабаровск.2008




предыдущая
содержание
следущая страница