Рыбаковский Л.Л. - демограф, социолог, д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото



ДЕМОГРАФИЯ
(статьи ХХI  века)

предыдущая
содержание
следущая страница


МИГРАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СТРАН НОВОГО ЗАРУБЕЖЬЯ И УСЛОВИЯ ЕГО ПРИВЛЕЧЕНИЯ В РОССИЮ[1]

 

1. Понимание миграционного потенциала и его оценка в 90-е годы ХХ и в первое десятилетие ХХI веков

Еще в конце ХIХ – начале ХХ веков термин «потенциал» фигурировал лишь в физико-математических науках и использовался при изучении электрических и магнитных явлений (1.с.1053). Позднее это понятие получило «прописку» в социальных науках. Вслед и наряду с «трудовым потенциалом» появились такие понятия как человеческий, демографический и миграционный потенциал.

Категория «миграционный потенциал» стала крайне актуальной в конце прошлого века. Она привлекла внимание демографов, которые уже в первой половине 90-х годов предприняли попытки оценить миграционный потенциал нового зарубежья, возникшего в результате развала Советского Союза. Можно привести несколько высказываний тех лет относительно величины миграционного потенциала и соответственного собственного понимания этой категории.

Так, А.Г.Вишневский писал, что "...российская диаспора в "ближ­нем зарубежье" насчитывает примерно 37-38 миллионов человек." В ее состав он включал этнических русских; нерусское, но русскоя­зычное население и представителей коренных нерусских народов России, считающих родным язык своей национальности. Оговорившись, что в подобном определении есть немало условного, он добавляет, что ядро "российской диаспоры составляет русское и русскоязычное население" (2. с. 24-25.).

По мнению Ж.А.Зайончковской, Россия должна сохраниться как общее прибежище для всех народов бывшего СССР, как бы трудно ей самой это ни было. Она считала, что уход пришлого населения не решит проблем перенаселенности в ряде стран нового зарубежья, поэтому рано или поздно начнется исход из этих стран и представителей их коренных этносов. Далее она писала, что "... Россия пока не слишком гостеприимная страна. России еще предстоит осознать, что проблемы Средней Азии и Кавказа - это и ее проблемы" (3.с. 26-27). Французский специалист по миграции А.Тенги миграционный потенциал для России в первой половине 90-х годов определяла исключительно по числу русских, оставшихся в новом зарубежье, т.е. в 25 млн. человек (4).

Но не только в первой половине, но и все 90-е годы в работах, где речь шла о миграционном потенциале, даже если этот термин не упоминался, но все равно это явление имелось в виду, речь шла о численности населения, проживавшего в странах нового зарубежья, не зависимо от того, относилось ли оно только к русским, или русскоговорящим, или ко всем титульным народам России, или даже ко всем бывшим гражданам СССР.

В середине 90-х годов была предложена в качестве базового признака включения различ­ных народов, проживающих в новом зарубежье, в миграционный потен­циал, геополитическая константа. В за­висимости от этого признака все население России было разделено на четы­ре группы: собственно русские; коренные народы, проживавшие на тех территориях, которые в разное время вошли в состав российского государства и выступают титульными народами общей для них страны; народы, являющиеся представителями титульных националь­ностей стран нового зарубежья; народы, в то или иное время оказавшиеся в силу различных причин на территории России и интегрировавшиеся в ее население (5.с.37-38).

Предложенная стратификация населения российского государства, по мнению автора, позволяла дать оценку миграционного потенциала в странах нового зарубежья, выявить ту его часть, которая прихо­дится на соотечественников, имевших бесспорное право на российское гражданство и соответствующую помощь по облегчению переселения на историческую родину. Такой подход мог бы позво­лить выработать адекватную российским интересам политику в отно­шении всех желающих вселиться в Россию, вне зависимости от их гражданства, национальности, знания русского языка, исторического генезиса и т.д.

Объединяющим признаком для всех приведенных выше высказываний была численность той или иной совокупности населения, в основе формирования которой лежит либо этни­ческий признак в чистом виде, либо этнический признак в комбина­ции с языковым, либо геополитический в сочетании с этническим. По сути, не раскрывая, что такое «миграционный поте6нциал», все, в т.ч. и упомянутые А.Тенги, А.Г. Вишневский, Ж.А. Зайончковская, Л.Л. Рыбаковский, тем не менее, предлагали свои оценки его величины. Причем у всех исследователей численность населения, независимо от его этнической и иной принадлежности, служила критерием определения миграционного потенциала. Но количественная мера – это лишь необходимое условие, отнюдь еще недостаточное для определения реальной величины миграционного потенциала. Это, по сути, величина «теоретического миграционного потенциала», которая для различного времени и для разных групп населения, может весьма существенно отличаться от его реальной величины.

Значительно больше понятию «миграционный потенциал» повезло уже в начале ХХI века. Правда, и в новом столетии почти все, кто соприкасался с этой проблематикой, не пытались дать определение миграционному потенциалу. А.Г. Гришанова, проанализировав огромное число работ, посвященных миграции, в том числе и из стран нового зарубежья, пришла к выводу, что этот термин используется без его смыслового наполнения. Она показала, что лишь в двух источниках дается определение этого понятия (6). Одним из авторов, достаточно серьезно исследующих миграционный потенциал стран нового зарубежья, является В.И. Мукомель. Им дано следующее определение миграционному потенциалу. Миграционный потенциал соотечественников – максимально возможная на данный момент численность потенциальных мигрантов, которые могут выехать из страны проживания при условии сохранения значимости и структуры выталкивающих и привлекающих факторов»(7). Дав это определение, автор еще долго объясняет, кто такие соотечественники (понятие, по сути, не определенное до сих пор), что лишает это определение его инструментальности.

Другое определение миграционного потенциала дано в «Демографическом понятийном словаре» (8.с.177) и затем повторено Т.Н. Юдиной в «Миграция. Словарь основных терминов» (9.с.156). В определении говорится, что этот термин стал применятся для оценки возможных к переселению в Россию из нового зарубежья соотечественников (та же неопределенность), оставшихся там после образования независимых государств. Это понятие трактуется неоднозначно. В частности, в качестве миграционного потенциала принимается либо все русскоговорящее население, проживающее в новом зарубежье, либо только титульные для России национальности, либо те, кто является в этих странах мигрантами, всех лет вселения туда из России (не их уроженцы), либо те, у кого социологические опросы выявили установки на миграцию в Россию и др. По-видимому, оценка миграционного потенциала, как возможной к иммиграции численности населения, должна исходить из страновой направленности миграционных потоков и предпочтительного отношения к составу мигрантов страны вселения.

Говоря откровенно, это определение также достаточно расплывчато и у него тоже отсутствует инструментальная направленность. Практическое использование понятия «реальный миграционный потенциал» не возможно без структурирования численности населения по различным критериям, что и не позволяет установить меру миграционного потенциала для той или иной страны.

2. Критерии идентификации населения, относимого к миграционному потенциалу.

Для структурирования населения с целью включения его в миграционный потенциал нужны определенные критерии. Их может быть несколько.

Прежде всего, как уже отмечалось, это - «страновой» критерий, при отсутствии которого миграционный потенциал для России или любой другой страны был бы равен всему населению земного шара. У каждой страны может быть свой миграционный потенциал, находящийся в государствах, исторически связанных с нею. Франция, например, тесно связана в миграционном отношении с франкоязычными арабскими странами Северной Африки (Тунисом, Алжиром и Марокко), Великобритания – с англоязычными государствами бывшей Британской империи и т.д. Это же относится к Голландии, Испании, Португалии, Германии, которые в прошлом обладали обширными колониями. Преимущественное право эмиграции в Японию имеют, проживающие, например, в Южной Америке выходцы из этой страны и их потомки в разных поколениях. Всюду в основе лежит признак исторического общения населения донора с населением реципиента (родственные связи, знакомство с культурой, языком и др.).

У современной России её миграционный потенциал сосредоточен в первую очередь в государствах, возникших на постсоветском пространстве, т.е. это бывшие союзные республики, а ныне страны нового или иначе ближнего зарубежья. Но и в некоторых странах старого (дальнего) зарубежья, в основном граничащих с Россией, также возможен определенный миграционный потенциал. К числу этих стран относятся, прежде всего, Китай и Северная Корея. С ними Россия уже более чем 150 лет взаимодействует в дальневосточных регионах. Сразу же с заселением Приморья и Приамурья туда устремились в поисках заработка, а порой и нового места жительства китайцы из Северо-восточных провинций и особенно корейцы. Тех и других в южных районах Дальнего Востока всегда были десятки тысяч. Еще во второй половине 30-х годов ХХ века на Дальнем Востоке проживало от 150 до 170 тысяч китайцев и корейцев.

После войны на Дальнем Востоке, включая Камчатку и Сахалин, вновь стали формироваться китайские и корейские диаспоры. Перепись населения 2002г. зафиксировала в числе постоянных жителей Дальнего Востока 9.7 тыс. китайцев (28% от их числа по России в целом) и 62 тыс. корейцев (свыше 40%). В свою очередь в ХХ веке многие выходцы из России проживали в Китае. После гражданской войны несколько сотен тысяч бывших белогвардейцев и мирных граждан переселились в Китай. По некоторым данным ныне в Китае проживает более 100 тыс. русских. Добавив сюда трудовых мигрантов и туристов из обеих стран, получится их довольно тесное миграционное взаимодействие. То же самое можно сказать и о связях с северной Кореей. Следовательно, при определенных условиях и часть населения стран старого зарубежья может представлять миграционный потенциал для России.

Другой критерий - этнический. У него два аспекта. Первый - наличие одинаковых этносов у доноров и реципиентов и второй - различия в миграционной подвижности лиц разных национальностей. Наиболее наглядный пример – это миграционный потенциал государства Израиль, куда едут евреи со всего мира. У России миграционный потенциал сконцентрирован в государствах нового зарубежья. Там в 1989г. насчитывалось только русских 25.3 млн. человек, которые все 90-е годы ХХ – первые годы ХХI веков мигрировали в Россию. Но это относится не только к русским. Возвращались в Россию также татары, ингуши и другие титульные для неё национальности. Более того, население России пополнялось и титульными для стран нового зарубежья народами (табл.1).

Данные таблицы позволяют сделать ряд выводов. Во-первых, по мигрантам не всех национальностям Россия имела однозначные результаты. Так белорусы и литовцы в основном покидали Россию, частично это относится и к украинцам, киргизам, туркменам. Во-вторых, в целом титульные для стран нового зарубежья национальности увеличили население России за 15 лет (1991-2005гг.) всего на 542 тыс. человек, тогда как за счет русских оно возросло на 5231 тыс., т.е. почти в 10 раз больше.

 

Таблица 1

Результаты миграционного обмена России и стран нового зарубежья титульным населением в 1991-2005гг. (человек)*

Национальности

1991-1995гг.

1996-2000гг.

2001-2005гг.

Русские

1732001

3193445

305863

Украинцы

94982

-33012

10812

Казахи

17402

3744

-6902

Белорусы

-6342

-44358

-2968

Молдаване

6257

5762

3269

Узбеки

7850

5264

4431

Киргизы

1426

-1921

2268

Таджики

21072

35768

4569

Туркмены

2061

-1874

652

Литовцы

-367

-1576

20

Латыши

409

120

-1

Эстонцы

79

-39

-9

Азербайджанцы

42415

62193

4053

Грузины

36231

51592

4111

Армяне

108541

175180

16973

Всего титульных

310496

190243

41439

*Сальдо миграции с плюсом – приток в Россию, с минусом – отток из России

 
В-третьих, основными национальностями, увеличившими население России были армяне (300.7 тыс.), азербайджанцы (108.7 тыс.), грузины (91.9 тыс.), украинцы (72.7 тыс.) и таджики (61.4 тыс.). Народы Прибалтики практически не оказали никакого влияния на изменение национального состава населения России. В-четвертых, самым урожайным для России было второе пятилетие, т.е. 1996-2000гг., на которое приходится свыше 60% русских, вселившихся в Россию. Доля этого пятилетия в приросте титульных для стран нового зарубежья народов составила 1/3, тогда как в пятилетие 1991-1995гг. –более 57%.

Величина миграционного потенциала из лиц той или иной национальности зависит не только от их численности, но и от их миграционной мобильности. В таблице 2 приведен расчет интенсивности миграции по прибытию в 1989, 1999 м 2006 годы в Россию титульного для стран нового зарубежья населения и проживавших там русских.

 
Таблица 2

Отношение прибывших в Россию титульного населения к его численности в странах выхода, в расчете на 1000 человек (10. с.592-593; 11.с.282-283)

Страна, из которой миг ранты прибыли в Россию

1989г.

1999г.

2006г.

Украина

2.31

0.71

0.23

Беларусь

2.20

0.45

0.16

Узбекистан

0.73

0.12

0.18

Казахстан

1.38

0.69

0.20

Грузия

1.62

1.07

0.25

Азербайджан

2.57

1.24

0.64

Киргизия

1.46

0.19

0.75

Таджикистан

0.65

0.68

0.48

Армения

2.39

3.82

2.86

Туркмения

1.30

0.14

0.06

Примечание. Переписи населения в государствах нового зарубежья проводились в разные годы: в Азербайджане, Казахстане, Кыргызстане и Беларуси –в 1999г., в Таджикистане –в 2000г., в Армении и Украине –в 2001г., в России и Грузии –в 2002г., Туркмении –в 1995г. и Молдове –в 2004г. Поскольку по Молдове данные о населении не полные, нельзя исчислить коэффициенты интенсивности прибытия лиц разных национальностей в Россию из этой страны. По остальным странам коэффициенты для 1999 и 2006гг. рассчитывались по данным о населении на дату последней переписи.

 
Если определить медианные значения по столбцам, то можно увидеть динамику коэффициентов интенсивности миграции и её различия по странам. В 1989г. крайние значения коэффициентов интенсивности прибытия титульных наций из стран СНГ в Россию составляли 0.65 и 2.57, а их медианное значение находилось между 1.46 и 1.62, в 1999г., спустя 10 лет, если исключить экстремальное значение для Армении, ряд коэффициентов разместится между 0.12 и 1.24, причем медианное значение составит 0.68-0.69. Налицо явное, и притом значительное, сокращение интенсивности прибытия титульных для стран нового зарубежья национальностей в Россию. В 2006г. картина близка к той, что была в 1999г. Исключив крайние значения (0.06 для Туркмении и 2.86 –для Армении), получим очень ровный ряд с максимальной величиной в 0.75 и минимальной –в 0.16, при медианном значении в 0.23-0.25. Интенсивность притока титульных национальностей из стран нового зарубежья стала в 2006г. почти в 3 раза ниже, чем в 1999г. и в 6.5 раза меньше, чем в 1989г.

В таблице 3 приводятся данные о динамике показателей интенсивности миграции русских из стран нового зарубежья. В 1989г. коэффициенты интенсивности прибытия русских из стран нового зарубежья варьировали между 8.99 (Украина) и 76.83 (Армения), а медианное значение располагалось между 13.10 и 14.07. Для 1999г. максимальная величина показателя интенсивности прибытия составляла 74.82 (Таджикистан) и минимальная 5.21 (Украина), а медианное значение было между 17.1 и 19.74. В большинстве стран в 1999 были выше показатели оттока русского населения по сравнению со временем накануне развала СССР (1989г.) Наиболее существенно коэффициенты интенсивности прибытия в Россию 1999г. возросли по сравнению с 1989г. из Казахстана (в 2.1 раза), из Грузии (2.5 раза) и Таджикистана (в 4.2 раза). В ряде стран (Беларусь, Украина и Азербайджан) эти показатели относительно советского времени заметно снизились. Причины такой динамики для всех упомянутых стран –различны.

В 2006г. интенсивность прибытия русских в Россию из всех стран (исключение – Киргизия) заметно снизилась по отношению к 1999г. Наиболее существенно это снижение произошло по прибывшим из Туркмении (2.2 раза), Таджикистана (2.6), Азербайджана (2.7), Казахстана (3.7) и Грузии (4.1). Если сокращение оттока русских из Казахстана, да и Азербайджана можно объяснить, происшедшим в последние годы существенным улучшением социально-экономического положения в этих странах, то для Грузии и Таджикистана – объяснение в резком сокращении численности русских в населении этих стран в результате их «выдавливания», начавшемся, например, из Грузии еще в советское время.

Переписью населения, проведенной в Грузии в 2002г., выявлено лишь 68 тыс. русских против 341 тыс. в 1989г., в Таджикистане русских было в 2000г. 68 тыс. и в 1989г.- 388 тыс. (13.с.183). В 2006г. максимальный показатель интенсивности прибытия русских в Россию был 50.27 (Армения) и минимальный -1.74 (Украина), а медианное значение располагалось между 7.73 и 10.84, что вдвое меньше по сравнению с данными за 1999г. и почти в 1.5 раза относительно 1989г.

Таблица 3

Русские, прибывшие в Россию, относительно их численности в странах выхода, в расчете на 1000 человек (11. с.592-593; 12.с.282-283)*

Страна, из которой миг ранты прибыли в Россию

1989г.

1999г.

2006г.

 

Украина

8.99

5.21

1.74

Беларусь

13.10

5.23

2.12

Узбекистан

13.00

15.34

10.84

Казахстан

10.39

21.37

5.78

Грузия

22.98

56.60

13.91

Азербайджан

28.34

19.74

7.31

Киргизия

9.80

11.64

14.07

Таджикистан

17.72

74.82

28.91

Армения

76.83

54.67

50.27

Туркмения

14.07

17.11

7.73

*Анализируя динамику показателей интенсивности притока в Россию русских, нет необходимости исключать данные по той или иной стране, т.к. в отдельные годы экстремальные значения коэффициентов были не только в Армении, но и в Таджикистане, Грузии, Азербайджане и Казахстане.

 
Анализ динамики показателей интенсивности прибытия в Россию титульных для стран нового зарубежья народов и проживавших там русских, показывает, что если по сравнению с советским временем интенсивность выбытия титульных народов в Россию неуклонно снижается, то интенсивность выбытия русских вначале резко увеличилась, а затем еще более существенно сократилась. Динамика показателей интенсивности прибытия в Россию титульных народов может быть объяснена тем, что с распадом единой страны и началом формирования суверенных, преимущественно мононациональных государств, стали постепенно меняться общие для всех народов, населявших Советский Союз, черты менталитета, формироваться понимание того, что выезд в другую бывшую союзную республику, это уже не перемещение в пределах одного государства, а эмиграция за пределы собственной страны, стало утрачиваться знание русского (общегосударственного) языка и общей культуры и т.д.

Иное дело динамика показателей интенсивности прибытия русских. Прежде всего, различия в интенсивности прибытия русских в Россию из разных стран были обусловлены разным уровнем их социально-экономического развития, характером проводимой там национальной политики, в ряде случаев направленной на ущемление имущественных и гражданских прав не титульного, в частности русского, населения, экстремальными условиями (межнациональные и иные конфликты) и пр. Разновременное изменение этих факторов влияло на динамику показателей интенсивности оттока русских из разных стран, но общее снижение интенсивности выбытия русских из государств нового зарубежья –это следствие сокращения их миграционного потенциала, причем не только и не столько в его количественных параметрах.

Сведения о численности русских, оставшихся в новом зарубежье, дает последняя советская перепись населения (1989г.). Сделать сколько-нибудь точную оценку их нынешнего количества не возможно, т.к. переписи населения проводились с 1995 по 2004гг., т.е. в разные годы в разных странах. Доступная информация о национальном составе населения стран нового зарубежья приведена в таблице 4.

В 1989г. численность русских, проживавших в бывших союзных республиках, составляла 25.3 млн. человек. В странах, приводимых в таблице, в 1989г. было 21.2 млн. русских или 83.8% их общей численности в новом зарубежье. В этих странах в разные годы были проведены переписи населения. Используя эти данные, с помощью несложных операций была пересчитана численность русских по состоянию на начало 2001г. Она составила 14.8 млн. человек, что для всего нового зарубежья дает цифру 17.7 млн.

Простая экстраполяция меры сокращения численности русских для периода 2001-2006гг. не может быть принята, исходя из темпов их уменьшения (к 2001 году численность сократилась до 70% к уровню 1989г.), в связи с тем, что приток русских в Россию резко сократился. Если в 1989-2000 годы сальдо миграции русских в России было 3628 тыс., то в 2001-2006гг. – только -369 тыс., что в пересчете на год дает соответственно 302 и 62 тыс. человек. Миграционный прирост в 2001-2006гг. примерно в 5 раз меньше, чем в 1989-2000гг.

Таблица 4

Численность русских в странах нового зарубежья по данным переписи 1989г. и последних переписей населения в государствах СНГ, тыс. человек*

Страна

1989г.

Последняя перепись

Изменение за число лет:

Темп измене-ния, в %

Средне

годовой

темп изменения

Расчетная численность на начало 2001г.

Украина

11356

8334 (2001г.)

-3022 (12 )

73.4

2.54

8334

Беларусь

1342

1142 (1999г.)

-200 (10)

85.1

1.60

1106

Казахстан

6062

4480 (1999г.)

-1582 (10)

73.9

2.98

4215

Грузия

341

68 (2002г.)

-273 (13)

19.9

11.68

85

Азербайджан

392

142 (1999г.)

-250 (10)

36.2

9.66

124

Киргизия

917

603 (1999г.)

-314 (10)

65.8

4.10

555

Таджикистан

388

68 (2000г.)

-320 (11)

17.5

14.65

58

Армения

52

15 (2001г.)

-37 (12)

28.8

9.85

15

Туркмения

334

299 (1995г.)

-35 (7)

89.5

1.57

272

*Численность русских в 1989г. была (тыс. человек): в Узбекистане -1653, в Молдавии -562, в Литве -345, в Латвии -906 и Эстонии -475 (10.с.4), а всего в новом зарубежье проживало 25.3 млн. русских.

 
Если это соотношение применить к темпам сокращения русского населения в новом зарубежье, то их численность на начало 2007г. составит примерно 17 млн. человек (среднегодовой темп сокращения численности русских во всем новом зарубежье в 1989-2002гг. был 2.9%, для 2001-2006гг. принят в 0.6%, в результате чего за 6 лет численность сократится до 98.2% относительно начала 2001г.). Таким образом, численность русского населения, проживающего во всех странах нового зарубежья сократилась с 1989 по 2007гг., т. е. за 18 лет с 25.3 млн. до 17 млн. или на 8.3 млн. человек.

Возможен и другой расчет. Согласно статистическим данным о миграционном движении населения, в течение 1989-2006гг. в Россию из нового зарубежья вселилось 4 млн. русских (3996.8 тыс.- миграционный прирост). Другая часть потерь русских в эти годы приходится на естественную убыль, её масштабы, если исходить из российской динамики, видимо составляют не менее 1.5 млн. Сравнительно небольшое количество (несколько десятков тысяч человек) - это эмигранты, выехавшие за пределы нового зарубежья, а остальные - 2.5 млн. человек те, кто сменили национальную принадлежность (только в Украине таких среди русских оказалось 1.8 млн., в Казахстане – 450-500 тыс. и т. д.). Все вместе взятое дает сокращение численности русских в 8.5 млн. человек. Следовательно, 17 млн. русских в составе населения стран нового зарубежья –это скорее всего возможный максимум, в действительности их должно быть меньше, вероятно - 16.5 млн. человек.

Все, что сказано о миграционном потенциале русского населения относится в равной мере и к другим титульным для России народам, оставшимся после распада СССР в государствах нового зарубежья. На начало 1989г. согласно переписи населения, за пределами России в других союзных республиках проживало: татар (1126.7 тыс. человек), лезгин (208.7 тыс.), осетин (195.7 тыс.) и башкир (103.8 тыс.) более 1.6 млн. человек. Другую группу составляли мордва (81.1 тыс.), чуваши (68.7 тыс.), аварцы (57 тыс.), удмурты (32 тыс.), марийцы (27.2 тыс.), ингуши (22.3 тыс.) и лакцы (11.9 тыс.). Их всего -300 тыс. человек. Среди остальных (самая большая группа) каждая национальность насчитывает не более 10 тыс. человек. Так, калмыков проживало за пределами России в других союзных республиках 8 тыс., бурятов -4 тыс., карелов - 6 тыс. и т.д. Тувинцев, чукчей, коряков, эвенков, ненцев и других малочисленных народов Севера за пределами России было по нескольку сот или даже десятков человек.

В целом 40 титульных для России народов, сведения о которых опубликованы Госкомстатом РСФСР в 1990г., все вместе насчитывают 1960.6 тыс. человек. (12. с.32-43). С учетом остальных еще, более малочисленных, народов общая численность, проживавших в 1989г. за пределами России в государствах нового зарубежья титульных для неё национальностей, составляла примерно 2 млн. человек.

Оценить численность этих титульных для России народов, проживавших к началу 2007г. в новом зарубежье можно по аналогии с расчетами, выполненными по русским. Для этого надо сократить численность титульных для России народов, проживающих за её пределами, на тот же темп, который получен по русским, т.е. на 0.838. Однако в расчеты надо внести одну корректировку, поскольку в отличие от других народов, численность татар в новом зарубежье в период с 1989 по 2001г. существенно возросла, главным образом, за счет выезда в Крым татар из России (их численность в Украине с 1989 по 2001г. увеличилась с 72.7 тыс. до 248.2 тыс. человек). Крымские татары не расположены к возвращению назад. Если численность татар уменьшить, хотя бы на 200 тыс. человек, то в новом зарубежье окажется титульных народов без русских 1.8 млн. Умножив это число на коэффициент сокращения численности русских в 1989- 2000гг., т.е. на 0.838, получим 1.5 млн. человек. В таком случае, совокупная численность русских и других, титульных для России народов, проживающих в новом зарубежье, составляет (16.5 +1.5) 18 млн. человек. Это, по сути, теоретический миграционный потенциал* для России из числа русского и других титульных российских народов, проживающих в странах нового зарубежья.

Помимо титульных для России народов в миграционный потенциал может входить также часть населения титульного для стран нового зарубежья. Данные, позволяющие судить в возможных величинах миграционного потенциала титульных народов стран нового зарубежья для России, приведены в таблицах 5 и 6.

Формирование населения России за счет титульных народов стран нового зарубежья во многом зависит от их численности, а также от уровня миграционной подвижности и социо-культурной совместимости с государством реципиентом. Так, в структуре населения России велика доля украинцев (более чем 2.2%), белорусов (0.6%), казахов (почти 0.5%) и азербайджанцев (свыше 0.4%). В это же время, узбеков в собственной стране проживает 17.1 млн. человек, что в 2.1 раза больше чем казахов в Казахстане и в 2.4 раза больше чем азербайджанцев в Азербайджане, а их участие в формировании постоянного населения России меньше в 5.3 раза, казахов и в 5 раз меньше, чем азербайджанцев.

Таблица 5

Численность и удельный вес титульных национальностей стран нового зарубежья в населении России

Титульные национальности стран нового зарубежья

Численность данной национальности в России, тыс. человек

В процентах к численности

населения России

1979г.

1989г.

2002г.

1979г.

1989

2002г.

Украинцы

3657.6

4362.9

2943

2.662

2.968

2.203

Белорусы

1051.9

1206.2

808

0.766

0.878

0.557

Узбеки

72.4

126.9

123

0.053

0.086

0.085

Казахи

508.1

635.9

654

0.370

0.433

0.451

Грузины

89.4

130.7

198

0.065

0.089

0.136

Азербайджанцы

152.4

335.9

622

0.111

0.228

0.428

Литовцы

66.8

70.4

46

0.049

0.048

0.032

Молдаване

102.1

172.7

172

0.074

0.117

0.012

Латыши

67.3

46.8

28

0.049

0.032

0.019

Киргизы

15.0

41.7

32

0.011

0.028

0.022

Таджики

17.9

38.2

120

0.013

0.026

0.083

Армяне

364.6

532.4

1130

0.265

0.362

0.778

Туркмены

23.0

39.7

33

0.017

0.027

0.023

Эстонцы

55.5

46.4

28

0.040

0.032

0.019

*Теоретический миграционный потенциал – это совокупная численность населения стран доноров, с которыми страна-реципиент находится в многолетнем миграционном взаимодействии.

 
Это, как раз и связано с различной миграционной активностью населения и страновой направленностью миграционных потоков. К числу тех, кто составляет менее 2% по отношению к остальному титульному населению, проживающему в своей стране, относятся узбеки, киргизы, туркмены и литовцы. Другую группу в 2-3% образуют латыши, таджики и эстонцы, затем следуют грузины, казахи, украинцы и белорусы. Самыми активными в формировании населения России выступают армяне. Их почти 36% проживает в России относительно их численности в Армении.

 

Таблица 6

Численность титульных национальностей, проживающих в странах-донорах и в России.

Титульные национальности стран нового зарубежья

Численность титульной национальности, проживающей в своей стране, тыс. человек

Проживающие в России в процентах от численности национальности страны донора*

1979г.

1989г.

Последние переписи

1979г.

1989

Последние переписи

Украинцы

36489.0

37419.1

37419

10.0

11.7

7.8

Белорусы

7568.0

7904.6

7905

13.9

15.3

9.9

Узбеки

10569.0

14142.5

17055**

0.7

0.9

0.7

Казахи

5289.3

6534.6

7985

9.6

9.7

8.2

Грузины

3433.0

3787.4

3661

2.6

3.5

5.4

Азербайджанцы

4708.8

5805.0

7205

3.2

5.8

8.6

Литовцы

2712.2

2924.3

2880.5**

2.5

2.4

1.6

Молдаване

2525.7

2794.7

4.0

6.2

Латыши

1344.1

1387.6

1370.5**

5.0

3.4

2.0

Киргизы

1687.4

2229.7

3128

0.9

1.9

1.0

Таджики

2237.0

3172.4

3172

0.8

1.2

2.4

Армяне

2725.0

3083.6

3145

13.4

17.3

35.9

Туркмены

1891.7

2536.6

3402

1.2

1.6

1.0

Эстонцы

947.8

963.3

930.3**

5.9

4.8

3.0

*Например, численность украинцев, проживающих в России в процентах к численности украинцев, проживающих в Украине.

**Расчеты выполнены по данным, опубликованным в «Независимой газете» 19.07.2001г.

 
Данные таблицы 6, в которой приводится распределение титульных народов стран нового зарубежья в зависимости от их численности и участия в формировании населения России, свидетельствуют, что остаточный миграционный потенциал к настоящему времени сохраняется лишь в Беларуси, Украине, Казахстане, Узбекистане, Армении, Грузии и возможно Таджикистане. Судя по динамике численности титульных народов этих стран, их остаточный миграционный потенциал для России крайне не велик и едва ли составляет несколько млн. человек. К тому же численность титульного населения Украины и Беларуси, основных в прошлом доноров России в её населении, последние 15 лет сократилась. Беларусь сама осуществляет политику возвращения на родину этнических белорусов, что ей удается, судя по миграционным потокам из России. Народы Средней Азии, несмотря на значительный рост их численности и, тем более, народы Прибалтики, численность которых сокращается, не могут представлять сколько-нибудь значимого миграционного потенциала для России, о чем свидетельствуют данные таблицы 7.

Таким образом, 18 млн. русских вместе с другими титульными для России народами, оставшимися к настоящему времени в странах нового зарубежья, а также часть титульных народов этих государств (видимо, не более 7% их численности, ныне их столько в населении России) составляют все вместе теоретическую величину миграционного потенциала.

Таблица 7

Порядковые номера, занимаемые титульными народами стран нового зарубежья (по данным последних переписей).

Титульные национальности стран нового зарубежья

Численность титульной национальности, проживающей в своей стране

Проживающие в России в процентах от численности титульного народа страны донора

В процентах к численности

населения России

Украинцы

1

5

1

Узбеки

2

14

7

Казахи

3

4

4

Белорусы

4

2

3

Азербайджанцы

5

3

5

Грузины

6

6

6

Туркмены

7

12-13

10

Таджики

8

9

8

Армяне

9

1

2

Киргизы

10

10

11

Литовцы

11

11

9

Молдаване

12

7*

14

Латыши

13

12-13

12-13

Эстонцы

14

8

12-13

*по данным 1989г.

 
Следовательно, исходная величина для оценки реального миграционного потенциала не превышает 25 млн. человек. Чтобы её оценить, должны быть учтены другие параметры, среди них - половозрастная структура населения и генезис его формирования.

3.Структурирование миграционного потенциала и современные возможности его реализации

За время, истекшие после образования независимых государств на постсоветском пространстве, прошло 17 лет. За это время у титульных народов России, в т.ч. и русских, проживающих за пределами своей родины, родилось примерно 1.5 млн. человек. Это уже люди, у которых формируется менталитет иной, чем он был прежде у советских людей в единой стране. Социализация многих поколений детей в странах нового зарубежья, наступившая с начала 90-х годов у рожденных до распада СССР детей и достигших того или иного возраста, проходила в иных социально-экономических и политических условиях как по сравнению с Россией, так и по сравнению друг с другом. Добавим сюда тех, кто вступил в пенсионный возраст и достиг 60-75 лет, и получим совсем иную социальную совокупность населения.

Можно допустить, что динамика возрастной структуры у титульных для России народов в странах нового зарубежья сходна с их возрастной динамикой на исторической родине. Эта динамика для периода с 1986 по 2005гг. представлена в таблице 8.

Таблица 8

Численность и доля лиц в возрасте 0-29 лет в населении России на начало 2006г.

Годы рождения

Возраст

Численность, тыс. человек

Удельный вес в населении, в %

2005-2001

4-0

7036.7

4.9

2000-1996

9-5

6418.0

4.5

1995-1991

14-10

7789.3

5.5

1990-1986

19-15

11825.2

8.3

1985-1981

24-20

12404.4

8.7

1980-1976

29-25

11049.6

7.7

Итого:

0-29

56500.0

39.6

 
Из таблицы 8 видно, сколько в течение 1992-2005гг. за пределами России сформировалось новое поколений людей из числа тех, кто родился в эти годы уже в новых социально-политических условиях. Эта группа, дети разного возраста, на начало 2006г. составляли около 15% всего населения. Другая группа поколений, родившихся в 1976-1990гг., пройдя социализацию в новых условиях, существенно пополнила трудовые ресурсы соответствующих стран. Лица этого возраста составляют примерно четверть всего населения и 2/5 трудовых ресурсов. Это - население интегрировалось в отличном от российского социуме, значительная его часть самостоятельна в экономическом отношении, состоит в браке и притом не всегда с лицами свой национальности (кстати, у лиц семейных ниже миграционная активность, чем у одиноких), участвует в политической и общественной жизни тех государств, гражданами которых они являются. Обе эти группы (0-14 и 15-29 лет) составляют примерно 40% численности населения соответствующих стран нового зарубежья.

Одновременно, из того населения, которое в наибольшей мере придерживалось менталитета, общего для всех проживавших в СССР, существенная доля (1/3 населения трудоспособного возраста) перешла в состав пенсионеров. Не составляя значимой величины трудовых ресурсов, они не могут рассматриваться и как необходимый миграционный потенциал. Среди всего населения у них наиболее низкая миграционная подвижность. К тому же в ряде стран размер пенсии больше, чем в России и пожилые люди на старости лет навряд, ли без сильного «допинга» решатся на такой ответственный шаг как иммиграция в другую страну, где потребуются большие усилия и средства, чтобы интегрироваться в новый социум, обжиться на новом месте.

Следует добавить, что каждый год увеличивается в населении стран нового зарубежья доля тех, кто вырос вне единого государства, в ином социуме, а также сокращается среди трудового потенциала удельный вес бывших граждан Советского Союза, т.е. тех, для кого иммиграция в Россию - это переезд на историческую Родину. В настоящее время миграционный потенциал для России в странах нового зарубежья с учетом возрастной динамики и её социальной трансформации намного меньше, чем 18 млн. человек. Только в 2006-2007гг. он уменьшился более чем на 140 тыс. человек, мигрировавших и осевших в России.

Анализ структурных сдвигов и динамики численности титульных российских народов, проживающих в новом зарубежье, позволяет с большой долей условности предположить, что величина миграционного потенциала, который по своим характеристикам нужен России и одновременно при определенных условиях способен стать таковым, не превышает 50%, т.е. он ныне не более 8- 9 млн. человек. Таков реальный миграционный потенциал.

Процессы обновления населения и изменения его менталитета постоянно происходят в странах нового зарубежья, сокращая, в конечном счете, ту часть численности населения, которая представляет миграционный потенциал для России. В странах нового зарубежья родились новые поколения и вместе с теми, кто находился в детском возрасте в момент распада СССР, приобретают менталитет, отличный от того, который был в советские годы. Исчезла необходимость в знании русского языка, как языка межнационального общения, в усвоении культуры народов, населявших единую страну и т.д. Взрослое население также стало утрачивать элементы советского, общего всем народам менталитета, забывать общий для единого государства язык и другие атрибуты, объединявшие все народы в братской семье (открытая вражда между некоторыми из них возникла после распада единой страны). Лишь, достигшая к настоящему времени массовых масштабов трудовая иммиграция в Россию из стран нового зарубежья, инициирует увеличение в них миграционного потенциала.

В результате изменений, происшедших в менталитете населения государств нового зарубежья, миграции части русских, других титульных для России народов и в меньшей степени титульных народов бывших союзных республик, с одной стороны, произошло значительное уменьшение численности миграционного потенциала, а с другой стороны, существенно сократилась и мера его реализации (напр., сальдо миграции русских с 1992 по 2007гг. сократилось в 4.6 раза), о чем свидетельствуют данные таблицы 9.

Таблица 9

Миграционный обмен русским населением России с новым зарубежьем в 1992-2007гг. (тыс. человек)

Годы

Прибыло

Выбыло

Сальдо

КРМС*

1992

612.1

251.9

360.2

412

1993

594.8

175.4

419.4

295

1994

727.0

114.6

612.4

158

1995

493.2

122.5

370.7

248

1996

365.0

101.2

263.4

277

1997

345.0

77.9

267.1

226

1998

288.2

70.2

218.0

244

1999

202.3

66.7

135.6

330

2000

189.7

42.1

147.6

222

2001

107.9

31.0

76.9

287

2002

97.0

25.9

71.1

267

2003

63.1

22.7

40.4

360

2004

62.9

18.0

44.9

286

2005

90.0

17.6

72.4

196

2006

80.2

16.9

63.3

211

2007

92.3

14.2

78.1

154

*коэффициент результативности миграционных связей (выбыло на каждую тысячу прибывших, человек)

 
В 2000г. в Россию из нового зарубежья прибыло русских в 2.6 раза меньше, чем в 1995г., а в 2005г. –меньше по сравнению с 2000г. в 2.1 раза. Если в течение первых четырех лет (1992-1995гг.) сальдо миграции русского населения составило 1763 тыс. человек, то в 1996-1999гг. оно уменьшилось до 884 тыс. или в 2 раза, в следующие четыре года (2000-2003гг.) миграционный прирост сократился до 336 тыс. или в 2.6 раза и в самые последние четыре года (2004-2007гг.) он достиг 141 тыс. (35 тыс. в среднем за год), что меньше по сравнению с предшествующими четырехлетними периодами соответственно в 2.4, 6.3 и 12.5 раза.

Не повлияла на величину миграционного прироста, в том числе и по русскому населению, Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, принятая в 2006г. За весь 2007г. добровольцев оказалось 682 человека или 0.4% от величины миграционного сальдо, формируемого в обмене населением со странами нового зарубежья (11.с.35). Принятие подобной программы опоздало на 15-17 лет. Её ахиллесова пята –обеспечение жильем, что в условиях не обеспеченности жильем местного населения, чревато возникновением конфликтов. Еще две трудности- финансирование программы и состав участников. В дореволюционное время все расходы нес государственный бюджет, стимулируя тем местные власти в приеме переселенцев (больше принял – больше получил). К тому же подбор переселенцев велся по принципу –переселять сильных, способных обустраиваться на новом месте, а не слабых, лишенных такой возможности. Ныне десятки, даже сотни тысяч переселяются самостоятельно, рассчитывая на собственное обустройство, тогда как несколько сотен или даже тысяч человек –участвуют в программе переселения, надеясь на помощь российского государства.

До настоящего времени остается неизменным и свидетельствует о предпочтительности для иммигрантов из нового зарубежья российских социально-экономических условий и гражданских свобод - это высокая эффективность миграционного оборота. Начиная с 1993г. и до настоящего времени коэффициенты результативности миграционных связей находятся в постоянных, благоприятных для России границах. Небольшие превышения показателя были лишь в 1999г. (после дефолта 1998г.) и в 2003г. Практически все последние 15 лет из каждой тысячи иммигрировавших русских из стран нового зарубежья в Россию обратно выбывало не более 200-300 человек.

Мера реализации миграционного потенциала титульного населения стран нового зарубежья в 1992-2007г. бала крайне не устойчива и, начиная с 1994г. (до этого года у России этот параметр был отрицательным) колебалась в пределах от 92.6 тыс. человек (1994г.) до 2.6 тыс. (2004г.). Наибольшее суммарное сальдо миграции титульных народов стран нового зарубежья помимо 1994г. было также в 1996, 1997 и 2007 годы, а наименьшее – с 2001 по 2006гг. (табл. 10).

 Таблица 10

Миграционный обмен титульным для стран нового зарубежья населением с Россией в 1992-2007гг. (тыс. человек)

Годы

Прибыло

Выбыло

Сальдо

КРМС

1992

115.1

242.4

-127.3

2106

1993

122.9

139.5

-16.6

1135

1994

175.6

83.0

92.6

473

1995

107.7

71.3

36.4

662

1996

131.3

57.9

73.4

441

1997

110.4

50.1

60.4

454

1998

91.4

43.6

47.8

477

1999

69.0

43.0

26.0

623

2000

66.8

26.5

40.3

397

2001

26.3

18.8

7.5

715

2002

26.5

15.2

11.3

574

2003

18.2

12.6

5.6

692

2004

12.8

10.2

2.6

797

2005

24.1

9.7

14.4

483

2006

27.3

9.7

17.6

355

2007

83.6

9.1

74.5

109

 Титульные народы, ставших независимыми стран нового зарубежья, в первые, два-три года пребывали в состоянии эйфории, полагая, что случившееся сделает всех богатыми и счастливыми. Отсюда и столь небывалый отток этих народов из России. В 1992г. из каждой тысячи, прибывших в Россию титульных народов стран нового зарубежья, обратно выбывало свыше 2.1 тыс. человек. Но уже к 1994г. произошло отрезвление. Оказалось, что в России, хотя и плохо, но, тем не менее, лучше, чем в большинстве стран нового зарубежья. В результате обратные из России потоки резко сократились, что существенно улучшило коэффициенты результативности миграционных связей (КРМС). К тому же в новом столетии уменьшились и объемы миграции. В 2003-2006гг. в Россию прибыло титульных народов всех стран нового зарубежья меньше, чем, например, в одном 2000 году.

Динамика реализации миграционного потенциала в российском направлении в разных странах нового зарубежья определялась многими факторами, главным из которых являлся экономический: соотношение в социально-экономическом развитии России и стран выхода и характер дифференциации доходов между группами населения. Практически из всех стран прибытие в Россию, как русских, так и титульных для стран доноров населения существенно сократилось.

Из государств бывшего Закавказья с 1989г. по 2007гг. вернулось в Россию свыше 400 тыс. этнических русских. Весь период после переписи 1989г. вплоть до 2007г. без единого исключения численность русских, прибывавших в Россию, была больше, чем выбывавших обратно. В формировании совокупного сальдо миграции русских на долю Азербайджана приходилось 199.4 тыс. человек, Грузии – 167.1 тыс. и Армении, где русских и без того было немного, - 36.2 тыс. В среднем за 2005-2007гг. в Россию вернулось русских меньше по сравнению с 1992-1994гг. из Армении в 12.8 раза, Азербайджана –в 27.5 раза и Грузии –в 32.5 раза.

Одновременно в России осталось из числа мигрировавших из Армении 200 тыс. армян, из Азербайджана - 54.1 тыс. азербайджанцев и из Грузии -48.7 тыс. грузин. Миграционное сальдо титульных народов этих стран для России было положительным, начиная с 1992 г. (с азербайджанцами –с 1993г.). Тем не менее, в 2005-2007гг. относительно 1992-1994гг. миграционное сальдо грузин сократилось в 6.1 раза, а азербайджанцев –даже в 27.5 раза. Исключение составляют армяне. Миграционное сальдо по этой национальности за рассматриваемые трехлетия увеличилось в 70 раз.

Сокращение притока русских из прибалтийских государств к 2005-2007гг. по сравнению с 1992-1994гг. произошло в катастрофических масштабах: сальдо миграции русских из Латвии уменьшилось в 58.4 раза, из Литвы - в 63.7 раза и Эстонии- в 125.3 раза. Весь период с 1989г. по 2007г. сальдо миграции русских из Латвии, Литвы и Эстонии было положительным для России, несмотря на сокращение его размеров, и его совокупная величина по всем трем государствам за 19 лет (1989-2007гг.) составила 208.4 тыс. человек (на долю Латвии приходится 97.6 тыс., Эстонии -59.7 тыс. и Литвы – 51.1 тыс.).

В отличие от миграционного сальдо русских, которое из всех прибалтийских государствах было для России положительным и притом все годы 19-ти летнего периода, у титульных для этих стран народов оно чередовалось на фоне сокращающихся масштабов. В 1992-1994гг. сальдо миграции у латышей составляло хотя и небольшое, но отрицательное число (-134 человека). В 2005-2007гг. оно равнялось плюс 67 человек, т.е. в обоих случаях не было значимым. То же было и с литовцами: минус 354 человека в первое трехлетие и плюс 58 человек –во второе. Только сальдо миграции эстонцев было иным: плюс 173 человека и практически нулевая величина во второе трехлетие (в год прибывало в Россию и выбывало обратно по 10-20 человек этой национальности.

Наибольший приток русских в Россию в 1989-2007гг. совершался из государств Средней Азии. Всего прибыло за этот срок из 4-х государств свыше 1.2 млн. человек, в т.ч. из Узбекистана 568.4 тыс., из Киргизии-280.5 тыс., из Таджикистана -240.9 тыс. и из Туркмении -111.2 тыс. человек. Все годы 19-ти летнего периода сальдо миграции русских из всех четырех стран для России было только положительным. Размеры сальдо миграции из всех стран с 1992-1994гг. по 2005-2007гг. уменьшились: из Узбекистана в 3.8 раза, Туркмении – в 4.3 раза, Киргизии –в 5.8 раза и Таджикистана –в 20.6 раза.

Сальдо миграции титульных народов государств Средней Азии положительным для России стало только со второй половины 90-х годов: для таджиков с 1992г., узбеков –с 1994г., киргизов и туркмен –с 1995г. За истекшее время осело в России за счет миграции титульных народов из стран Средней Азии 69.1 тыс. человек, в том числе: 44.5 тыс.таджиков, 15.8 тыс. узбеков, 7.6 тыс. киргизов и 1.2 тыс. туркмен. Эти цифры лишний раз показывают, что в государствах Средней Азии миграционный потенциал их титульных народов невелик и еще в меньшей мера он реализуется в России.

Некое сходство наблюдается в миграции русских в Россию из Казахстана и Молдовы, хотя масштабы сальдо из этих стран несопоставимы. Из Молдовы в течение 19-ти летнего периода вселилось в Россию 78.1 русских, тогда как из Казахстана -1360.6 тыс. Роднит эти страны то, что сальдо миграции русских в России в обоих случаях все годы было только положительным. В 2005-2007гг. по сравнению с 1992-1994гг. сальдо миграции русских из Казахстана уменьшилось в 5.9 раза, тогда как из Молдовы –в 2.5 раза.

Сальдо миграции казахов, прибывающих в Россию из Казахстана, до 1993г. было отрицательным, затем вплоть до 2000г. оставалось положительным, после чего Россия вновь стала терять казахское население. Правда, во второе трехлетие отрицательное сальдо миграции казахов было меньше, чем в первое трехлетие в 3 раза. Одна из причин такого перелома - интенсивное экономическое развитие Казахстана в наступившем ХХI веке. В целом сальдо миграции казахов составило минус 14.8 тыс. человек. Другое дело приток в Россию молдаван. С 1994г. сальдо миграции молдаван для России стало положительным, но оно было таким уже во все остальные годы, хотя и не большим по размерам (в 2005-2007гг. - 6.4 тыс.). Суммарное сальдо миграции молдаван за весь 19-ти летний период не велико, всего 9.7 тыс. человек.

Особое значение для России имеет миграционный приток украинцев и белорусов из соответствующих стран – Украины и Белоруссии. Начиная с 1993г. сальдо миграции русских из Украины стало положительным, что определило большие масштабы русских, влившихся в население своей исторической родины. В период с 1989г. по 2007г. суммарное сальдо миграции русских составило 395.2 тыс. человек. Тем не менее, по масштабам миграции русских Украина занимает третье место, уступая Узбекистану (у этого среднеазиатского государства сальдо миграции русских больше чем у Украины в 1.4 раза) и Казахстану (сальдо миграции русских из этого государства превышает аналогичный показатель из Украины в 2.4 раза). В последнее трехлетие сальдо миграции русских сократилось относительно 1992-1994гг. в 3.9 раза. В такой же мере уменьшилось сальдо миграции украинцев, прибывающих в Россию из Украины. Причем сальдо миграции украинцев стало положительным для России с 1994г., т.е. примерно с того же времени как и сальдо миграции русских. Видимо с этого времени резко изменились траектории социально-экономического развития двух стран. И хотя в России ситуация была плохой, в Украине она оказалась еще хуже. Тем не менее, за все истекшие после последней советской переписи населения годы сальдо миграции украинцев в России составило лишь 6.3 тыс. человек. Это связано с тем, что в 1991-1993гг. из России в Украину мигрировало 153 тыс. украинцев.

Иная картина, отличная от всех остальных стран нового зарубежья, наблюдается в Белоруссии. Из 19 лет в течение 13-ти сальдо миграции русских из Белоруссии было для России отрицательным, причем ежегодно, начиная с 1998г. Тем не менее, итоговое, положительное сальдо миграции в 7 тыс. человек образовалось за счет сравнительно большого притока русских в Россию в 1994-1995гг. В 1998-2007гг. его отрицательная величина составила 13.2 тыс. Это единственная страна с такими показателями миграционного обмена русскими с Россией. Еще разительнее картина по белорусам. Здесь уже 14 лет из 19 сальдо миграции белорусов для России отрицательно и как результат –суммарное сальдо за весь период составило минус 22 тыс. человек. Судя по приводимым данным, ни русские, ни белорусы не желают мигрировать в Россию, которая несравнимо богаче Белоруссии. По-видимому, в России, хотя и значительно выше уровень экономического развития, и соответственно среднедушевое производство, тем не менее, её присущ иной характер распределения производимых благ, более существенная дифференциация доходов населения.

Динамика миграционных потоков в 90-е годы ХХ века и первые 8 лет нового столетия в целом свидетельствует, что с каждым годом у России становится меньше возможностей привлекать русских и русскоговорящих мигрантов из нового зарубежья. К тому же некоторые страны СНГ активизировали политику возвращения соотечественников из-за рубежа: идея возвращения украинцев на историческую родину обсуждается в Украине; в Беларуси в 2002 г. был принят Закон о демографической безопасности, в котором сформулирована задача содействия добровольному возвращению белорусов на этническую родину.

Россия упустила исторический шанс вернуть большую часть русских и других, титульных для неё народов, не говоря уже о титульных народах стран нового зарубежья, в том числе и с близкой этнокультурой, в первые годы после распада СССР. Руководители страны в те годы игнорировали опыт отношения к своим соотечественникам тех стран, которые столкнулись с такой же проблемой в послевоенные годы. Франция времен генерала де Голля приняла исторически правильное решение уйти из Северной Африки. Она переселила на родину примерно 1.5 млн. французов, хотя это легло тяжким грузом на бюджет страны с населением менее 45 млн. человек. Разгромленная Германия с разоренной экономикой вернула в исходные границы третьего рейха более 10 млн. этнических немцев. Это увеличило население страны примерно на 15%. Разоренная Япония после капитуляции репатриировала из районов оккупации Китая, Кореи, Юго-Восточной Азии и Южного Сахалина около 4.5 млн. человек, что увеличило население страны на 5-6%. В тот период Германия и Япония, да и Франция находились в более трудном экономическом положении, чем Россия 90-х годов. Теперь это наиболее развитые страны мира. Одной из причин этого явилось преумножение за счет соотечественников человеческого капитала своих стран.

Если Россия в самое ближайшее время не примет сверх кардинальные меры, направленные на массовое (добровольное) привлечение в Россию русского, русскоговорящего, титульного для государств нового зарубежья, населения, то она не сможет избегнуть судьбу шагреневой кожи. Если же открыть границы для массовой миграции из старого зарубежья, к чему призывает Зб. Бжезинский, то это будет уже – другая Россия.

 

Литература

 

1.Малый энциклопедический словарь.т.3 Издание Брокгаузъ-Ефронтъ, М. «ТЕРРА»-«ТERRA»/ 1997.

2. Миграционная ситуация в России: социально-политические аспекты. М., ИНХП РАН, 1994.

3. Миграционные процессы после распада СССР. М., ИНХП РАН, 1994.

4.Tigui A. De. Refugies en Russi, Reflet d,un monde en desarroi//Hommes et migrations/-P., 1996.

5.Рыбаковский Л.Л., Россия и новое зарубежье: миграционный обмен и его влияние на демографическую динамику. ИСПИ РАН. М.1996.

6.Гришанова А.Г., Макарова Л.В. и др. Миграционный потенциал стран нового зарубежья. ИСПИ РАН. М.2007.

7. Мукомель В.И.Миграционный потенциал и перспективы иммиграции соотечественников из государств СНГ и Балтии. //Этнология.№3.2001.

8. Демографический понятийный словарь. Под ред. Л.Л.Рыбаковского. М.2003.

9. Юдина Т.Н. Миграция. Словарь основных терминов. М.2007.

10.Итого Всесоюзной переписи населения 1979 года. Т.10. ЦСУ. (для служебного пользования).

11. Демографический ежегодник СССР. 1990 М.1990г.

12. Национальный состав населения РСФСР. По данным Всесоюзной переписи населения СССР 1989 г. М., 1990.

13. 15 лет содружества независимых государств (1991-2005) Стат.сб. М.2006.



[1] «Социологические исследования»№ 2, 2009г.




предыдущая
содержание
следущая страница