Рыбаковский Л.Л. - демограф, социолог, д.э.н., профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН
k
главная страница демография
миграция
население регионов статьи в журналах учебная литература афоризмы
фото



ДЕМОГРАФИЯ
(статьи ХХI  века)

предыдущая
содержание
следущая страница


ЭТНИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ[1]

 

Распад на пороге XXI века крупнейшей многонациональной державы - СССР, сочетавшего в форме своего устройства националъно-государственные и территориально-административные элементы, не мог не принести к всплеску национальных проблем и обострению этнического самочувствия его народов. "Дефор­мация в общегражданском сознании заставляет людей искать более стабильные ори­ентиры, позволяющие преодолеть неуверенность в завтрашнем дне. В этой ситуации этническая и национальная принадлежность выступает как компенсаторный механизм. Этнические и национальные идеи приобретают приоритетное значение в соотнесении с общечеловеческими, общегражданскими ценностями" (1).

Ныне на территории России можно выделить несколько групп этносов, по генетическо­му (от генезис) признаку образующих как бы отдельные, но органично слитные части населения: собственно русские - потомки древнерусской народности, с которыми на протяже­нии тысячелетия сожительствовали и активно ассимилировались многие народы, распо­лагавшиеся в пределах теперешнего российского пространства; этносы, проживав­шие на территориях, которые в разное время и разными способами (добровольно или путем насильственного присоединения) вошли в состав российского государства и ста­ли, наряду с этническими русскими, титульными народами общей для них страны; народы, выходцы из которых некогда осели по различным причинам в России, интегрировались в ее население, причем одни из них это сделали на правах подданных Рос­сийской империи (например, поляки), другие во времена Петра I и Екатерины II были приглашены на жительство и уравнены в правах с коренными гражданами (немцы, чехи), третьи оказались здесь в качестве пленных (французы); наконец, четвертые остались, отказавшись от возвращения к родным пенатам после территориальных измене­ний (японцы и корейцы на Южном Сахалине и др.); представители титульных наций стран нового зарубежья, ещё недавно составлявших союзные республики Советского Союза (2).

К сегодняшнему дню в стране насчитывается до 130 национальностей, представитель каждой из которых имеет равное право называться российским гражданином. Хотя этот тезис может вызвать возражение, но думается, сейчас уже ясно, что государственное устройство, формирующееся по этническому принципу, не со­ответствует современным требованиям демократии, провозглашающей первичность прав гражданина по сравнению с правами социальной, этнической и любой другой групп. Вместе с тем. государствообразующий этнос, особенно в период глобальных об­щественно-экономических перемен, должен осознавать не только свою роль в ста­новлении гражданского общества, но и характер этнических взаимоотношений со всеми народами, строящими новое государство. Поэтом, чтобы исключить политиче­ские спекуляции в ходе кризиса межнационального сосуществования, необходимы глу­бокие, опирающиеся на достоверные сведения, научные проработки проблем на­циональной идентификации, раскрывающие отличительные свойства, присущие асси­миляционным процессам, имевшим место в прошлом и развертывающиеся в наши дни.

В 1997-1998 гг. Центром социального прогнозирования Франца Шереги проведено че­тыре всероссийских социологических обследования, в рамках которых Институт социально-политических исследований РАН изучал происходящие в стране ассимиляционные про­цессы и связанную с ними национальную самоидентификацию народов России. Анализ гомо­генности народов России опирается на резуль­таты, осуществленных опросов, дающих довольно полную информацию по данному вопросу.

Общий объем выборки - случайной, бесповторной, многоступенчатой,- составил 3492 респондента в возрасте 17 лет и старше. На первой ступени отбор типичных объектов происходил по экономическим районам: Москва, Санкт-Петербург, Северо-Запад (Новгородская. Калининград­ская обл.), Север (Архангельская обл., Республика Коми). Волго-Вятский район (Ни­жегородская обл.), Центральный район (Тверская, Владимирская, Московская. Туль­ская, Калужская обл.), Центрально-Черноземный район (Воронежская, Белгородская обл.), Поволжье (Республика Татарстан, Волгоградская обл.), Северный Кавказ (Ставропольский край, Ростовская обл.), Урал (Свердловская, Оренбургская обл.), Западная Сибирь (Кемеровская, Омская обл.), Восточная Сибирь (Красноярский край), Дальний Восток (Приморский и Хабаровский края).

На второй ступени выборка распределялась пропорционально четырем типам поселений: мегаполисы (Москва и Санкт-Петербург), села (деревни), районные города, областные центры. На третьей ступени применялся квотный отбор респондентов интервьюерами. Параметры квот формировались по общероссийским данным Госкомстата РФ на 1 января 1997 г., исхо­дя из четырех признаков: пол (мужчины - 49%, женщины - 51%), национальность (рус­ские - 81,5%, другие - 18,5%), возраст и социально-профессиональные группы. Опросы включали, помимо социально-демографического блока, вопросы о национальности респондента, супруга (супруги), родителей, предков (бабушек и дедушек отдельно по отцовской и материнской линиям). Доля русских в общей выборке соответствовала доле русского этноса в населении, что позволяет считать полученные выводы вполне репрезентативными. В то же время невозможность точно сформировать выборку не­русских национальностей (из-за большого числа таковых в генеральной совокупности) определила их объединение в группу "нерусские". Это –исключительно рабочее понятие.

Исследование этнического происхождения и участия в межнациональном обмене осу­ществлялось на основе выделения гомогенных, гетерогенных и этнически неопре­деленных респондентов. К гомогенным (или однородным, «чистым», рафини­рованным) по происхождению во втором поколении отнесены респонденты, чья этни­ческая принадлежность неодинакова с родительской. Гомогенные респонденты в трех поколениях - это те, национальность которых совпадает не только с этнической при­надлежностью отца и матери, но и всех предков. Гетерогенные же (неоднородные, смешанные, нерафинированные) в двух поколениях имеют одного или обоих родителей иной национальности, а в трех поколениях - не менее одного родителя или предка, этническая принадлежность которого не сходится с национальностью респондента. Этнически неопределенными в двух поколениях названы опрошенные, не сумевшие достоверно установить национальность одного или обоих родителей. Тот, кто не знал точно о национальном происхождении кого-либо из предков, оказался в группе этнически неопределенных в трех поколениях.

Таблица 1 отражена структура респондентов, дифференцированная в зависимости от соответствия их национальности той, к которой принадлежат родители. "Чистота" происхождения (когда национальность опрошенного соответствует национальной при­надлежности того и другого родителя) была зафиксирована у 85%. Лиц, родившихся в смешанных браках, набралось чуть больше 14%. А респонденты, у которых этническая принад­лежность родителей не может быть уточнена, составляют менее 1%. Это озна­чает, что национальная гомогенность, ограниченная двумя поколениями, выглядит достоверной для 8-9 человек из каждого десятка.

Таблица 1

Структура респондентов по национальному происхождению родителей (первое поколение – второе поколение) (%)

По родителям

Все респонденты

Русские

Нерусские

«Чистые» (гомогенные)

Смешенные (гетерогенные)

Неопределенные

85,0

14,2

0,8

89,5

9,7

0,8

64,8

34,7

0,5

 
Гомогенность русского населения проявляется отчетливее, чем в группе остальных этнических представителей (89,5% против 64,8%%. Нерусские респонденты в 3,5 раза чаще, чем русские, происходят из смешанных семей. Они, кстати, и лучше осведомлены об этнической принадлежности родни. Ретроспективный же разбор этнического происхождения опрошенных в трех по­колениях (табл.2) значительно меняет данные о гомогенности народов.

Таблица 2

Структура респондентов по национальному происхождению родителей и предков (первое поколение – второе поколение – третье поколение) (%)

По родителям

Все респонденты

Русские

Нерусские

«Чистые» (гомогенные)

Смешенные (гетерогенные)

Неопределенные

58,3

23,7

18,0

61,8

20,7

17,5

42,9

36,9

20,2

 В этом варианте она свойственна лишь для немногим более 58% россиян. Почти 1/4 обнару­живает в своем происхождении прямых родственников иной национальности. Нет твердых сведений об этнических корнях уже во втором - третьем "колене" у 18% от­ветивших.

У русских трехпоколенная гомогенность заметнее по сравнению с другими нацио­нальностями (около 62%). Опрошенные, не принадлежащее к русским, отличаются значительной гетерогенностью (свыше 1/3). Не уверен в достоверности своих эт­нических истоков в пределах трех поколений каждый шестой русский и каждый пятый нерусский респондент.

Сопоставляя данные таблиц 1 и 2, можно определить долю респондентов, чья гомогенность в двух поколениях трансформируется в гетерогенность третьего поколения. Так, 26%, обладающих гомогенностью с родителями, покидают группу «чистые» и переходят в группу смешанного и неопределенного этнического происхождения (17%) в случае, если рассматривается их родословная с учетом национальности пред­ков. Это свидетельствует о том, что чем глубже вдаваться в ретроспективу, тем меньше становится этнически гомогенная доля. Среди русских теряют характеристику гомогенности почти 28% (11% оказывается в группе гетерогенных и 17% - в группе неопределенных по происхождению). Нерусские респонденты теряют примерно 22% гомогенных по родителям (2% сливаются с гетерогенной группой, а 20% - с группой "неопределенные"). О них правомерно сказать как о проявивших особенную неуверенность в этническом происхождении при рассмотрении трехпоколенной родословной. Отметим, что вся респондентская совокупность резко дифференцируется по уровню осведомленности о собственном родословии (табл.3).

Таблица 3

Структура респондентов, неопределенных в своем этническом происхождении в пределах трех поколений (чел., %)

Национальная принадлежность

Всего

Не осведомлены об этническом происхождении

Доля неосведомленных респондентов

Русские

2875

501

17,5

Нерусские

617

126

20,4

В том числе:

 

 

 

украинцы и белорусы

205

53

25,9

финно-угры*

23

3

13,0

тюрки**

199

35

17,6

народы Европы***

40

10

25,0

христианский Кавказ****

67

12

17,9

мусульманский Кавказ*****

28

3

10,7

Евреи

43

8

18,6

Прочие

12

2

16,7

Все респонденты

3492

627

17,9

*карелы, мордва, финны, удмурты, коми, коми - пермяки. эстонцы.

**татары, башкиры, чуваши, калмыки, титульные народы Средней Азии и Казахстана;

***болгары, греки, немцы, поляки, литовцы, латыши, молдаване.

**** грузины, армяне, осетины и др.

*****азербайджанцы, народы Дагестана.

 
Три группы не являющихся русскими (представители украинцев - белорусов, народов Европы, евреев), обладают самыми высокими показателями уровня незнания прошлых родственносвязующих звеньев. Вместе с представителями христианского Кавказa и тюрков они менее, нежели кто-либо, в том числе и русские, осведомлены об этом. В данном смысле положение представителей кавказско-мусульманских и финно-угорских народов иное. В таблице 4 представлены данные о том, по какой линии отсутствуют у респондентов сведения, касающиеся этнического прошлого.

В целом, для русских и нерусских этническая неопределенность в трех поколениях преимущественно объясняется отсутствием информации по обеим линиям родства, затем - по линии отца и, наконец, - по линии матери. Впрочем, коль респондент не знает историю своего рода, то, как правило, в ее любом ответвлении.

Таблица 4

Структура респондентов, неосведомленных об этническом происхождении в пределах трех поколений по отдельным линиям родства (%)

Этнонациональная

принадлежность

По линии отца

По линии матери

По обеим линиям

Русские

6,8

3,0

8,1

Нерусские

7,3

4,5

8,3

В том числе:

 

 

 

украинцы и белорусы

10,2

3,9

11,7

финно-угры

4,3

0,0

8,7

Тюрки

5,5

4,5

7,5

народы Европы

12,5

7,5

5,0

христианский Кавказ

4,5

9,0

4,5

мусульманский Кавказ

3,6

3,6

3,6

Евреи

7,0

2,3

9,3

Прочие

8,3

8,3

0,0

Все респонденты

6,5

3,3

8,2

 Нерусские респонденты во всем присущем им разнообразии выражают некоторую специфику такой информированности. Если четыре группы (украинцы с белорусами, финно-угры, тюрки, евреи) отмечены как будто бы общей характеристикой этнической осведомленности, то европейские потомки слабее знакомы с отцовской линией, представители христианского Кавказа - с материнской. А представляющие мусульманский Кавказ, как и группа "прочие", имеют одинаковую осведомленность о родственниках обеих линий (табл.5).

Данные таблицы 5 свидетельствуют, что пол респондента слабо коррелирует с этнической неосведомленностью. Разница тут в показателях у мужчин и женщин малоразличима. Неосведомленность же в зависимости от возраста несет противоположные значения у русских и нерусских. Так, для первых она с возрастом увеличивается, а для вторых снижается. Молодежь русской национальности гораздо информированнее по части своего происхождения, чем среднее и старшее поколения.

 Таблица 5

Уровень неосведомленности об этническом происхождении в трех поколениях по полу, возрасту, образованию и типу поселений (%)

Социально-демографические группы

Все респонденты

Русские

Нерусские

Пол:

 

 

 

Мужчины

18,3

17,8

19,7

Женщины

17,8

17,2

20,7

Возраст:

 

 

 

до 30 лет

17,3

16,1

23,0

31-50 лет

17,1

16,4

19,4

старше 50 лет

19,7

19,8

18,7

Образование:

 

 

 

среднее, общее, специальное

19,5

18,8

22,6

высшее, незаконченное высшее

14,4

14,0

15,2

Типы поселений:

 

 

 

мегаполисы (Москва, Санкт-Петербург)

15,4

14,6

18,8

областные центры

17,4

17,0

18,9

районные центры

16,9

15,0

26,2

Сельская местность

21,1

20,9

21,0

Всего

18,0

17,5

20,1

 
Из молодых в нерус­ской группе каждому четвертому не совсем ясна национальная принадлежность пря­мых родственников. Межгрупповые различия в самом соотношении этнической осведомленности и социальных характеристик свойственны, прежде всего, возрасту. Не случайно влияние образования на нее подтверждено прямой связью между повышающимся образовательным уровнем и степенью инфор­мированности о родословной.

Определение уровня незнания этногенетического статуса в трех поколениях позво­лило выделить проживающих в сельской местности как самых неинформированных в данном вопросе. Среди нерусских высокая этническая неосведомленность, преодолевшая даже 26-процентный рубеж, наблюдается и в районных центрах. Можно высказать предположение, что цивилизованность жизненных условий способствует возрастанию информированности населения о генеалогическом древе.

Чтобы раскрыть этническую гомогенность у лиц, информированных о своем происхождении, надо из общего числа опрошенных исключить когорту не осведомленных (табл. 6).

Таблица 6

Структура респондентов, осведомленных об этническом происхождении в трех поколениях (%)

Социально-демографические группы

Русские

Нерусские

«Чистые» в трех поколениях

Смешанные в трех поколениях

В т.ч. все предки нерусские

«Чистые» в трех поколениях

Смешан-ные в трех поколениях

В т.ч. все предки

иной нацио-нальности

Пол:

 

 

 

 

 

 

мужчины

75,1

24,9

2,8

56,1

43,9

3,0

женщины

74,6

25,4

2,2

50,9

49,1

2,9

Возраст:

 

 

 

 

 

 

до 30 лет

68,8

31,2

3,6

46,2

53,8

2,8

31-50 лет

74,8

25,2

2,0

54,1

45,9

3,0

старше 50 лет

79,4

20,6

2,4

58,6

41,4

2,9

Типы поселений:

 

 

 

 

 

 

мегаполисы

72,3

27,7

1,8

61,5

38,5

0,9

областные центры

74,0

26,0

2,8

54,7

45,3

3,0

районные центры

76,0

24,0

2,4

47,7

52,3

5,5

сельская местность

77,5

22,5

2,2

51,3

48,7

2,6

Всего

74,8

25,2

2,5

53,8

46,2

2,9

 
Естественно, исключение группы этнически неопределенных увеличивает гомогенную значимость у респондентов. Так, этнически гомогенными в трех поколениях оказались 3/4 русских и более половины нерусских, а гетерогенными соответственно -25 и 46%. Распределение степени гомогенности по ряду позиций показало, что в отличие от пола респондента она явно обусловлена его возрастом. Молодое поколение обладает наименьшей гомогенностью, старшее - самой большой. Разница показателей превышает 10 процентных пунктов. Это служит доказательством того, что как русские, так и нерусские от поколения к поколению утрачивают ее.

Этническая гомогенность русских соотносится с типом поселения. Наибольшей этнической рафинированностыо отличаются русские респонденты, проживающие в селах, противоположной же - жители мегаполисов. Среди нерусских дифференциация уровней гомогенности по типам поселений иная: высокий в мегаполисах, низкий - в районных центрах и на селе.

Таблица 6 содержит сведения, характеризующие нарушение нормальной логики национальной самоидентификации. Обычно она осуществляется по национальности одного из родителей. Поэтому появление в группах (образуемых все равно - русскими или нерусскими респондентами) лиц, предки которых имеют совершенно иную национальность - труднообъяснимый, хотя и существенный факт, доказывающий, что национальная самоидентификация - действие неоднозначное, делающее относительно сомнительным точность расчетов гомогенного уровня в достаточно отдаленных поколениях.

Более того, в совокупностях русских и нерусских есть респонденты, чья национальность не совпадает с национальностью обоих родителей (табл. 7).

Таблица 7

Доля респондентов, национальность которых не совпадает с национальностью обоих родителей (%)

Социально-демографические группы

Русские, у которых оба родителя нерусские

Нерусские, у которых оба родителя иной национальности

Пол:

 

 

Мужчины

0,4

2,3

Женщины

0,3

3,3

Возраст:

 

 

до 30 лет

0,2

3,0

31-50 лет

0,3

1,0

старше 50 лет

0,6

3,6

Типы поселений:

 

 

Мегаполисы

0,3

6,3

областные центры

0,1

1,7

районные центры

0,3

0,0

сельская местность

1,0

3,5

Всего

0,4

2,3

 
Как видим, всего активнее становятся русскими, не имея ни одного русского родителя, жители сельской местности. У нерусских респондентов чаще других избирают национальность, независимую от родительской этнической принадлежности, лица, про­живающие в мегаполисах.  Вышеуказанные особенности этнической самоидентификации предопределили выделение гетерогенных совокупностей (табл. 8)

Таблица 8

Доля респондентов, родившихся в смешанных браках, по этническим группам (%)

Родители респондентов

Русские респонденты

Нерусские респонденты

Один из родителей русский, а другой - иной национальности

9,4*

-

Один из родителей нерусский, а другой - иной национальности

-

32,9*

Из них:

 

 

Украинцы и белорусы

68,7

42,6

финно-угры

4,5

2,9

Тюрки

11,6

20,8

народы Европы

9,0

9,4

народы христианского Кавказа

2,2

13,5

народы мусульманского Кавказа

0,2

3,4

Евреи

3,4

7,4

Прочие

0,4

-

Все респонденты

100,0

100,0

*Некоторое отличие этих показателей от соответствующих в таблице 1 связано с учетом тех респондентов, чья национальность не совпадала с этнической принадлежностью родителей.

 
В этнически смешанных семьях родился почти каждый десятый русский и каждый третий нерусский респондент. Гетерогенность русских основана на родительских этно-брачных связях, которые особенно выразительны по отношению к славянским народам (украинцам и белорусам) – 1/3. Примерно каждому десятому русскому одним из родителей приходится представитель тюрков или народов Европы. Роль остальных этнических групп, хотя они и воздействуют на гетерогенность русской нации, не столь существенна. В отношении нерусских следует заметить, что в 90% смешан­ных браков их отцов и матерей имеют русские корни.

Рассмотрение участия русского этноса в родословии нерусских выявило, что у молодежи доля русских родителей самая высокая и составляет 41%, а у представляющих старший возраст - самая низкая, равна 22%. Иными словами, участие людей русской национальности в формировании нерусской части населения страны постепенно ширится.

Анализируя этническую самоидентификацию респондентов, родившихся в смешанной семье, где один родитель русский, видно, что в большинстве случаев (96.1%) ими была принята русская национальность. Такое происходило, когда в этих брачных отношениях родители выступали в следующих национальных сочетаниях: русские и финно-угры; русские и украинцы или белорусы; русские и европейцы. В одинаковых пропорциях выбирались национальности русского и еврея, родившимися в русско-еврейских семьях. То же самое можно отнести к семьям, состоящим из русских и представителей тюрков. Прочие сочетания этно-брачных отношений родителей, как правило, способствовали тому, чтобы наследовать нерусскую национальность.

На выбор русской национальности решающее влияние оказывает принадлежность к ней отца - в 87 случаях из 100. Если же отец украинец, белорус или финно-угорской этнический группы, а мать русская, то респондент, по преимуществу, принимает национальность матери. Но даже ее русские корни, при наличии тюркских, европейских или кавказских корней у отца, не мешают респонденту отдать предпочтение отцовскому генезису. Оттого, видимо, русским женщинам не трудно инкорпорироваться посредством своих детей в другую этническую группу, как и русским мужчинам, напротив, вводить потомство, возникающее от смешанных браков, в русский этнос.

Помимо уровня гомогенности и этнических связей, а также характера самоидентификации респондентов, анализу подверглись и их этно-брачные отношения. Здесь главная особенность - высокий уровень межэтнических браков у нерусских. Он в 6,5 раза превышает показатель русской группы.

Респонденты, чье этническое происхождение является гетерогенным, значительно легче заключают иноэтническис браки. Гетерогенные русские в двух и трех поколениях образуют смешанный этно-брачный союз в 2 раза, а нерусские в 1,5 раза чаще, нежели гомогенные. Сохранение трехпоколенной гомогенности усиливает приверженность к моноэтническим бракам. Ее носители (как русские, так и нерусские) вступают в иноэтнические браки реже отмеченных гомогенностью в двух поколениях (7,5 против 9, 1% у русских и 50.7 против 56,6% у нерусских).

Итак, изучение основных проявлений ассимиляционных процессов в этнической гомогенности российских народов позволяет сформулировать в самом общем виде следующие выводы. В России происходит неуклонное сокращение гомогенности как русского, так и нерусского населения. За период одновременной жизни трех поколений этнически гомогенными могут себя считать 60% русских и 40% нерусских (этнически неопределенными - соответственно 17 и 20%). Почти 1/10 гетерогенных лиц русской национальности участвует в межэтническом обмене при смене одного поколения. Вероятно, понадобится менее столетия, чтобы доля "чистых" русских опустилась до 50% численности русского этноса. Экстраполяцию можно осуществить не только на перспективу, но и на ретроспективу. В этом случае пришлось бы согласиться, что мы все уже давно изрядно перемешаны. Этот вывод предназначен исключительно для ревнителей "чистоты" русской крови, поскольку, как это ни покажется парадоксальным, таковыми обычно выступают те, у кого ее меньше всего.

 

Литература



1.Концепция государственной программы национального возрождения народов Российской Федерации. М., Известия, 1992. С. 14.

2. Рыбаковский Л.Л. Россия и новое зару6ежье: миграционный обмен и его влияние на демогра­фическую динамику. М.: ИСПИ РАН. 1996. С. 37-38.

3.Кожевникова Н..И., Рыбаковский Л.Л., Сигарева Е.П. Русские: этническая гомогенность. М.: ИСПИ РАН, 1998


[1]  СОЦИС. №4, 2001г., в соавторстве с Е.П.Сигаревой и Н.Н. Харлановой




предыдущая
содержание
следущая страница